11 июня 2010 12:06

Без котлов и турбин

Иркутской городской электростанции исполняется 100 лет

Автор текста: Екатерина Еременко

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Ровно век назад, 11 июня 1910 года, в Иркутске завершилось строительство городской электростанции. Известно, что на следующий день в машинном отделении крупнейшего по тем временам энергоообъекта был отслужен молебен, затем пущено в ход оборудование, и станция осветилась электрическим светом.

Первоначально ее энергии хватало лишь на то, чтобы обеспечивать работу фонарей, установленных в центральной части города, всего их тогда было чуть более ста. Постепенно мощности станции наращивались, росла абонентская база. Первыми получателями электричества, именно так в начале прошлого века называли энергопотребителей, были зажиточные горожане. В начале 1911 года станция поставляла энергию 555 абонентам, а население Иркутска в то время насчитывало 125 тыс. человек.

На Цесовской набережной

Городская электростанция может быть построена только на частные средства. Именно об этом гласил ответ Иркутского головы начала прошлого века Ивана Исцеленова на письмо одного из жителей города, предлагающего построить станцию для освещения города, используя силу Ангары. Как утверждают авторы книги «Годы и люди», выпущенной к 85-летию городской электростанции, подобных обращений в то время поступало немало. В декабре 1907 года городская дума создала специальную комиссию для выдачи подряда на оборудование центральной городской электрической станции. Победу на торгах одержало Русское общество «Шуккерт и К», предложившее самую низкую цену.

Компании предстояло построить станцию с однофазным переменным током напряжением 2000 вольт в первичной сети и 120 – во вторичной, при двухпроводной системе распределения энергии. Кроме того, она должна была установить дуговые фонари для уличного освещения. Все работы Русское общество «Шуккерт и К» обязалось выполнить за 15 месяцев. При этом городская управа должна была построить одноэтажное здание с резервуаром для воды, дымовую трубу и борова, трубопровод, фундаменты под паровые котлы, машины и генераторы. Первые полгода после пуска эксплуатировать станцию предстояло подрядчику, далее она переходила в полную собственность и распоряжение Иркутского городского общественного управления.

Кстати, на реализацию этого проекта городские власти затратили 575 тыс. рублей. Основная же стоимость строительства пришлась на частные вложения.

Нельзя сказать, что проект внедрялся без проблем. Так, первоначально предполагалось, что освещать улицы будут 170 фонарей, но из-за нехватки средств их количество пришлось сократить до 104.

Дальнейшее развитие станции было напрямую связано с размером получаемой прибыли. Ожидалось, что энергообъект будет ежегодно приносить 150–200 тыс. рублей. Но за первые три года работы – с 1911 по 1913 годы – прибыль составила 261,5 тыс. рублей.

Первыми получателями энергии были зажиточные горожане. Только им по карману было оплачивать дорогую энергию, по 35 копеек за каждый киловатт-час. И первое время тариф был для всех одинаков – как для крупных потребителей, так и для мелких. И это вызывало определенное недовольство. Известно, что позже стоимость энергии стала дифференцированной. Так, для магазинов тариф составлял 45 копеек, жителей города – 30 копеек, для нужд освещения улиц, площадей, дворов – 15 копеек, образовательным учреждениям плата была установлена на уровне 25 копеек.

Создание централизованной системы теплоснабжения на базе городской станции началось в 1954 году. Участником тех событий был Юрий Тыщенко, сначала в качестве проектировщика, а затем – заместитель начальника и начальник теплового цеха. Так получилось, что он проектировал 5-й коллектор, а затем принимал непосредственное участие и в его строительстве в качестве куратора. Магистраль шла по улице Карла Либкнехта с «лучом» на аэропорт.

– Труба была диаметром 900 мм уже с учетом того, что коллектор будет питаться от Ново-Иркутской ТЭЦ, возведение которой в то время еще было на стадии выбора участка, – вспоминает Юрий Тыщенко.

Самый первый коллектор, который шел по улице Гершевича до переулка Связи и далее до школы № 11, которая являлась конечным потребителем, прокладывался еще в 1954 году. По пути к централизованной системе теплоснабжения подключались гостиница Сибирь, здание Горисполкома, института иностранных языков, пединститута и другие. Сеть была диаметром 200 мм. А учитывая, что практически в каждом здании того времени имелась небольшая котельная, уже протянув первый коллектор порядка 15 из них были закрыты.

– Всего за первые десять лет было закрыто около 300 мелких домовых котельных. Результат был очевиден – воздух стал свежим, – говорит Юрий Тыщенко.

Первые десятилетия энергообъект существовал как Центральная электростанция (ЦЭС), дав свое название и тому участку набережной, где располагается – Цесовская. Позже, войдя в структуру «Иркутскэнерго», она стала ТЭЦ-2. С 1986 года, когда электроэнергия уже не вырабатывалась, станция была переименована в Иркутские тепловые сети. В последние годы она числится под титулом Кировская котельная.

Заглянуть внутрь котла

Из-за неэффективности в 1986 году отключили последнюю турбину мощностью 6000 киловатт, когда-то привезенную из фашистской Германии как трофейное оборудование, а затем и демонтировали. Сегодня бывшая ЦЭС выполняет роль мощного теплового пункта, задача которого состоит в перераспределении по коллекторам воды, которая поступает с Ново-Иркутской ТЭЦ, и носит название Кировская котельная, хотя с тех пор как в ноябре 2009 года здесь отключили последний паровой котел, как таковым теплоисточником она не является. До последнего времени пар поставлялся на дрожжевой завод и хлебозавод. Теперь производит этот ресурс модульная паровая котельная, смонтированная у входа в здание.

– Паровые котлы, которые мы закрыли в прошлом году, были изготовлены еще в 1938-м, и все это время они работали без единого сбоя, – отмечает Сергей Валукин, работавший на Кировской котельной с 2005 года сначала старшим машинистом по котельному оборудованию, а затем мастером. – У котла, который был остановлен последним, клепаный барабан, и сталь в нем настолько толстая, что он до сих пор в отличном состоянии. Опять же само качество стали очень высокое.

Каждый котел оборудован лестницами и площадками. В задачу машинистов входило и постоянное наблюдение за агрегатом. Для этого со всех сторон в него вмонтированы специальные приспособления. Маленькая дверца со стеклянным окошком в стене котла на уровне человеческих глаз – это так называемая гляделка. С ее помощью машинист мог увидеть, как происходит процесс горения внутри котла, сделать соответствующие выводы и принять меры.

– Дверка открывается, и виден факел, – поясняет Сергей Валукин. – Машинист смотрит, какого цвета пламя. По норме оно должно быть желто-соломенное. Определяет угол раскрытия. Смотрит, нормально ли работают распылители на форсунках. Если вдруг видит задымление, свидетельствующее о неполном сжигании мазута, значит, добавляет воздуха. Такие «гляделки» располагаются по всему котлу.

Кроме того, у каждого агрегата имеется и свой люк, через который машинист забирался внутрь и осматривал неработающий котел.

Остановлены и паровые бойлеры. В их задачу входило, пропуская сетевую воду, нагревать ее паром. Те бойлеры, что можно сейчас наблюдать в здании котельной, монтировались в 80-х годах, до этого оборудование было менее производительным, меньшим по размерам, соответственно, в количественном отношении их было больше. Сейчас в котельной стоит три бойлера, не исключено, что они еще поработают на энергетику в другом месте, так как тоже являются годными к эксплуатации.

Только экспонатами теперь выступают и водогрейные котлы. Когда-то они вырабатывали по 50 Гкал в час.

Теперь на территории котельной работает диспетчерское управление, располагается распределительный щит, электроэнергия на который поступает с Кировской подстанции, и далее по подземным кабелям питает центр города. Часть энергии идет в Свердловский район. Здесь же и мощный насосный цех, состоящий из пяти сетевых насосов мощностью 1250 кубометров в час и 12 перекачивающих. Эти насосы повышают давление воды в трубах, идущих от Ново-Иркутской ТЭЦ под старым ангарским мостом, разводят ее по пяти коллекторам, подкачивают и так называемую обратку, возвращающуюся на ТЭЦ. В насосном отделении в смену работает один человек.

– Насосы изначально предназначались для атомной промышленности, это очень надежное оборудование, – говорит Сергей Валукин. – В нашей котельной они установлены в 80-х годах, и с тех пор ни по одному из них не было отказов.

В летний период насосное отделение работает на 20% от своей мощности, с началом отопительного сезона выйдет на 100-процентный показатель. В зимнее время оборудование перекачивает 10 тонн воды в час.

Эстакада и бункеры

Расположенная в самом центре города, на берегу Ангары, станция не смогла влиться в экологические стандарты XXI века. Выбор именно этой территории для ее строительства связан с технологической особенностью – турбинам нужно было мощное охлаждение, которое могла обеспечить именно ледяная вода Ангары. Кроме того, это место было удобным с точки зрения поставок топлива. Первоначально станция работала на угле. При этом на привычной для нас территории размещения мемориала «Вечный огонь» когда-то располагался угольный склад и золоотвал. Больше всего от такого соседства страдали работники Обкома партии. Может, именно поэтому решение о переводе станции на мазут, в конце 60-х годов, принималось на уровне региональных властей. А уже в 70-х проект переоснащения станции был осуществлен. О тех временах, когда теплоисточник работал на твердом топливе, теперь напоминают лишь эстакада и бункеры углеподачи. Оба объекта с тех пор не используются. Но и эта реконструкция не спасла станцию от неминуемого закрытия.

– Даже установка современных турбин и котлов не смогла бы решить пласт экологических проблем, – поястянет технический директор Ново-Иркутской ТЭЦ Игорь Гранкин. – Реконструировать ее с тем, чтобы соблюсти требования экологического законодательства, не представлялось возможным. По нормам, ближайшие дома должны располагаться от такого объекта в удалении на 500 метров. Плюс ко всему еще и Ангара является рекой первой категории. Так что репутация этого объекта в дальнейшем была бы под большой угрозой. По закону под понятие особо опасный промышленный объект попадают и мазутные электростанции. Поэтому мазутное хозяйство сейчас мы ликвидируем, необходимо территорию привести в порядок.

Часть помещений на территории котельной уже снесена. В частности, ликвидированы административно-бытовой корпус, гаражи, столярные цеха, складские помещения, ремонтно-механические мастерские, здание «Энергосбыта». На расчищенной территории планировалось построить бизнес-центр, а в оставшемся цехе котельной обустроить музей истории иркутской энергетики и галерею современного искусства. В планах также было дать вторую жизнь дымовой трубе станции. Ее планировали использовать как смотровую площадку, вмонтировав в тело трубы лифт. 

– Рассматривался и вопрос о строительстве отдельного здания, с выносом туда электрораспределительного центра и теплового узла. Но выяснилось, что снести старое здание невозможно, потому что оно является памятником федерального значения. В 1910-х годах на станции работали политические ссыльные, в частности революционер Павел Постышев.

Вместе с тем в планах администрации Иркутска значится обустроить набережную Ангары по всему правому берегу. Здание же Кировской котельной отсекает часть территории, делая ее недоступной. На вопрос, как будет решаться эта ситуация, главный архитектор Иркутска Андрей Красильников отметил, что объекты котельной будут перенесены, а само здание пойдет под снос. Видимо, в мэрии города еще не знают о Постышеве.

Справка

Первые «домовые» электрические станции появились в 70-х годах XIX века в Париже. Уже в 1879 году подобная установка использовалась в Петербурге для освещения Литейного моста. В конце XIX века электричество пришло и в Восточную Сибирь. Известно, что в 1896 году начала работать ГЭС на Ленских приисках в Бодайбинском районе. Это была первая высоковольтная станция в России. А к 1914 году в этом районе уже был создан каскад из шести гидростанций мощностью 2800 кВт.

Другие материалы