11 июня 2010 12:06

Евгений Саловаров: «Иркут» не должен пропасть на взлете

Автор текста: Иван Мамонтов

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Завершив очередной сезон, который стал самым успешным в истории, баскетболисты «Иркута» разъехались в отпуск. Лето – единственное время, когда представители этого вида спорта могут отдохнуть. Подвести итоги и поделиться планами на будущее мы попросили главного тренера команды Евгения Саловарова.

Но если с первой задачей справиться было легко, то рассказывать о перспективах «Иркута» оказалось непросто. Но он постарался сделать это откровенно и без приукрашиваний.

Тяжелая ноша тренера

– После заключительной игры сезона наш ведущий игрок Павел Закамов заявил, что «Иркуту» с этим составом по силам было побороться в чемпионате за тройку лучших. Как вы прокомментируете его слова, ведь Павел был с командой не с начала сезона, которое выдалось для иркутян очень неудачным?

– Если бы мы начали готовиться в августе с тем составом, с которым заканчивали, то, может, и согласился бы с Павлом. А так как у нас Женя Коршунов пришел в сентябре, Закамов – в начале декабря, а Калашников со Строиловым – вообще после Нового года, то время было упущено. На третье место вряд ли бы получилось претендовать, но на пятерку рассчитывать вполне по силам, хотя тут влияют и другие условия – финансовые и прочие.

– Чем же все-таки объяснить, что долгое время в чемпионате «Иркут» шел то двенадцатым, а то и вовсе на последнем месте?

– Конечно, сыграл свою роль календарь игр, когда нам львиную долю матчей в начале чемпионата пришлось выступать на выезде. Но в то же время это было нам на руку. По крайней мере, в этих тяжелых играх мы поняли, кто и на что в нашей команде способен. Пришлось расстаться с некоторыми баскетболистами и ввести в состав новых игроков.

– Непросто увольнять игроков?

– Это очень больно – оставлять человека посреди сезона без работы. Тяжелее ноши для тренера не придумаешь. Все приходилось делать мне, и не по телефону, хотя так поступить было бы намного проще, а глаза в глаза. Хотя в этом сезоне мы отчислили только двух баскетболистов – Диму Шишлова и Пашу Корсакова. А Руслан Прокопьев сам приехал ко мне домой и сказал по-мужски: «Евгений Павлович, наверное, мне хватит играть». Как вы знаете, он уже долгое время был травмирован и не выступал за команду.

– На их место пришли другие игроки, и я не думаю, что у «Иркута» была куча денег, чтобы набирать пополнение из множества классных баскетболистов. Как же удалось найти новичков, которые в итоге органично влились в команду?

– Выбор, кстати, был довольно большой из-за того, что многие команды прекратили свое существование в суперлиге А. Но нам нужен был лидер в команде, и тут позвонил Костя Корешков, который три года назад играл в «Иркуте». Он посоветовал нам своего друга Пашу Закамова. В игре мы Павла практически не видели, но поверили рекомендации и не прогадали. В результате Закамов по итогам сезона стал одним из лучших игроков всего чемпионата. Строилова тоже посоветовал знакомый агент. Сергей к тому моменту уже три месяца не получал зарплату в украинском клубе, и его команда фактически распалась. Попросили устроить, сказав, что это хороший игрок. А теперь посмотрите его статистику за сезон и поймете, что парень оправдал выданные ему авансы.

– Тренеры почти всех команд-соперников отмечают, что обороняться против «Иркута» просто невозможно, практически любой игрок нашей пятерки забивает из-за трехочковой линии. Вы специально таких баскетболистов подбираете или это результат упорных тренировок?

– Так это проще, чем под кольцом работать, где могут и в нос заехать в пылу борьбы. Мы Калашникова брали, чтобы он больше играл в трехсекундной зоне, но и Алексей любит иногда лучше бросить издалека, чем идти бороться. Честно, даже не знаю, чем объяснить. По моему мнению, любой баскетболист должен уметь забивать из-за дуги, но если нас так хвалят за трехочковые броски, пусть считают это тренерской задумкой.

– Но иногда за чрезмерное рвение отличиться игрокам от вас достается…

– В этом сезоне, возможно, вы обратили внимание, я стал намного спокойнее на площадке. Я помню слова Лобановского: «Если ты кричишь со скамейки запасных и задаешь игроку вопросы – куда? зачем? почему? – значит, это твоя тренерская недоработка». Во время матча надо давать указания, а не вопрошать. Я спокойно отношусь к тем тренерам, которые любят кричать, размахивать руками. Эмоциональность – и мой минус, но я с каждым сезоном стараюсь ее из себя выдавливать.

Признак хорошего вкуса – ходить на баскетбол

– На сложные матчи как-то по-особому приходится настраивать ребят?

– Я не понимаю, что такое настраивать. Все – профессионалы, получают зарплату, а я должен определить состав, тактику. Ну что, заставлять всех петь гимн в раздевалке, как делал Тарасов? Настраивать на сильного соперника в «Иркуте» никого не надо, обыграть тот же Нижний Новгород на глазах у своих зрителей – дело чести баскетболистов.

– А почему тогда не получалось в начале сезона при иркутских зрителях выигрывать спаренные матчи, мы обычно чередовали победы с поражением?

– Можно было сослаться, что в тот момент играл другой коллектив игроков, но здесь оправданий быть не может. Домашние поражения вообще пережить не просто. Обычно я не рассказываю, что происходит в раздевалке, но сейчас поделюсь. Когда мы проиграли на «Труде» в кубковой встрече Новосибирску, Юрий Анисимов, мой коллега, не сдержался перед ребятами и сказал: «А как мы сейчас с вами на улицу выйдем, как мы в глаза болельщикам смотреть будем?»

– Не думаю, чтобы болельщики вывалили на вас груду проклятий. Для вас так много значит иркутский зритель? И почему, как вы думаете, в Иркутске народ ходит на матчи, как ни в одном другом городе?

– Иркутск – это баскетбольный город, а баскетбол – интересная игра. Можно даже так сказать, что Иркутск – город европейского уровня, где признак хорошего вкуса – ходить на баскетбол. Возможно, кто-то посещает наши игры даже ни с целью смотреть на нас, а пообщаться с друзьями, знакомыми, женщины надевают нарядные платья, приводят детей. А с появлением символа нашей команды – Кота маленьких болельщиков на трибунах стало еще больше, такого прикольного персонажа больше нет нигде.

– Что можно сделать, чтобы болельщиков у «Иркута» было еще больше?

– При наличии денег – отремонтировали бы Дворец спорта. В свое время это было лучшее спортсооружение в стране, если не брать столицы. Но годы проходят, все меняется. Другие команды уже давно играют на паркетах, а мы все на старой площадке. А сиденья? Такие, наверное, есть в каком-нибудь доме культуры Ербогачена. Все остальное у нас имеется, можно, конечно, шоу улучшать, но главное, у нас есть зрители, понимающие баскетбол, в отличие от большинства других клубов страны.

– А в итоге будет сложно сохранить даже то, что есть сейчас, ведь известно, что у «Иркута» не лучшее финансовое положение. Как вы и игроки переживаете эту ситуацию?

– Существование «Иркута» сейчас под вопросом. Игроки в отпуске, и уехали в неведении, вернутся ли обратно. Но все ребята как один прощались и говорили – надо во чтобы то ни стало сохранить этот коллектив. Тем более помимо главной команды в этом сезоне пошло развитие детского и молодежного баскетбола. Достижение уже то, что молодежная сборная Иркутской области впервые поехала на Спартакиаду России. Как выступили, это отдельный разговор, но мы уже заявили о себе. У детских команд были кубки, медали. И нам не с чем эти успехи сравнивать, потому что раньше вообще практически ничего не было. Этот год должен был стать переломным и для «Иркута», и для областной федерации баскетбола. Мы шли на взлете, но этот полет заканчивается катастрофой. Развалить клуб дело не хитрое, мы уже проходили такое, когда прекратил существование «Шахтер», выступавший в элитном дивизионе.

– Но надежда у вас все-таки сохраняется?

– Наличие любой команды, будь то хоккейной, футбольной или баскетбольной – это вопрос престижности города, региона, но пока поддержки нет. В баскетболе самый длинный сезон – мы проводим 50 матчей, начинаем играть в сентябре и заканчиваем только к июню. Ни в хоккее, ни в футболе подобного нет. А по затратности баскетбол гораздо экономичнее других игровых видов спорта. Наш ведущий игрок Павел Закамов получает меньше, чем любой не самый опытный иркутский хоккеист, просиживающий на скамейке запасных. Пускай другие обижаются, но я уверен, что именно у нас самая профессиональная команда.