Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

20 апреля 2011

Виталий Барышников: Используя опыт предков, мы можем строить шикарные деревянные дома

Автор текста: Елена Орлова

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

«Сохраним нашу историческую родину» – этот девиз Международного дня памятников и исторических мест, который с 1982 года по инициативе ЮНЕСКО ежегодно отмечается 18 апреля, для Иркутска сегодня имеет особую значимость в связи с грядущим 350-летием. Об этом в интервью газете «Областная» рассказал руководитель Службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области Виталий Барышников.

– Международный день памятников и памятных мест, с одной стороны, праздник, а с другой – повод подвести промежуточный итог. Есть несколько пластов проблемы защиты и сохранения памятников. Прежде всего мировоззренческий пласт. Многие прямо говорят: сколько можно твердить миру о том, что эти памятники-развалины нужны? Оставить образцово показательный квартал, как в музее «Тальцы», а все остальное застроить.

– Неужели есть люди, которые действительно не понимают, зачем нужны памятники?

– К сожалению, такая позиция имеет место быть, и, честно говоря, с ней очень сложно дискутировать. Тем не менее мы это делаем. Памятники истории и культуры – это прежде всего информация, которая нужна нам для прогнозирования процессов в будущем. Уже сегодня наука, используя археологический материал, не просто восстанавливает все, что происходило в прошлые периоды, но и делает прогнозы. Мы все, к сожалению, разучились смотреть на звезды и мерить себя световыми годами, в сиюминутном беге забывая о том, что та информация, которую мы пытаемся стереть, потребуется нашим детям.

– Памятники архитектуры – тоже хранители этой информации?

– Конечно. Более того, я убежден, что главный вклад русской архитектуры в мировую – это деревянное зодчество. Причем совершенно забытые приемы строительства как бытовых зданий, так культовых и общественных сооружений сегодня могли бы быть повторены. Мы по-прежнему крупнейший в России лесной регион, и спокойно можем, используя опыт наших предков, строить шикарные деревянные дома. Речь даже не идет о строительстве копий старых домов, сегодня у нас почти пропало индивидуальное деревянное домостроение.

– Может быть, потому, что оно экономически невыгодно?

– Действительно, сети дешевле тянуть к одному десятиэтажному дому, чем к десяти одноэтажным. Но ведь люди живут не только в городах, но и в селах, где земли больше, и лес доступнее, чем кирпич. Поэтому открытые нашими предками архитектурные и строительные приемы, которые хранят дома-памятники, – это же наглядная информация – бери и пользуйся. Изучая их, удивляешься, как люди, не имея центрального отопления и электричества, умели делать так, чтобы в доме было тепло зимой и прохладно летом. Это ведь те же самые энергосберегающие технологии!

– Кроме того, деревянное зодчество – это главное, что привлекает туристов в Иркутск…

– Я недавно вернулся из Красноярска и могу сказать, что там исторического центра не видно. Хотя раньше в городе тоже были деревянные дома, поэтому сейчас красноярцы очень интересуются опытом создания 130-го квартала и хотят повторить его по поручению председателя края. Они уже нашли квартал, где есть восемь деревянных памятников, окруженных панельными домами. Кстати, больше там нет интересной деревянной застройки.

Огромную роль в деле сохранения памятников играет информация – людям нужно объяснять, воспитывать в них уважение к памятникам. Поэтому, выступая на лекциях в вузах и школах, я всегда рассказываю об исследовании иркутского ученого Константина Лидина. Несколько лет назад он мониторил интернет-дневники иностранных туристов, посетивших Иркутск, и выяснил, что деревянная застройка в них – на первом месте, она составляет 45% всех фотографий. На втором, третьем и четвертом месте: культовые здания, каменная застройка и дома советского периода. Современные дома туристов не волнуют вообще – в них нет уникальности. Поэтому незачем строить в Иркутске маленький Манхеттен. Город уникален своей деревянной застройкой.

– Как вы думаете, проект Иркутской слободы может стать разумной моделью сохранения деревянного зодчества города?

– То, что делается в рамках Иркутской слободы, – это не просто первый в России комплексный опыт сохранения деревянной исторической застройки. Важно, что он реализуется на внебюджетные средства. Это условие является гарантом того, что квартал не превратится в музей, а собственник будет заинтересован в бережном отношении и сохранении своего имущества. Такой опыт для России уникален. Памятники всегда реставрировали за бюджетные средства для государственных учреждений. Кроме того, впервые за 20 лет с первого юбилея в Иркутске создается новое общественное пространство, ведь в последнее время в силу рыночных отношений город в основном застраивался торгово-офисными помещениями. Но главная наша задача не просто построить квартал, но отработать на нем механизм, модель реставраций всей исторической деревянной застройки Иркутска. Я считаю, что 130-й квартал поможет изменить само отношение общества к деревянному зодчеству.

– Что сейчас происходит в квартале?

– Подводятся коммуникации, ведь кроме электричества там не было ничего. А дома-памятники нужно приспособить к современным условиям.

– Какие еще актуальные проблемы сегодня существуют в сфере охраны памятников?

– Во-первых, сейчас в Государственной думе рассматривается новая редакция закона об объектах культурного наследия, и специалисты нашей Службы активно участвуют в обсуждении – начальник отдела археологии Михаил Скляревский даже входит в состав рабочей группы комитета по культуре Госдумы РФ.

Вторая проблема – это ликвидация Росохранкультуры, ее функции скоро будут переданы Министерству культуры. И любая реорганизация на какой-то период может парализовать деятельность. Но мы надеемся, что это не помешает решить первоочередные задачи, такие как, например, перенос памятника с площадки строительства перинатального центра в Иркутскую слободу. Документы по этому вопросу сейчас находятся в правительстве РФ. Кстати, прецедентов в стране нет – ни один памятник за последние девять лет не был перенесен легитимно.

– Слышала, что по поручению губернатора готовится государственный доклад о состоянии дел в сфере охраны памятников Иркутской области.

– Совершенно верно, причем состав рабочей группы включает не только наших сотрудников. Активно участвует председатель иркутского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПиК) Владимир Китаев, член Общественной палаты Приангарья Сергей Снарский, наши коллеги архитекторы, историки, представители муниципальных образований. Если честно, мы планировали закончить доклад к 18 апреля. Но основной массив информации будет собран только к концу апреля, а общественная презентация доклада пройдет осенью. Тем более что сейчас ВООПиК по гранту президента РФ провело социологический опрос в семи исторических регионах РФ об отношении жителей города к их историко-культурному наследию, включая один город из Сибири – Иркутск. Его итоги будут известны в мае.

– На какой стадии сегодня находится инвентаризация объектов культурного наследия Приангарья?

– Мы завершим в этом году инвентаризацию в Иркутске, но в Приангарье она продолжится. Понятно, что вся область нуждается в нашей помощи, и наши контрольные функции мы направили, прежде всего, на инвентаризацию объектов федерального значения. Это и Кругобайкальская железная дорога, и памятники в исторических поселениях области: Киренске, Нижнеудинске, Усолье-Сибирском, Урике, Бельске и Александровском.

– Как обстоит дело с археологическими раскопками в ложе Богучанской ГЭС?

– Это еще одна задача, которую поставил перед нами губернатор. Активный сезон раскопок будет в этом году, есть теоретически еще следующий. Хотя вопрос с финансированием решается трудно – средства идут из Министерства культуры РФ, но мы ведем активные переговоры с ОАО «РусГидро» и ОК РУСАЛ. К ним, кстати, подключились Академия наук России и Общественная палата РФ. Наша задача сейчас – максимально защитить ту информацию, которая может уйти под воду.

– Какие памятники в Иркутске будут отреставрированы в связи с подготовкой к юбилею города?

– Спасская церковь, Дом Трубецких. Скоро мы сделаем публичную презентацию проекта реставрации парка Усадьбы Сукачева. Два храма – Крестовоздвиженский и Знаменский – будут отреставрированы за счет средств федерального бюджета. Эти пять объектов включены в распоряжение правительства РФ о подготовке к юбилею Иркутска. Кроме того, в рамках областного плана по поручению губернатора мы ведем реставрацию в усадьбе Гиндиных, которая находится в собственности Иркутского художественного музея. К сентябрю мы доведем ее до стадии технологического перерыва – на усадку сруба. Продолжится реставрация мечети. Также ведутся работы на внебюджетные средства в Харлампиевском храме и других объектах. Объем достаточно большой.

– Но в реставрации нуждается гораздо большее число объектов…

– Безусловно, поэтому здесь важна позиция городских властей. Во-первых, я считаю, что нужно ввести мораторий на любое строительство в историческом центре Иркутска, хотя бы на несколько лет. Тогда правила игры станут понятны строительному бизнесу, и они начнут осваивать микрорайоны. У предпринимателей появится желание брать недвижимость в центре города, приводить ее в порядок и эксплуатировать. Во-вторых, для того, чтобы начать нормальный реставрационный процесс, нам нужны средства инвесторов. И, на мой взгляд, юбилей для горожан – хороший повод оглянуться, осознать, что мы все-таки любим свой город.

Реклама от YouDo