20 января 2012 01:01

Совокупность доказательств

Или что помогает следователям СКР искать истину

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

15 января Следственный комитет России отметил первую годовщину с момента образования.

Напомним, раньше он существовал при прокуратуре, а теперь это независимое ведомство, которое подчиняется непосредственно президенту страны. В профессиональный праздник мы попытались узнать, кто помогает следователям СУ СКР по Иркутской области расследовать сложные дела, какие технические средства используются в их работе, и как порой вообще устанавливается истина.

Многие надеются обмануть детектор лжи, но сделать это очень сложно. В памяти человека остаются следы, они не уничтожаются. Даже спустя 10–20 лет, задавая человеку вопросы, стимулирующие память, можно узнать обстоятельства дела, вплоть до мелких подробностей.

Неуловимый педофил

В 2008 году в Ангарске объявился сексуальный маньяк. Он подкарауливал ребятишек у школ, шел за ними в подъезд и, угрожая ножом, насиловал их. Иногда взрослые, выйдя из квартир, спугивали насильника и даже пытались поймать его, но он очень быстро убегал от них. И всякий раз найти преступника не получалось. Напуганные жертвы не могли дать его точных примет. Да и их родители, опасаясь за психику и без того измученных своих чад, порой отказывались от проведения следственных действий. А тем временем педофил то исчезал с горизонта совсем, то вновь совершал нападения. Жертвами его становились ребятишки в возрасте от 9 до 14 лет, и в течение двух лет ангарчане жили в страхе за своих детей. Руководство СУ СКР по Иркутской области решило поручить это уголовное дело следователю по особо важным делам Владимиру Гилюку.

[EXP]

– Все преступления, совершенные педофилом имели схожие обстоятельства: они происходили в подъездах, преступник был вооружен ножом. При этом он всегда прятал лицо, натягивая шапку. То есть было ясно, что все нападения совершены одним человеком. Однако преступления происходили с перерывами. Были основания думать, что злоумышленник иногородний. Мы решили у каждой школы проверять всех похожих по описаниям мужчин. В двух случаях на месте преступления остались биологические следы, и сотрудники ОВД брали образцы слюны у этих людей для проведения генетической экспертизы, – вспоминает следователь.

«Молоточники» могут оказаться идейными человеконенавистниками

Широко распространенное мнение о том, что приговоры суды выносят только на основании самоизобличающих показаний подозреваемых, якобы выбитых сотрудниками правоохранительных органов, далеко не истина. Фемида требует совокупности доказательств, в том числе проведения различных экспертиз, назначаемых при расследовании уголовных дел. И бывают они разными.

Например, по делу Ануфриева и Лыткина, которые по версии следствия в течение нескольких месяцев совершали нападения на жителей Академгородка, в результате чего были убиты несколько человек разных возрастов и национальностей, уже проведено 50 экспертиз. Но следователю по особо важным делам Евгению Карчевскому, который работает над делом «молоточников», понадобилось провести новые экспертизы.

– Две из них баллистические. Дело в том, что в теле двух жертв нашли металлические шарики. Оказалось, что они были выпущены из травматического пистолета, в квартире одного из подозреваемых был обнаружен пистолет. У нас есть доказательства, что выстрелы сделаны из него. Также мы обратились к специалисту для проведения лингвистической экспертизы. Во время обысков у обвиняемых была изъята литература, рассказывающая о неформальных движениях молодежи «Мизантропы» и «NS|WP». Выяснилось, что эти движения, зародившиеся на Западе и появившиеся недавно в России, демонстрируют более негативные взгляды в отношении людей, чем даже у скинхедов. Здесь идет речь о человеконенавистнической философии с девизом «Рожденный ненавидеть». И в эти движения часто приходят радикально настроенные молодые люди, разочарованные в других субкультурах, – поясняет следователь.

Таким образом, становится ясно, почему после ареста Ануфриева и Лыткина в интернете высказывались слова одобрения и поддержки в адрес «молоточников», причем речь шла не о сомнениях в их причастности к убийствам, а о согласии с такими бессмысленными и жестокими расправами. Кстати, если будет доказано, что свои преступления обвиняемые совершали не из хулиганства, а по идеологическим причинам, то и наказание для преступников может быть более суровым.

Видео и СМС на службе правосудия

Как известно, еще одним важным доказательством по делу «молоточников» стала видеозапись убийства женщины, сделанная злоумышленниками, которая была показана по центральным телеканалам. Большой общественный резонанс вызвали и другие кадры, попавшие в СМИ. Осенью прошлого года в одном из отделов полиции Иркутска видеокамера зафиксировала момент избиения человека. Он не являлся подозреваемым по какому-нибудь делу, ранее мужчину били на улице неизвестные, а случайные прохожие вызвали сотрудников органов внутренних дел. Те же почему-то стали сами наносить ему побои уже в коридоре отделения. После обнародования этих кадров в ОВД произошел ряд отставок, виновных привлекли к разным видам ответственности, так, в отношении бывшего теперь сотрудника полиции Ивана Шипицына возбуждено уголовное дело за злоупотребление должностными полномочиями:

– Он категорически отрицал случившееся, пояснял, что это не он бьет потерпевшего, а тот сам об него бьется. Но каждый здравомыслящий человек, который видел кадры, зафиксированные видеокамерой в отделении, поймет, как все обстояло на самом деле, – говорит следователь по ОВД Павел Привалов.

Но не всегда у следствия есть столь очевидные доказательства. Однажды Павел Привалов расследовал обстоятельства исчезновения молодой жительницы Усть-Илимска. Не было ни тела, ни свидетелей. Отец девушки рассказал, что она общалась с одним мужчиной и собиралась к нему в гости незадолго до исчезновения. Но тот человек, оказавшийся юристом, сразу заявил следователю: «Нет тела, нет дела». Благодаря родственникам ему удалось заручиться алиби. Следствие тщательно проверило отправленные им СМС, которые он рассылал в течение долгого времени, и в этих текстах проскальзывали моменты, касающиеся преступления. С помощью СМС удалось доказать, что этот мужчина и убил девушку. Экспертиза СМС оказалась новой для России. Разработанная иркутянами методика была разослана для ознакомления в другие региональные управления Следственного комитета.

Трудно солгать детектору лжи

Одним из лучших специалистов в СУ СКР называют старшего эксперта отдела криминалистики СУ СКР по Иркутской области Ольгу Бушкову. Она работает с детектором лжи. Все началось в 2002 году, когда молодая следователь не могла установить истину по делу о дорожно-транспортном происшествии, в котором погибли люди. Водитель свою вину отрицал, но выживший свидетель говорил, что именно из-за него произошла авария. Кто из них прав, понять было сложно, каждый стоял на своем. И только полиграф показал правдивость свидетеля, что позже и подтвердилось. Спустя год после этого расследования, Ольга Бушкова, пройдя специальное дополнительное обучение, стала сама проводить на детекторе лжи исследования и экспертизы, также учитывающиеся в совокупности доказательств.

– Достоверность ответов, полученных с помощью полиграфа, очень высока. Но исследования и экспертизы на нем проводятся только с добровольного согласия участника процесса. Многие надеются обмануть детектор лжи, но сделать это очень сложно. В памяти человека остаются следы, они не уничтожаются. Даже спустя 10–20 лет, задавая человеку вопросы, стимулирующие память, можно узнать обстоятельства дела, вплоть до мелких подробностей. Однажды, например, у нас был случай, когда подозреваемый проходил по делу об одном убийстве, но показания детектора говорили о том, что он причастен не к этому, а совсем к другому убийству, о котором ничего не было известно. В итоге это преступление было раскрыто, – говорит Ольга Бушкова.

Неравнодушные свидетели

Ежегодно старший эксперт отдела криминалистики Ольга Бушкова проводит около 150 исследований и экспертиз на полиграфе. Часто эти данные позволяют вывести подозреваемого на чистую воду или выведать у свидетеля обстоятельства дела. Не секрет, что люди боятся давать изобличающие показания: кто-то не напрасно, поэтому их приходится охранять, менять место жительства и даже внешность. Но большинству свидетелей все-таки серьезные опасности не угрожают. Дело порой бывает в элементарном равнодушии.

– Моя позиция, как у моего тезки: «Вор должен сидеть в тюрьме», – говорит не сотрудник правоохранительных органов, а обычный иркутянин, специалист по компьютерам Глеб Журавлев. – Тому, кто считает, что его хата с краю, я бы сказал: «Когда вы окажетесь в центре какой-то ситуации, а остальные будут оставаться по краям, вам будет очень неприятно».

Недавно он поймал вора, укравшего в магазине сотовый телефон. А еще раньше молодой человек обезвредил педофила. Он возвращался домой с работы на обед, когда увидел бегущего человека, за которым с криками: «Остановите его, он изнасиловал мою дочь», гналась женщина. Глеб не только сумел поймать насильника, но и удерживать его от самосуда окружающих и передать сотрудникам правоохранительных органов. За это неравнодушного к чужой беде иркутянина наградили в СКР.

Правосудие победило

А поймать ангарского педофила, который с 2008 года держал в страхе Ангарск, все никак не удавалось. Спустя некоторое время стало ясно: он занимался спортом и тренировался в беге. Неопределенность сохранялась до того момента, пока в квартире следователя Гилюка не раздался ночной звонок от экспертов. Ему сообщили, что образцы слюны, взятые у одного из мужчин, которого оперативники остановили возле школы, совпали с найденными следами на месте преступления.

– Эксперты изучили 100 образцов, взятых у разных мужчин, и один из них оказался тем самым преступником. Это Алексей Кутенков 1983 года рождения. Он из вполне благополучной семьи – мама работала учительницей физкультуры. Выяснилось и почему возникали такие паузы в его нападениях на детей: он уезжал к своей гражданской жене в Комсомольск-на-Амуре, где у них подрастал маленький ребенок. Там насильник сдерживался, а возвращаясь в Ангарск, снова начинал совершать преступления, – говорит следователь Владимир Гилюк.

Расследование этого дела завершилось. У Кутенкова было патологическое влечение к детям на сексуальной почве. Он приговорен к 11 годам лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима. Владимир Гилюк за успешную работу над рядом особо важных дел был признан лучшим следователем Следственного управления Следственного комитета РФ за 2010 год. Кто стал лучшим в 2011 – скоро узнаем.

СПРАВКА:

В 2011 году в Иркутской области было зарегистрировано 518 убийств. Их рост по сравнению с 2010 годом составил 6%. Увеличение статистики убийств зафиксировано в Иркутске – на 45%, в Нижнеудинске – на 52%, в Боханском – на 350% (!).

По данному виду тяжких преступлений Прибайкалье занимает второе место в стране после Московской области, где в прошлом году совершено 615 убийств. В Иркутской области на 20% сократилось количество преступлений, предусмотренных частью 4 статьи 111 Уголовного кодекса РФ – нанесение тяжких

телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего.

По-прежнему наш регион занимает одну из лидирующих позиций по количеству сексуальных преступлений против детей. За 11 месяцев 2011 года в Иркутской области 103 ребенка пострадали от педофилов. Значительное количество преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних фиксируется в Ангарске, Усолье-Сибирском, Свердловском и Ленинском районах Иркутска.

Усилиями правоохранительных органов раскрывается 87,6% убийств, 83,1% нанесений тяжких телесных повреждений, 94,1% изнасилований

[/EXP]