17 февраля 2012 08:02

Профессия – приемный родитель

Семья Селиверстовых, оказавшись без работы, переквалифицировалась в приемных родителей

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Если там, где вы живете, закрыли все предприятия, и нет никакой работы – не отчаивайтесь, выход есть! Вы можете стать приемными родителями.

Эта «профессия» позволит получать хоть и небольшую, но стабильную зарплату, а также принесет огромное моральное удовлетворение. Наталья и Виктор Селиверстовы из села Нижняя Иреть Черемховского района на деле доказали все преимущества такого выбора.

– Восемнадцать лет я проработала ветеринаром, – рассказывает Наталья. – Раньше в нашем селе было крепкое хозяйство: держали много скота, были фермы, поля. Муж тоже в колхозе трудился. Он у меня, что называется, «и повар, и плотник, и на мышей охотник». Все умеет делать. Деревенский мужик, одним словом. Как все развалилось, куда хочешь, туда и иди, как хочешь, так и выживай. Случайно узнала, что можно взять в семью приемных детей и за это получать зарплату. Рассудили так: силы у нас еще есть, да и обездоленным детям сможем помочь, им у нас лучше будет, чем в детдоме!

Семья Селиверстовых на тот момент воспитывала четверых своих детей.

[EXP]

– Трое уже большенькие были, – объясняет Виктор. – Они уже и не жили с нами – учились, кто в Иркутске, кто в Черемхово, самостоятельные, одним словом. С нами последыш остался – Герман. Ему только-только два годика исполнилось.

– Родила я его поздно, в 36 лет, – перебивает мужа Наталья. – Разница со старшими детьми у него большая. Решила я ему сестренку взять. Так у нас появилась Кристина. Одногодка его. Ее мы взяли из дома ребенка в Черемхово.

– Надо же, как удачно выбрали. Девочки на вас очень похожа…

– И не говорите. Ребятишки росли, все спрашивали: это у тебя двойняшки? Я смеялась: «Двойняшки, двойняшки!» Так дружненько и живут по сию пору.

Разговор прерывает ватага ввалившихся в избу ребятишек.

– Откуда вы такие шумные?

– С дня рождения! Были у бабушки!

– Чем вас там угощали?

– Брусничным пирогом и котлетами. Еще вкусные конфеты были, – вразнобой перечисляет ребятня.

Румяные мордашки расплываются в счастливых улыбках.

– Наталья, а сейчас у вас сколько приемных детей?

– Четверо. Кристине десять лет, Сереже девять, Алине в этом году семь исполнится, а младшему Шурке – шесть. Кристина с Германом подросли, решили с мужем взять им братика, чтобы было о ком заботиться. Приехали в черемховский детдом, выбрали Сашу, а Сережа – его брат – рядом стоит и чуть не плачет. Как их разделишь? Сережа и Саша – полные сироты. У них нет ни отца, ни мамы. Появились мальчишки, Кристина взбунтовалась: хочу девочку! Кругом одни пацаны! Взяли Алину.

– Какой бабушке подарок подарили? – спрашиваем.

– Я аппликацию сама сделала, – хвалится Алина.

– А я носки теплые связала, – говорит Кристина.

Дети несут свои поделки. У каждого они хранятся в отдельной папке:

 Это мои раскраски. Я их сделала из ниток и шерсти.

Алина, некогда имевшая серьезные отставания в развитии и весившая в пятилетнем возрасте чуть больше 12 кг, сегодня не только бойко читает, она первая помощница по дому.

– У нее была страшенная анемия, – рассказывает приемная мама. – Я ее на лекарствах восемь месяцев держала. Она у нас поправилась, поумнела.

– Как родные дети отнеслись к тому, что вы стали приемными родителями?

– Нормально. Сказали: это ваше решение. Я у мамы росла одна, муж у свекрови был один, зато у нас теперь ребятишек полно: и родных, и приемных!

– Я первый предложил взять Сережку к себе, – объясняет Виктор. – Как оставишь без родного брата? Он у него один на всем белом свете остался. Зато теперь он мой наипервейший помощник. Самый главный трудяга. И пилит, и гвозди забивает. Утром встанет: «Что помочь? Давайте я посуду быстренько помою!» Такой молодчина! Он со мной и на рыбалку, и в лес за грибами-ягодами. Всех мальчишек я учу столярничать, плотничать. Они раньше-то вообще ничего не умели, молоток впервые у нас в доме в руки взяли! На картошку думали, что это яблоки, ни разу ее нечищеной не видели.

– А я еще научился здесь кататься на велосипеде, умею теперь плавать, ходить на лыжах, – старательно перечисляет Сережа. – И еще я могу блины печь. Детские площадки мы с папой в деревне сделали для всех, а зимой каток залили.

– Ребятишки у нас такие ласковые! – подхватывает Наталья. – Иногда хочется просто полежать, они тут как тут: облепят со всех сторон. Говорю: «Отстаньте хоть ненадолго!» А они ни в какую! Девочки у меня вышивать умеют, Кристина с четырех лет вяжет.

Работы у Селиверстовых хватает всем. Хозяйство по деревенским меркам хоть и не очень большое, но заботы требует каждодневной.

– Две коровы, два теленка, куры, гуси, весной поросят будем брать, – перечисляет Виктор. – Ребятишки вон график дежурств сочинили. По очереди колют дрова, убирают в доме, чистят снег во дворе. С наступлением тепла начнем строиться.

Наталья с мужем делятся долгожданной радостью: семья попала в программу «Социальное развитие села» и получила сертификат на строительство нового дома.

– А зачем вам новый дом? Дети подрастут, разъедутся, старшие не захотели в деревне оставаться, и эти наверняка уедут.

– Кто-то, может, и уедет, а кто-то, глядишь, с нами останется. Кто сможет, пусть идет в институт, кто-то – в техникум. Конечно, сегодня без образования никуда, но надежная крыша над головой у каждого должна быть.

– Не боитесь, что дети вырастут и к родным родителям уйдут?

– Да разве бы мы этому противились? – говорит Наталья. – Только Сережке с Шуркой идти не к кому. А у Кристины и Алины я сама тем родителям покоя не даю. Кристину мы собираемся удочерить. Сейчас по суду лишаем ее мать родительских прав. Боюсь: девочка такая славная, добрая, умница-разумница, а мамаша ее – пьянь из пьяни. Ни разу за восемь лет ни навестила дочь, ни приехала. Как в роддоме бросила, так и все! А потом, знаете, как может случиться: сляжет она от водки-то и заставит Кристинку за собой ходить! Ничего не сделаешь – закон! Вот я и хочу девочку избавить от этой обязанности, а там пусть сама решает, как совесть подскажет. У Алины тоже есть родители. Отец ее живет в Иркутске, у него своя квартира. Мы подали заявление в опеку, чтобы узнали насчет жилплощади. Ребенок вырастет, может, в город поедет на учебу, будет свое жилье. Алименты Алине папаша ни разу не платил. Я хочу, чтобы по суду с него все деньги взыскали. Они ребенку в любом случае пригодятся!

Напоследок задаю давно мучивший вопрос:

– Правда ли говорят, что нельзя полюбить чужих детей?

– Неправда! – твердо отвечают и Наталья, и Виктор. – К ним привыкаешь, как к родным. Тем более, что свои-то, взрослые, отдельно живут, выпорхнули из гнезда, разве сунешься лишний раз? А тут на каждом шагу колокольчики звенят: «Мама! Папа!». Сердце аж обмирает!

[/EXP]

Другие материалы