Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

Селевая угроза

Возможные сели могут унести отходы БЦБК в Байкал

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Иркутские ученые бьют тревогу: на юге Байкала возможны сели. Как правило, селевые потоки случаются там один раз в 28 лет, а каждые 50 лет они носят катастрофический характер.

Снежная зима, землетрясение, сход лавин с гор и затяжные дожди – эти факторы могут привести к возникновению селей. Именно сильные ливни стали причинами двух таких природных катастроф в прошлом веке – в 1934 и 1971 годах, когда на юге Байкала выпало за один день 195 мм и 250 мм осадков. Тогда на Слюдянский район обрушились селевые потоки, которые произвели очень серьезные разрушения, снося все на своем пути.

– В 1971 году по 20–25 метров берега были размыты. Мосты, которые потом заменили, были забиты полностью поваленным лесом и грязекаменным материалом. Из-за размыва на шесть дней была полностью перекрыта железная дорога, и людей переправляли на другой берег Байкала как в старину по воде. Даже правительственный кабель связи был испорчен. Селевым потоком пятитонный асфальтовый каток оттащило на сотни метров. Но сейчас конусы выноса, куда выходят эти потоки, застроены. Люди забыли о паводках, подмывах и селях, – считает старший научный сотрудник Института земной коры СО РАН Валерий Лапердин.

Вместе со своими коллегами он встретился с журналистами 21 марта. Ученые прокомментировали свое заявление, сделанное ранее на коллегии Минприроды. По мнению представителей научного сообщества, сели угрожают югу Байкала. Катастрофические селевые потоки случались на этой территории один раз в 50 лет, однако в XX веке это происходило раз в 28 лет. Таким образом, очередное бедствие может случиться в любой момент. Даже лес не в силах помешать грязекаменным массам, поскольку корневая система у деревьев, растущих у подножия Хамар-Дабана неглубокая, а грунты – рыхлые. Наоборот, лес только усилит поток. Однако сейчас главную угрозу в случае возможных селей представляет не это.

– Мы провели оценку 20 потенциально опасных объектов, и самым опасным, на наш взгляд, являются шламоотстойники БЦБК. Там еще с советских времен остается 6,2 млн тонн лигнина. Карты с отходами находятся на пути возможных селевых потоков. Особенно нас тревожит верхняя, седьмая карта у реки Большая Осиновка. Ее длина – 1,1 километр, ширина – 200 метров, глубина – 6 метров. Лигнин увлажнен на 95%, и если он пойдет вниз, в Байкал, то там все вымрет. Это будет экологическая катастрофа мирового масштаба, – считает заместитель директора Лимнологического института СО РАН Александр Сутурин.

В свою очередь начальник отдела гидрологии Иркутского Гидрометцентра Станислав Коралис сообщил, что сейчас запасы снега на Хамар-Дабане составляют 73%, хотя это тоже достаточное количество. Да и как уже было сказано выше, на ситуацию могут повлиять летние дожди.

По словам генерального директора ОАО «Сибгипробум» Алексея Гончарова, в его учреждении разработано шесть проектов по селезащите, но ни один не был реализован. Также, по его информации, на программу по рекультивации отходов БЦБК требуется не менее 3 млрд рублей. Только для работы на верхней седьмой карте нужно не менее 300 тыс. рублей. По мнению ученых, необходимо решать вопрос не только с лигнином, но и проводить геологические изыскания, укреплять мосты и другие сооружения. Да и в целом нужно создать специальное подразделение, которое занималось бы проблемой селей. Аналогичная служба, кстати, когда-то в Иркутске существовала. Представители научного сообщества подчеркивают, что местные власти проблему понимают, однако Федерация пока никак не реагирует на их тревожные предупреждения.

Реклама от YouDo