Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

18 мая 2012

Качественная институциональная среда и новая модель экономики

Под прицелом региональных политиков и экономистов

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Какое законодательство необходимо нашему государству и непосредственно Иркутской области в условиях модернизации экономики страны – этот вопрос стал ключевым на круглом столе, который в минувший понедельник прошел в Байкальском государственном университете экономики и права.

Он был организован при участии Государственной думы РФ, Законодательного Собрания, Избирательной комиссии региона и БГУЭП.

Главный вопрос сегодняшнего дня: не с какой скоростью, а в каком направлении будет двигаться наша экономика. Мы должны решить, на кого будет работать экономика Сибири. Если на Китай – это одна модель, если на Россию – другая.

В прошлом году рост российского ВВП составил 4,5%, в этом году вряд ли стоит ожидать большего, считают эксперты. Они говорят, что если случится еще один кризис, а цены на энергоносители и полезные ископаемые упадут незначительно, то экономика в стране «просядет».

Иркутская область, будучи сырьевым регионом, является зеркальным отражением российской экономики. Эксперты говорят: фактически мы проедаем то, что зарабатываем на добыче нефти, газа, производстве алюминия и прочего. Реальный сектор экономики за последние 20 лет сократился в разы. Сейчас в нем работает только 8% трудоспособного населения области, 20 лет назад было 67%. Каждый второй житель области является получателем различных социальных выплат от государства.

– Чтобы хотя бы шагать в ногу с остальными мировыми экономиками, экономический рост в стране ежегодно должен составлять 11–12%, – убежден ректор БГУЭП Михаил Винокуров. – При наших богатствах мы в состоянии достигать и 14–15%, но для этого необходима другая экономическая модель.

– Главный вопрос сегодняшнего дня: не с какой скоростью, а в каком направлении будет двигаться наша экономика, – уверен депутат ГД Антон Романов. – Мы должны решить, на кого будет работать экономика Сибири. Если на Китай – это одна модель, если на Россию – другая.

Тот факт, что Сибирь необходима России, никто оспаривать на кругом столе не стал. Однако Россия пока поворачиваться лицом к сибирским регионам не намерена. Доля СФО в доходах федерального бюджета – 52%, государство возвращает Сибири лишь 18% заработных средств.

– Принцип заинтересованности сегодня разрушен. По степени концентрации ресурсов в центре мы уже перегнали Советский Союз. Но тогда экономика представляла собой один сборочный цех с государственной собственностью. Теперь все по-другому, а принцип «собрать и поделить» по-прежнему главный, – отметил Михаил Винокуров.

Большое сомнение вызвало у присутствующих возможное создание госкорпорации по освоению Сибири и Дальнего Востока.

– В стране собираются создать гибрид юрлица, доселе неизвестного прогрессивному человечеству, – заметил председатель облизбиркома Виктор Игнатенко. – Конечно, известно такое понятие, как госкорпорация. Они есть и в Великобритании, и в Германии, и в некоторых других странах просвещенной Европы, но там речь идет о корпорациях со 100%-ной государственной собственностью. У нас речь идет о структуре, которая фактически будет подменять собой органы государственной власти.

Для развития сибирских регионов достаточно создать мягкий налоговый режим и основную долю заработанного оставлять на местах, отметили участники, а представителей малого бизнеса вообще освободить от налогов на ближайшие 15 лет. В данном случае речь может идти о малых семейных предприятиях, где трудятся не больше трех человек.

Но какова бы ни была экономика в стране, для ее успешного развития необходимо создание качественной институциональной среды. Иными словами, грамотного и понятного законодательства как на уровне федерации, так и на уровне субъекта. И в ходе проведения круглого стола выяснилась любопытная вещь. Несмотря на устойчивую и стройную законодательную базу, главный ее изъян – отсутствие должной экспертизы законодательных актов. Самый последний пример, который сегодня у всех на слуху – антикоррупционная экспертиза. По нынешнему законодательству ее должны осуществлять независимые эксперты. Стать таковым может в принципе любой гражданин РФ с высшим образованием. Этим изъяном законодательства пользуются компании, которым необходимо, чтобы тот или иной законопроект прошел обязательную антикоррупционную экспертизу.

Гораздо больший порок – всякое отсутствие экономической экспертизы. Единственный документ, по которому, например, в нашем регионе проводится даже не экономическая, а только финансовая экспертиза – закон о бюджете Иркутской области. Эту экспертизу осуществляет Контрольно-счетная палата области.

Только два года назад на уровне РФ стали проводить оценку регулирующего воздействия (ОРВ) законопроектов. Речь идет об учете факторов, на основе которых можно спрогнозировать действие закона на социальное, экономическое и даже политическое самочувствие общества. В результате за два года каждый третий законопроект, направляемый в ГД, такой экспертизы не прошел. Из российских регионов этим методом сегодня пользуются только в Татарстане.

– В Законодательном Собрании мы сейчас занимаемся тем, что отбиваемся от тех антикоррупционных заключений, которые предлагают разные независимые эксперты, да еще и денег хотят за то, что они поработали над тем или иным законодательным актом, – призналась председатель ЗС Людмила Берлина. – Пока и общество не готово к тому, чтоб мы проводили экономическую экспертизу и ОРВ. Оно должно это принять и быть готовым к диалогу. Вспомните, как тяжело было изменить федеральное законодательство, направленное против ограничения употребления пива в общественных местах. Оценка и экспертиза законов – очень серьезная тема для обсуждения в среде экономистов и юристов. И отрадно, что сегодня мы начали такой разговор.

Другие материалы
Реклама от YouDo