Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

10 июня 2013

От поля до прилавка

Региону нужна система управления качеством продуктов питания

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

В этом году по поручению губернатора в Приангарье впервые реализуется комплексный план мероприятий по недопущению поступления некачественных и опасных пищевых продуктов на объекты социальной сферы. Промежуточные итоги проверок эксперты озвучили за круглым столом редакции «Областной», посвященном теме продовольственной безопасности.

В разговоре приняли участие руководитель областной службы потребительского рынка и лицензирования Сергей Петров, начальник отдела госветнадзора службы ветеринарии Сергей Власов, заместитель руководителя Управления Роспотребнадзора по региону Михаил Лужнов, начальник отдела надзора за качеством и безопасностью зерна, крупы и семенного материала Управления Россельхознадзора по Иркутской области Наталья Коленченко, начальник отдела по торговле, ценообразованию и тарифам администрации Ангарского МО Наталья Тюменцева, заместитель директора по снабжению МУП «Комбинат питания Иркутска» Наталья Быкова, начальник производственного отдела  МУП «Комбинат питания Иркутска» Любовь Петрова, исполнительный директор агропромышленного союза Приангарья Павел Соболев, врио начальника отдела организации применения административного законодательства ГУ МВД России по Иркутской области Вячеслав Постников.

Отсутствие документов и истекший срок годности

ОГ:

– В начале года было заявлено, что ветинспекторы совместно со специалистами министерств здравоохранения, образования и социального развития будут следить за безопасностью питания в школах, детских садах, домах ребенка и т.д. Каковы на сегодня результаты этой работы?

Сергей Власов:

– В соответствии с планом мы разработали график проверок социальных и образовательных учреждений региона. За пять месяцев текущего года служба провела 47 плановых и внеплановых проверок, было взято на исследование 212 проб продукции, из них 16 не соответствовали требованиям качества и безопасности. В числе основных нарушений – отсутствие ветеринарно-сопроводительных документов и истекший срок годности. По всем вопросам служба ветеринарии выдавала предписания, информировала прокуратуру и глав МО.

ОГ:

– Продукция какого производства преобладает на столах в этих учреждениях?

Сергей Власов:

– По итогам проверок – преимущественно продукция животноводства российского производства и лишь в шести учреждениях импортная продукция. Идет тенденция к снижению доли продукции импортного производства. При заключении госконтрактов мы рекомендуем выбирать поставщика, имеющего сертифицированное производство и соответствующие сопроводительные документы.

Как правило, в большинстве случаев результатом использования некачественной продукции является человеческий фактор, потому что где-то переморозили, перегрели, не соблюдали сроки и режимы хранения. Зачастую персонал социальных учреждений не знает о требованиях к качеству продукции. Им привозят товар с копией ветеринарной справки, и они его принимают. Хотя на самом деле это нарушение.

Наталья Коленченко:

– Надо учить людей. Продукты питания должны закупать специалисты, которые умеют проверять документы, маркировку, идентифицировать продукцию.

Сергей Власов:

– При проведении проверок учреждений социальной сферы мы обязательно разъясняем работникам, какими документами должна сопровождаться продукция.

Новый пищеблок – качественные полуфабрикаты

Павел Соболев:

– Несмотря на проводимую минсельхозом координацию поставок продукции, в силу несовершенства действующего законодательства министерством образования Иркутской области за первый квартал 2013 года только 19,6% средств затрачено на приобретение местной продукции, минздравом региона – 13,5%, минсоцразвития – 33,5%. А в целом по области удельный вес местной продукции, поставляемой для соцуреждений, включая муниципальные, не превышает 36%. Возникает закономерный вопрос: у кого оседают оставшиеся бюджетные средства? 

Наталья Быкова:

– Мы обеспечиваем питанием практически все детские сады и школы города. Комбинат питания является муниципальным предприятием и поэтому не попадает под действие 94-ФЗ. Выбираем поставщиков напрямую, приоритет отдаем местным производителям, которые зарекомендовали себя как добросовестные. Каждая партия продуктов имеет все необходимые сопроводительные документы. Но так как вступил в силу 223-ФЗ, регулирующий конкуренцию на рынке, с 1 октября нынешнего года мы будем обязаны проводить тендеры.

ОГ:

– Дает ли, по-вашему, такой подход гарантию качества продуктов, попадающих на стол детям? На прошлой неделе в детском саду № 123 Иркутска произошла вспышка сальмонеллеза. И такие факты у нас регулярны.

Михаил Лужнов:

– По этому случаю сейчас проводится эпидемиологическое расследование. Как правило, в подобных ситуациях выявляется целый комплекс нарушений, прежде всего, технологического характера. Здесь нужно говорить не столько о качестве сырья, сколько о соблюдении технологии и требований при приготовлении пищи. Важно и своевременное прохождение медицинских осмотров работниками, и соблюдение правил личной гигиены. Эти причины накладываются друг на друга. Но везде присутствует человеческий фактор – бесконтрольность, за которую потом приходится нести ответственность.

Любовь Петрова:

– К этим вопросам надо добавить и кадровый. Из-за низкой заработной платы никто к нам в очередь на работу не стоит. Но есть и другая, более важная проблема. 90% детских садов в Иркутске не имеют столовых полного цикла. А 15% школ не имеют помещений для обработки сырья. Мы подготовили предложения по реконструкции здания комбината питания. Это полностью исключит попадание сырых продуктов в пищеблоки детских садов и школ, у которых нет возможности обрабатывать сырье.

Михаил Лужнов:

– Сам комбинат питания не может обеспечить того объема полуфабрикатов, в котором нуждаются учреждения. Мы этот вопрос обсуждали с мэром, наметили определенные мероприятия по реконструкции здания, но они носят декларативный характер. В области реализуется программа по модернизации пищеблоков в школах, но по детским садам такой программы, к сожалению, нет. Хотя ситуация серьезная: некоторые печи работают по 20–30 лет, на них уже невозможно выдерживать режимы приготовления.

Павел Соболев:

– Но у нас есть агрохолдинги, предприятия пищевой промышленности, которые способны вырабатывать полуфабрикаты в любой упаковке по заявкам потребителей и обеспечивать их доставку по кольцевому завозу. Давайте будем договариваться при заключении контрактов, чтобы эти предприятия перестраивали производство. Они готовы делать продукцию в мелкой фасовке для ребятишек – йогурты, молоко, например.

Наталья Быкова:

– Считаю, что полуфабрикаты лучше делать на комбинате. У нас не так давно была ситуация, когда мы закупили вроде бы качественную продукцию, но дети стали жаловаться на привкус сала. Но мы не можем доказать, что не выдержана рецептура. Сегодня, к сожалению, нельзя гарантировать, что в продукцию кладут все указанное на этикетке.

Опасны ли китайские овощи?

ОГ:

– Сейчас в регионе проходит месячник проверки качества ранних овощей и фруктов. Какова его цель?

Сергей Петров:

– Активизировать население – чтобы люди обращали внимание на несанкционированную торговлю, некачественную продукцию. На телефон горячей линии мы принимаем звонки и жалобы, которые передаем в контролирующие органы. Те в свою очередь реагируют и проводят проверки.

Наталья Коленченко:

– В прошлом году по итогам рейдов в рамках месячника было изъято и уничтожено десять тонн продовольственного картофеля из Китая, зараженного бурой бактериальной гнилью. Нынче уже уничтожено две тонны такого картофеля. Также в прошлом году в яблоках китайского происхождения обнаружено превышение максимально допустимого уровня пестицида.

ОГ:

– В магазинах и на рынках уже появились абрикосы, черешня, огурцы и другая продукция из Китая. Опасны ли они с точки зрения качества?

Наталья Коленченко:

– В соответствии с нашей нормативной документацией нет. Но сегодня Китай применяет такие препараты, которые не зарегистрированы в России. И мы их определить не можем, поэтому по нашему законодательству все на первый взгляд безопасно.

Борьба со стихийными рынками

ОГ:

– Зачастую такие продукты можно встретить еще и в местах несанкционированной торговли, которая сегодня очень популярна. Как с этим бороться?

Наталья Тюменцева:

– В АМО проводятся совместные рейды с сотрудниками МВД по Ангарску, ветеринарной службы. При обнаружении фактов стихийной продажи продукция изымается, на нарушителя составляется протокол и выписывается штраф. Такая работа особенно актуальна ближе к концу года, когда идет забой скота и заготовка мяса. Жители деревень приезжают в Ангарск и прямо во дворах организовывают продажу.

Вячеслав Постников:

– В прошлом году на территории Ангарска было изъято практически более 1,5 тонн мяса, на которое отсутствовали документы. Половина была оленина, а остальную часть наши эксперты даже определить не смогли.

Чаще всего несанкционированная торговля идет в местах большой проходимости. За пять месяцев текущего года выявлено 679 фактов незаконной торговли. Из них 373 в Иркутске, 73 – в Ангарске, 53 – в Братске, 40 – в Усть-Илимске.

Начиная с 2011 года, наши полномочия ограничены. Раньше мы могли проводить любые мероприятия на основании постановления правительства. Теперь работаем только по обращениям и заявлениям граждан. Согласно местному законодательству мы не имеем права изымать никакую продукцию, за исключением случаев, когда устанавливаем факт организации незаконной предпринимательской деятельности.

Сергей Власов:

– Служба ветеринарии тоже проводит активную работу. Начиная с сентября, на постах ГИБДД у нас дежурят инспекторы, которые конфискуют нелегальное мясо. Прошлой осенью было изъято около 30 туш КРС и три туши лошадей.

ОГ:

– Вопрос от читательницы нашей газеты: можно ли по санитарным нормам продавать конфеты на улице?

Наталья Тюменцева:

– Нельзя, конечно. Представьте, коробки стоят зимой под снегом, потом они их на ночь в гараж увозят, растаявший снег попадает на конфеты. А утром их снова на улицу вытаскивают.

ОГ:

– А почему тогда эти конфеты продают?

Наталья Коленченко:

– В соответствии с Федеральным законом № 294-ФЗ

мы имеем право проверять юридические лица и индивидуальных предпринимателей только один раз в три года. Однако, если покупатель пожалуется и докажет, что отравился именно этими конфетами, соответствующие меры административного и иного воздействия к нарушителям будут приняты.

ОГ:

– Как обеспечить качество продуктов питания в учреждениях и местах торговли?

Павел Соболев:

– Надо начинать с азов. Сначала контролировать на поле, на ферме, затем у переработчика, потом, как хранится в торговле, в общепите, и только после этого выдавать продукцию потребителю. Мы имеем в области дюжину контролирующих и надзирающих органов. Нужно объединить их усилия, аккредитовать действующие ведомственные лаборатории и на договорной основе разработать единую комплексную систему управления качеством продукции «от поля до прилавка». И проверки надо устраивать не для того, чтобы наказать производителя, а чтобы избавиться от причин появления некачественной продукции.

Назрела острая необходимость с целью защиты прав потребителей создать условия цивилизованного, взаимовыгодного рынка продовольствия, на основе государственного заказа, а в связи с этим надо вносить изменения в действующее законодательство.

Вячеслав Постников:

– Приведу наглядный пример. В течение десяти лет мы боремся с торговцами рыбой на Култукском тракте. Рыбу там продают в любое время года, люди проезжают, покупают. В 2011–2012 годах совместно с Росавтодором мы тракторами сносили незаконные павильончики, но через 40 минут после нас там все восстановили. Хотя внизу в 40 метрах находится рынок, там торговать никто не хочет. Поэтому я думаю, что в каждом муниципальном образовании проблему надо решать с учетом особенностей – географического расположения и экономической целесообразности.

Другие материалы
Реклама от YouDo