09 ноября 2015 08:11

Что стоит за низкими тарифами на энергоресурсы?

Автор: Юрий Юдин

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

В правительстве Иркутской области проводится анализ обоснованности замораживания тарифов на услуги ЖКХ. Этот вопрос был поднят на недавней встрече губернатора Сергея Левченко с генеральным директором ОА «ЕвроСибЭнерго» Вячеславом Соломиным, гендиректором ПАО «Иркутскэнерго» Олегом Причко, заместителем генерального директора ООО «Компания «Востсибуголь» Владимиром Смагиным.

Олег Причко представил документы, которые демонстрируют ущерб, причиняемый искусственным замораживанием регулируемых тарифов на услуги ЖКХ. Часть затрат ресурсоснабжающих организаций придется возмещать за счет областного бюджета. На 2016 год эти расходы оцениваются в 2,2 млрд рублей. Кроме того, в связи с несвоевременностью пополнения оборотных средств «Иркутскэнерго» будет вынуждено брать кредиты коммерческих банков. Это, в свою очередь, приведет к снижению налогооблагаемой базы и задержке перечислений налогов в областной и местные бюджеты. Таким образом, региональная казна может недосчитаться еще порядка одного миллиарда рублей, что при уже существующем дефиците средств весьма расточительно.

Чтобы объективно рассмотреть ситуацию, которая сложилась на региональном рынке энергоресурсов, правительство области обратилось к специалистам разного профиля. По оценке экспертов, замораживание тарифов в условиях экономического спада, когда налоговые сборы – основной источник пополнения бюджета – снижаются, было рискованно.

Вот что думает об этом кандидат технических наук, старший научный сотрудник РАН, член научно-экспертного совета по энергоэффективности при правительстве Иркутской области Владимир Головщиков:

– Тарифообразование должно опираться на обоснованные экономические расчеты затрат энергоснабжающих и ресурсоснабжающих организаций. Но, чтобы обеспечить эти затраты финансовыми ресурсами, у нас в регионе до сих пор применяется перекрестное субсидирование, когда одна группа потребителей частично покрывает расходы другой. В итоге получается, что «разгружая» тариф для физических лиц, автоматически – через регулирующие органы – повышается тариф для юрлиц. Бюджетные организации тоже присутствуют в этом процессе. Но поскольку у них нет источников собственного заработка, их затраты тяжелым бременем ложатся на казну.

В Иркутской области проблема усугубляется еще и тем, что население психологически не готово к повышению цен на энергоносители, так как регион долгое время имеет один из самых низких в стране тарифов на электроэнергию.

Один из наименее болезненных методов решения проблемы – введение социальных норм потребления энергоресурсов. В территориях, где они введены, потребление регулируется стоимостью: при достижении определенного показателя цена для физлиц начинает производиться по свободным рыночным ценам, как для юридических лиц. В Иркутской области, в отличие от многих других регионов, социальные нормы потребления на электроэнергию пока не введены. Но это, на мой взгляд, лишь вопрос времени.

Какой должна быть их величина? По предварительным расчетам профильного министерства – 100–150 кВт ч в месяц на одного человека. Для нашего холодного региона это явно недостаточно. Считаю, что в Иркутской области объективно применима норма 200 кВт ч на человека в месяц.

Теперь, что касается тарифов ЖКХ. Понятно, что они также напрямую связаны с затратами поставщиков тепла и горячей воды. Поэтому, если искусственным образом, без какого-либо экономического обоснования обрезать и останавливать рост тарифов на коммунальные услуги для населения, то это сразу бумерангом сказывается на энергоснабжающей организации. В таких условиях, чтобы не потерять выпадающие доходы, поставщики требуют от Службы по тарифам существенного увеличения цен на тепловую энергию для юридических лиц. Те, в свою очередь, повышают стоимость продукции, товаров и услуг. Если же не обеспечить необходимую валовую выручку энергоснабжающей организации, то рано или поздно она перестанет выполнять свою задачу, что чревато непредсказуемыми последствиями.

Что произошло в Иркутской области почти год назад? Губернатор Сергей Ерощенко без всякого обоснования и аргументации объявил о замораживании тарифов в жилищно-коммунальном хозяйстве, что усугубило проблемы энергоотрасли. Мое глубокое убеждение, что при текущих экономических условиях, рост тарифов ЖКХ неизбежен. Другое дело, что этот процесс не должен быть стихийным, он должен быть управляемым. Если, к примеру, обоснованные расчеты показали, что тариф необходимо увеличивать на 30–40%, то необходимо договариваться о реструктуризации этого роста. Он должен быть поэтапным: первоначально – 10–12%, затем – 15–20%. Резать же тариф, подыгрывая населению, принципиально неправильно. Это, в итоге, ведет к тому, что с какого-то определенного момента придется увеличить тариф скачкообразно, что, естественно, вызывает массовое недовольство населения.

Тенденция к росту тарифов характерна сегодня для всей страны. И Приангарье – не исключение. В кратчайшие сроки необходимо определить уровень этого роста и детально проинформировать об этом общественность.

Как рядовой потребитель, я понимаю, что всякое снижение или «замораживание» тарифов – это благо для бюджета моей семьи. Но если это грозит обернуться энергетическим коллапсом, то вряд ли стоит поддерживать столь недальновидную стратегию.