15 июня 2016

Морихиро Ивата: В Иркутске замечательная публика

Интервью взяла: Елена Орлова

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Имя бывшего солиста Большого театра Морихиро Ивата, единственного японца, принятого в его труппу за всю историю, – в последние годы прочно ассоциируется с Бурятским государственным академическим театром оперы и балета. Уже четыре года он работает главным балетмейстером этого коллектива.

– Морихиро, какие впечатления у вас сложились об иркутской публике?

– Мы очень любим бывать на гастролях в Иркутске, ведь за эти годы город и театр стали для нас родными. У вас замечательная публика, в основном это люди, любящие и разбирающиеся в искусстве, поэтому к гастролям мы всегда готовимся очень серьезно.

– Вы уже четыре года руководите труппой Бурятского театра. Не жалеете, что покинули Большой театр?

– Наоборот, я очень рад, что работаю в Улан-Удэ. Скажу больше – мне там интереснее, чем в Москве. Иногда я приезжаю в столицу, смотрю, что там ставят, и очень многое мне не нравится. Например, недавно ходил на постановку знаменитого хореографа. Ожидал духовного откровения, а в итоге наблюдал, как артисты слизывают йогурт со сцены. Для меня – человека, воспитанного в другой традиции, это слишком, ведь мои учителя говорили, что театр – храм, а сцена – алтарь искусства, куда даже в уличной обуви не стоит ступать.

– Но ведь без современного искусства нет развития?

– Я не отрицаю современное искусство, но считаю, что с ним нужно быть очень осторожным. Это интересное, но очень опасное дело, ведь классика и традиция в современном мире – весьма хрупкие вещи, которые легко сломать и потерять безвозвратно. А мне бы этого очень не хотелось. На мой взгляд, очень важно сохранить русскую культуру, ведь она наполнена духовностью, которую нельзя утратить. Особенно это касается балета, который славится своей одухотворенностью. Поэтому внедрять современное искусство нужно дозированно, тем более у нас академический театр, и мы не занимаемся развлечением. Мы даем людям направление для духовного развития. Это очень ценно и очень сложно.

– Вы привезли в Иркутск обновленное «Лебединое озеро», чем вас не устраивала прошлая версия?

– Я давно хотел обновить эту постановку, ведь у меня было свое видение «Лебединого озера». На мой взгляд, предыдущая постановка стала очень формальной, и я хотел добавить в нее жизни. На самом деле, «Лебединое озеро» – не просто классическое произведение с красивой музыкой, а настоящая драма-балет, где кипят нешуточные страсти. Кроме того, мы сделали спектакль более массовым и динамичным. В нем были также обновлены декорации и костюмы. Премьера состоялась совсем недавно – 27 апреля. Говорят, что получилось неплохо. Да я и сам доволен результатом, сколько раз смотрел – все время открываю для себя что-то новое.

– На ваш взгляд, как за эти годы изменилась балетная труппа театра?

– За четыре года я внедрил другие подходы к работе. Сейчас артисты балета больше сконцентрированы на поиске внутренних смыслов роли. Для меня техническая сторона – не главное. Она, конечно, должна быть на высоте, но важнее чувства, которые испытывают танцоры, а значит, и зрители в зале. Но как это ни парадоксально, с таким подходом и техника у артистов стала лучше, ведь чтобы выразить телом чувства, физически нужно работать больше. Нельзя забывать, что русский балет восхитил весь мир именно своим внутренним содержанием. Красивая форма никогда не заменит мыслей и чувств артиста во время танца. Если видна техника, то значит, ничего не получилось, ведь она лишь средство для выражения эмоций на сцене.

Другие материалы
Реклама от YouDo