19 октября 2016

Для развития сельского хозяйства нам нужна стратегия и преемственность выбранного курса

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Аграрный блок в Законодательном Собрании Иркутской области усилил свои позиции. Вновь избранным депутатом регионального парламента на довыборах в сентябре текущего года стал Владислав Буханов, много лет возглавляющий агрохолдинг «Саянский бройлер». В интервью газете «Областная» он поделился своим взглядом на перспективу развития сельского хозяйства в регионе, как сделать эффективным вложение бюджетного рубля в отрасль, подвел промежуточные итоги работы агрохолдинга.

 – Владислав Валерьевич, вы вошли в состав комитета по законодательству о природопользовании, экологии и сельском хозяйстве. Какие первоочередные задачи, уже как депутат регионального парламента, вы перед собой ставите?

– Главная проблема, на мой взгляд, которая сильно тормозит развитие сельского хозяйства в регионе, – отсутствие внятной плановой Стратегии развития производительных сил. Сегодня идет формирование данного документа до 2030 года, где, на мой взгляд, необходимо обозначить точки роста в территориях на условиях кооперации. С учетом научного подхода должны четко определить, в каких районах и что более выгодно производить, хранить и оказывать логистические услуги, в том числе транспортные, тех или иных сельхозтоваров. Надо обозначить возможности роста по мясу, молоку, производства продовольственной пшеницы, фуражного зерна, чтобы в каждой территории найти те инвестпроекты, которые дадут прорыв для конкретной территории, кооперации и хозяйств.

– Если говорить конкретнее, какие направления сельского хозяйства необходимо развивать в области и где, чтобы была видна эффективность от вложенных бюджетных средств?

– У Иркутской области хорошие показатели по производству картошки, яйца, по молоку есть неточности в вопросах учета, но его тоже хватает. Зато точно не исчерпаны возможности по производству мяса говядины, корнеплодов. Хотя потенциал для развития того же животноводства у нас колоссальный, как и по овощам.

– Когда говорят, что Приангарье полностью себя способно обеспечивать продуктами первой необходимости, насколько это реально? Все-таки Сибирь – это территория рискованного земледелия.

– Сегодня не стоит задача в изоляции одной территории от других. Мы находимся в рыночных условиях. Говорить о том, что мы себя должны на 100% обеспечивать по всем направлениям, это не совсем верно. Но у нас есть потенциал для повышения производительности той же продовольственной пшеницы. Вспомните засуху в Центральной России в 2010 году, тогда на Сибирь, в частности на Иркутскую область, посмотрели другими глазами. Да, возможно, у нас не будет таких высоких урожаев, как в Краснодарском крае, но если катаклизмы в Центральной России или на Дальнем Востоке – не редкость, то в Сибири индекс производства по итогам последних лет стабильный.

– Стратегия, конечно, важный документ. Но власть в нашем регионе настолько часто меняется, что с приходом новой команды правительства меняется курс развития. Наша беда в отсутствии преемственности.

– Действительно, говорить о том, сколько концепций развития сельского хозяйства сменилось за последнее время – бессмысленно. Для достижения какого-либо результата нам необходима долгосрочная программа с преемственностью исполнения основных сырьевых показателей. Печальный опыт есть и в нашем регионе. В 2010 году были свернуты программы, которые были запущены двумя годами ранее. Речь шла о софинансировании из областного бюджета по техническому перевооружению. Те, кто брал в лизинг комбайны, оказались банкротами. Потому что предприятия надеялись на льготные условия и поддержку со стороны регионального правительства, в итоге они ничего не получили. Вновь допустить подобную ситуацию нельзя. Для развития отрасли необходима преемственность курса. Надо выбрать горизонт планирования, четко его проговорить с муниципалитетами, закрепить индексы, которые бы позволили увидеть, сколько продуктов мы выпустим, какие будут отраслевые зарплаты, сколько будет налоговых отчислений, сколько земли будет введено в оборот, что в итоге получит муниципалитет. Тогда это перспектива, в которую на государственном уровне есть смысл вкладывать деньги.

– Парламентская деятельность как скажется на управлении агрохолдингом «Саянский бройлер»? Будет ли у вас время заниматься предприятием?

– Если бы я перешел на постоянную работу в Законодательное Собрание, то мне пришлось бы оставить управление агрохолдингом. Но в региональном парламенте я работаю на неосвобожденной основе, причем не только в интересах своего округа, но и всей сельскохозяйственной отрасли.

– Опыт производственника, безусловно, будет хорошим подспорьем в вашей парламентской работе. Какими успехами агрохолдинга вы готовы поделиться с другими районами? 

– На примере агрохолдинга «Саянский бройлер» могу наглядно доказать, что кооперация – это рост для всех, кто в ней задействован. Несколько лет назад мы сделали упор на создание региональной производственной цепочки, который полностью себя оправдал. Мы силами дочерних предприятий и в партнерстве с фермерами производим собственное зерно, а впоследствии корм, идущий на питание бройлеров. Теперь, в развитие этой Стратегии, рассматриваем возможность создания агрообъединения для развития мясного и молочного производств.

 – Осень – это пора промежуточных итогов для аграриев. Какими достижениями в этом году гордится «Саянский бройлер»?

– Главное наше достижение – выполнили пятилетнюю программу модернизации 2011–2015 годов. Если говорить о следующей пятилетке, то наш потенциал – в развитии масляничных культур. Рассматриваем возможность работы с рапсом, в том числе и наших партнеров. В 2016 году мы смогли увеличить количество посевных площадей, не сократив объемы у наших партнеров. Расплачиваемся с кредитами, параллельно проиндексировали зарплату в агрохолдинге с января текущего года на 10%. Свое будущее связываем с замещением части продуктов, которые мы сегодня закупаем у других, в том числе по продовольственной пшенице и рапсу.

– В СМИ прошла информация, что вы готовы содействовать, чтобы Саянск приобрел статус территории опережающего социально-экономического развития. В ТОРе вы видите будущее для моногорода? Но крупные инвесторы в то же Усолье-Сибирское не торопятся заходить. Не проще ли создать в Саянске технопарк и по примеру Ангарска развивать предпринимательство?

– Принципиальная разница в том, что в Усолье-Сибирском нет технического гиганта, на который могут зайти дополнительные инвестиции или смежные производства, в Саянске есть такое базовое предприятие – это «Саянскхимпласт». В условиях разработки малых месторождений сегодня есть инвесторы, которые готовы заходить на полный цикл нефтегазохимии, понимая, что уже есть мощный потребитель в лице «Саянскхимпласта», есть инфраструктура, есть высокие квалифицированные кадры, которые живут в благоприятных условиях.

У технопарков нет тех налоговых преференций, что есть у ТОРов – речь идет об особых условиях по налогам на 10 лет. Поэтому статус территории опережающего развития – это серьезное конкурентное преимущество для открытия новых производств.

Другие материалы
Реклама от YouDo