Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

16 ноября 2016

Потерянный город

Деревянное зодчество Нижнеудинска смотрит на горожан пустыми глазницами

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Иркутская область богата уникальной деревянной и каменной архитектурой. Но знаем ли мы свои памятники «в лицо» и можем ли что-то рассказать о них? В этой рубрике мы совместно со Службой по охране объектов культурного наследия региона попытаемся раскрыть легенду самых интересных объектов зодчества, продемонстрируем проекты реставрации и расскажем об их дальнейшей судьбе.

Пустые глазницы старого двухэтажного деревянного дома № 89 по улице Ленина старчески слезятся каплями от недавно прошедшего дождя. Скорбный антураж дополняет полуразрушенная-полусгоревшая крыша, оборванные ставни и карнизы, а вокруг заросли бурьяна в рост человека. Это – памятник деревянного зодчества почти в центре города.

Далеко не все знают о том, что Нижнеудинск в числе немногих городов Иркутской области еще с 1990 года причислен к историческим городам. Когда-то здесь было большое количество уникальных памятников деревянного зодчества, но с тех пор минуло более четверти века. «Минула» за эти годы и большая часть исторического наследия. В каком же состоянии сегодня находятся памятники деревянного зодчества? Сколько из них существует на самом деле, а сколько лишь на бумаге? Это решил выяснить известный нижнеудинский общественный деятель, член историко-краеведческого клуба «Наше наследие» Владимир Харламов.

– Мне не безразлично, в каком городе я живу. Или это ухоженный город, в котором современные здания гармонично соседствуют с историческими постройками, или же это безликий типовой городок, который абсолютно ничем не отличается от сотен таких же городков по всей стране, не имея своего собственного исторического лица.

Мы встретились с Владимиром Харламовым на улице Ленина, в районе магазина «Первый номер». Кстати, это здание тоже историческое, и тоже находится далеко не в идеальном состоянии. Но, по крайней мере, этот бывший купеческий дом – каменный, и ему не угрожает в ближайшее время исчезнуть с лица земли. Как, например, случилось с деревянным зданием старинного двухэтажного амбара, стоявшего когда-то во дворе. В 2010 году после пожара его разобрали, и сейчас от него остались только фотографии.

Историко-культурное наследие в Нижнеудинске беспризорно, уверяет Владимир Харламов.

– В последние годы у нас строится довольно много частного жилья, – делится своими мыслями Владимир Васильевич. – Это, конечно, замечательно, но при этом зачастую не учитывается исторический аспект градостроительства. Никому нет дела до того, что на месте некоторых из этих домиков или магазинчиков еще совсем недавно стояли здания уникальной деревянной архитектуры, те самые, благодаря которым Нижнеудинск когда-то был признан историческим городом. А администрацией нашего города этот процесс пущен полностью на самотек. Деревянные памятники истории с подозрительной периодичностью уничтожаются пожарами, разрушаются от старости или попросту исчезают. На их сохранение и реставрацию не выделяется ни одного рубля, никто не следит за их состоянием. Практически все историко-культурное наследие в Нижнеудинске беспризорно! И как результат – наш исторический город с каждым годом теряет свою самобытность.

Мы идем выше по улице Ленина, к дому № 89. Этот двухэтажный деревянный дом постройки начала прошлого века также внесен в каталог памятников деревянного зодчества. Впрочем, теперь уже можно сказать: был. Пустые глазницы окон старого дома с укором и мольбой взирают на нас. Судя по буйным зарослям бурьяна, мы его единственные гости за последнее время. Сам дом полуразрушен и носит явные следы пожара. Судьба его предрешена, восстанавливать его уже никто и никогда не будет.

7

Идем дальше. Дома № 97, 85, 77, 65 находятся в удовлетворительном состоянии, однако их хозяева подвергли свое жилье значительной «модернизации». Но если здание признано памятником деревянного зодчества, то оно должно сохранять все элементы памятника, это обязательно должно учитываться при ремонте. Понятно, что люди, живущие в таких домах, хотят жить комфортно и пользоваться всеми благами современной цивилизации. Так исчезают старинные резные наличники, ставни и карнизы, зато в домах постройки прошлого – позапрошлого века появляются пластиковые окна, обшитые сайдингом стены и крытые металлочерепицей кровли. Где же она, та тонкая грань между желанием сделать свой дом комфортным и обыкновенным варварством?

Владимир Васильевич сверяется со списком домов, внесенных в перечень памятников деревянного зодчества. Его он составлял по постановлению главы города Анатолия Ольшевского № 164 от 1996 года «Об утверждении перечня объектов исторического и культурного наследия города Нижнеудинска».

– Тогда специальной комиссией были учтены все объекты исторического деревянного зодчества в нашем городе, – рассказывает Владимир Васильевич. – Согласно этому документу в нашем городе на тот момент было: объектов, представляющих историко-архитектурную ценность, – 209, предлагаемых к постановке на госохрану – 22, вновь выявленных объектов, которые также представляют историко-архитектурную ценность, – 106. То есть по этому перечню в 1996 году у нас было 315 объектов, представляющих историко-архитектурную ценность. А вот по каталогу 2010 года, составленному областной службой по охране объектов культурного наследия по городу Нижнеудинску, указано уже всего 176 памятников деревянного зодчества. Таким образом, «потери» в деревянном зодчестве нашего города за 14 лет составили 139 объектов. Возможно, какая-то часть из них почему-то не вошла в этот каталог, но многие из этих зданий попросту исчезли – сгорели, пришли в запустение или разобраны. Но и это еще не все, ведь за прошедшие шесть лет и из этих 176 объектов тоже не все «дожили» до нашего времени. И если так пойдет дальше, сколько их останется в нашем городе, скажем, лет через десять?

Дому № 63 по улице Ленина также «не повезло». Он начисто лишен крыши – здесь также видны следы пожара. А этот дом украшен старинным ажурным резным карнизом и ставнями. Но любоваться горожанам на этот полуразрушенный образчик деревянного зодчества осталось, видимо, недолго, его стены пронумерованы чьей-то рукой, возможно, в скором времени он будет разобран.

– Проблема сохранения культурного наследия Нижнеудинска стоит у нас очень остро, – продолжает Владимир Харламов. – И это вызывает множество вопросов у всех людей, неравнодушных к судьбе нашего родного города, и в первую очередь эти вопросы адресованы к руководству города. Ведь в идеале власть любого уровня должна не только знать о нуждах и проблемах горожан и самого города, но и стараться их решить, сделать все необходимое для их благополучия. А у нас получается так: – власть – она как бы сама по себе, народ – сам по себе. Вот почему разочарованность нижнеудинцев в городских властях у нас наблюдается повсеместно. И вопрос сохранения деревянных памятников зодчества тут не исключение. О чем тут говорить, если мне приходилось слышать от чиновников, людей априори обязанных заботиться о нашем городе, например, такое: «Дался вам этот старый хлам!»…

Экскурсия по улице Ленина продолжается. Вот на перекрестке с улицей Лермонтова дом № 30 – бывший доходный дом А.В. Перфильева, построенный в конце XIX века. Это двухэтажное здание тоже памятник деревянного зодчества. И о нем тоже можно сказать: был. Года два назад этот дом также серьезно пострадал от пожара и лишился кровли. Теперь на ее месте вырос небольшой нерукотворный сад. Чтобы не пугать граждан, все же самый центр города, дом обтянут маскировочной сеткой, а на стенах его гордо красуются два баннера. Напротив этого дома – магазин «Соболь», здание постройки 1904 года. В результате многолетней и многоразовой «модернизации» это здание полностью утратило свою историко-культурную ценность.

Бывший доходный дом А.В. Перфильева, построен в конце XIX века

– Да, есть федеральный закон № 73-РФ от 25.06.2002 года «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», – говорит Владимир Харламов. – Согласно этому закону в областном центре была создана служба по охране объектов культурного наследия Иркутской области, которая, собственно, и должна заниматься этими вопросами во взаимодействии с местными властями. Но последний мониторинг этой службой проходил в нашем городе еще в 2010 году. Я разговаривал по телефону с сотрудниками этой службы, рассказывал им о проблемах сохранения деревянного зодчества в нашем городе, но мне ответили так: «Мы не успеваем».

В архитектурном отделе городской администрации выразились еще определенней: «Мы не можем нарушать законы Российской Федерации. Это не входит в нашу компетенцию». Очень удобная позиция у администрации города, ничего не скажешь. А ведь кто как ни администрация, а именно глава города, должен был бы нести ответственность за все, что происходит в нашем городе, в том числе и за сохранность его культурного наследия?

Дом военкома Кокаулина до сих пор хранит следы от боя

Островная часть города. Здесь едва ли не каждый дом – сама история Нижнеудинска. Вот улица Демьяна Бедного, дом № 7. Здесь когда-то жил первый уездный военный комиссар и председатель ревтрибунала В.А. Кокаулин. В июне 1918 года в городе начался чехословацкий мятеж, поддержанный офицерами и некоторыми местными жителями. Многие советские работники и руководители города были арестованы и убиты. Пришли мятежники и за военкомом Кокаулиным, к этому самому дому. Военком, спрятав семью в подполье, стал отстреливаться. Нападавшие тоже открыли огонь. Кокаулина ранили, но и он в перестрелке застрелил двоих. Тогда нападавшие обложили дом военкома дровами и пригрозили его поджечь. Чтобы спасти семью, Кокаулин сдался на расправу и в этот же день был убит. Говорят, что стены дома под обшивкой до сих пор хранят следы того боя. Сам дом находится в более или менее нормальном состоянии, и совсем недавно живущая в нем молодая семья только от нас узнала о том, что их дом – объект исторического наследия.

Нужно спасать то, что осталось

– Что такое малая родина? – в словах Владимира Харламова чувствуется горечь. – Ведь это, в том числе, и история своего дома, улицы, на которой ты живешь, своего родного города или села. И показывать свое отношение к ней нужно не громкими словами о патриотизме или любви, а конкретными делами, конкретными поступками. А у нас? Наплевательское отношение к своей родной истории, к своему культурному наследию. С таким отношением мы рискуем скоро превратиться в настоящих Иванов, родства не помнящих. Я разговаривал недавно по этому поводу с бывшим главным архитектором города Михаилом Купреевым, он также очень озабочен состоянием дел с деревянным зодчеством в нашем городе. Михаил Михайлович выдвинул очень интересное предложение – создать независимую общественную комиссию по учету и оценке нашего исторического наследия и выйти со своим заключением на областную службу по охране объектов культурного наследия. Но в этом вопросе нужна хотя бы минимальная заинтересованность и городских властей. Очень хотелось бы, чтобы нас услышали и горожане, и администрация города, и областная служба по охране памятников историко-культурного наследия. Нужно спасать то, что у нас еще осталось.

Тем временем исторических памятников архитектуры, уникальных шедевров деревянного зодчества в Нижнеудинске с каждым годом все меньше и меньше. Их перестраивают, обновляют, модернизируют, иногда просто сносят или сжигают. И если сейчас не обратить внимания на эту проблему и общественности, и властям, то вполне возможно, что наши дети будут изучать историю родного города уже только по книгам или старым фотографиям.

Реклама от YouDo