Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

28 ноября 2018

Экологический десант спасал растительность байкальского побережья от шелкопряда

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Шпатель против шелкопряда

Этой осенью экологический десант спасал в Ольхонском районе и без того скудную растительность байкальского побережья. Министерство лесного комплекса Иркутской области вместе с ассоциацией «Байкальское содружество» и отрядом «Добровольцы лесов Сибири» организовали акцию «Здоровый лес для Байкала». Несколько десятков волонтеров прибыли в бухту Сохтор на Малом Море, где вручную, с помощью самых обычных шпателей, отскабливали яйцекладки, оставленные летом прожорливыми бабочками непарного шелкопряда под камнями, в трещинах коры деревьев и в других укромных местах.

Студенты, представители добровольной пожарной охраны и другие неравнодушные граждане выходной день посвятили полезному делу. Рано утром активисты отправились в Ольхонский район, чтобы бороться с непарным шелкопрядом, который грозит растениям уже будущей весной и летом. Учитывая близость Байкала, разрешенных способов для этого мало. Один из них – механический сбор и уничтожение яйцекладок, которые бабочка отложила на зимовку.

По пути сотрудники центра защиты леса рассказали пока неопытным в этом деле волонтерам много интересного о вредителе, замеченном на берегах Байкала. К примеру, одна бабочка непарного шелкопряда способна отложить от 500 до 1,5 тыс. яиц. А если бабочек тысячи, сотни тысяч? Масштаб распространения вредителя, по признанию специалистов, растет в геометрической прогрессии. Год назад непарным шелкопрядом было поражено 500 га территории, сегодня уже 3,5 тыс. В следующем году, если ничего не делать, будет в разы больше. Сопки, расположенные поблизости, – наглядный пример того, как вредитель расправился с деревьями, которым с большим трудом удалось закрепиться на скальнике. Лиственница, массово страдающая от непарного шелкопряда, дерево живучее, оно может выдержать трехкратное 100%-ное объедание. Но здесь деревца не выдержали, они уже потеряли хвою. Восстановлению такой лес не подлежит.

– После шелкопряда дерево съедается полностью, лес погибает, остается его только убирать, ни для каких целей он больше негоден, – говорит эксперт рабочей группы по экологии и охране леса регионального отделения ОНФ, руководитель проекта «Сохранение озера Байкал» Екатерина Удеревская.

Опыт сбора яйцекладок механическим способом у нас применяется впервые.

– Он очень трудоемкий. Надо поднять каждый камень, покрутить его, рассмотреть со всех сторон. Но других действенных способов нет. В центральной экологической зоне Байкала обработка пестицидами запрещена, – отмечает замдиректора центра защиты леса Иркутской области Наталья Сумина.

Волонтеров обеспечили перчатками, без них к сбору яйцекладок не допустят. Достаточно плотную яйцекладку бабочка непарного шелкопряда бережно укрывает волосками, которые могут вызвать аллергическую реакцию на коже.

Группа делится на три части. Каждой организаторы акции доверяют отдельный склон, обязательно обласканный солнцем.

– Мы точно знаем, что яйцекладок больше на южных, хорошо прогреваемых склонах. А вон деревья на соседней сопке, которая в тени, уже не спасти. Гусеницы легко перебираются туда, где есть для них пища, – продолжает Наталья Сумина.

Непарный шелкопряд – вредитель всеядный. В отличие от своего собрата, скромного сибирского шелкопряда, в его рационе более 300 пород деревьев, а если деревья уже объедены, непарный шелкопряд с удовольствием перейдет на траву.

Студентка ИрГУПСа Ксения с подругой – участницы акции. За два часа работы девушки остались совсем без сил.

– Ворочать камни, конечно, тяжело, хоть нам и помогают, – рассказывает активистка. Есть опасность повредиться, упасть, потому что камни скользкие. Но нам все равно нравится, радостно, что мы хоть чем-то можем помочь природе. А вот наш небольшой «улов», – показывает активистка пухлый кулек с яйцекладками вредителя.

Масштаб проделанной волонтерами работы крайне мал. Это понятно даже впервые узнавшим о вредителе студентам.

– Этой акцией мы хотим добиться того, чтобы были внесены изменения в федеральное законодательство. В экстренных случаях необходимо разрешить использование биопрепаратов в Центральной экологической зоне, – говорит руководитель рабочей группы по экологии и охране леса регионального отделения ОНФ Сергей Апанович. – Мы весной и летом посещали это место, гусениц было столько, что сбрасывать их не имело смысла. Они полностью облепляли дерево и, естественно, съедали его. Необходимо срочно менять законодательство, ведь биопрепараты используются в городах при борьбе с молью. Они разлагаются через 10 дней и безопасны для живых организмов.

Екатерина Удеревская считает, что изменения в законодательстве необходимо принять как можно скорее, чтобы весной специалисты еще успели провести опыление и спасти лес:

– Здесь кладок относительно мало, туда, где их много, нужно ехать восемь-девять часов, там труднодоступные места. Добровольцев туда не довезешь, да и рук там нужно значительно больше. Организация таких выездов – дорогое удовольствие.

Реклама от YouDo