Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

26 декабря 2018

В гостях у деда Морозова

Автор: Анна Виговская, виго

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Не зря говорят, что под Новый год случаются чудеса и сбываются желания. Выполняя задание редактора, – найти на обложку предновогоднего выпуска – символ наступающего года – Желтую Свинью, все сбились с ног. Заплывшая жиром хавронья не подходила по эстетическим соображениям, а няшные мини-пиги как в воду канули. Ну не держат иркутяне в квартирах миниатюрных хрюшек! Нечаянная встреча с фермером Валерием Морозовым стала настоящим подарком. Как выяснилось, и свиньи у него всевозможные есть в наличии, и фамилия самая подходящая, да и дедом он оказался всамделишным – четыре года назад дочь подарила им с женой внучку Мирославу.

С мечтой по жизни

Кто-то в детстве мечтал стать космонавтом, кто-то грезил о море, а Валерка Морозов с ранних лет хотел жить в деревне и быть обыкновенным крестьянином. Каждый год мальчишка с нетерпением ждал лета, чтобы отправиться в гости к бабушке. Туда, где просыпался по утрам не по будильнику, а от петушиной песни, бежал по росному лугу и прыгал с шатких деревянных мостков в теплый пруд, с покачивающимися на поверхности кувшинками, пил парное молоко из щербатой глиняной крынки, а в саду налету срывал румяное, напоенное солнцем яблоко и впивался в него зубами, обливаясь до самых ушей соком.

К выпускному классу сентиментальные грезы поутихли, уступив место более рациональным вещам: экзаменам и поступлению в институт. В Нижнем Новгороде, где на тот момент жил с родителями Валерий, выбор для абитуриентов был широчайший. Он же остановился на академии МВД: и престижно, и профессия самая что ни на есть мужская. После окончания какое-то время работал оперативником в уголовном розыске, затем перешел в прокуратуру. Корпел на работе с утра до поздней ночи, распутывая человеческие судьбы, заключенные в пухлые судебные тома, и не думал не гадал, что и для него самого фортуна приготовила сюрприз. Оказавшись однажды в командировке в Иркутске, он познакомился с женщиной. Влюбился без памяти и, не раздумывая, сменил местожительство, превратившись в сибиряка. Переезд повлек за собой и перемену профессии. Начинал с торгового представителя, трудился даже в международных холдингах, а последним местом работы «на хозяина» стала должность коммерческого директора Усольского мясокомбината. Тут-то Валерия и накрыла, казалась, забытая ностальгия по деревне. Сначала только во сне всплывал бабушкин домишко с покосившимся пряслом, потом среди нервной будничной толкотни начала вставать перед глазами бездонная синь, отразившаяся в подернутой ряской воде. Кто знает, как долго он мог бы еще томиться от нереализованных желаний, если бы не внезапное осознание: позади полжизни, надо на что-то решаться.

– Давай переедем в деревню, – рискнул как-то предложить супруге.

Три года убеждал, доказывал, обещал, пока семья не перебралась в Московщину. Купили двухэтажный дом с участком и начали обживаться.

Технология эко

Жить не земле и не держать хоть какого-то хозяйства, по мнению Валерия Морозова, – нонсенс. Посадил картофель, развел кур, а еще закупил остатки гусиного стада, которых распродавали в СПК «Окинский». Для того чтобы дело пошло проворней, привез из Китая инкубатор. Когда численность пернатых достигла 3,5 тысячи, пришлось подумать о переезде – общительные птицы, вызывая неудовольствие соседей, поднимали ор почище взлетающего боинга. Стали искать землю. В радиусе 100 км от Иркутска по бумагам свободных площадей имелось достаточно, но на деле у каждого участка находился хозяин. Остановились на деревне Харат, что в Эхирит-Булагатском районе, где продавали останки фермы с причитающимися к ним 50 га земли. Вскоре к курам и гусям добавились кролики, овцы, коровы, лошади и свиньи. Земельный надел вырос до 900 га, а машинный двор заполнился тракторами и прочей сельхозтехникой.

– Гуси – сезонная продукция, тушки берут под Новый год, несутся они всего с марта по май, а чтобы хозяйство функционировало круглогодично, мы приняли решение создать универсальную экоферму, – обосновывает свою идею Валерий. – Условие ставили только одно: производить продукцию высокого качества, используя исключительно экологически чистые технологии производства, не наносящие вреда окружающей среде и человеку.

Сено, сенаж из кормовых трав и картофель для себя и животных здесь заготавливают со своих полей, получая отменный урожай. Да и как ему не быть таковым, если за год перед посадками по полям гуляет гусиное стадо и буренки с баранами? А чтобы наладить реализацию мяса, Морозовы запустили свой сайт. Сначала на него заходили друзья и знакомые супругов, затем, наслышавшись восторженных отзывов, к ним присоединились уже их приятели и сослуживцы. Теперь технология отработана до мелочей: утром через интернет фермеры получают заказ, в этот же день работники забивают скотину, а уже к вечеру везут парное мясо заказчику. Хочешь – говядину, конину или свинину, нравится более диетическая крольчатина, баранина или курятина – и это пожалуйста.

Нюша и Ко

Разумеется, ограничиться только рассказами об экоферме было нельзя, поэтому мы настояли на демонстрации хозяйства. Резво оббежав территорию, посмотрев на меланхолично жующих коров, одетых в густую шубу баранов, и взволновавшееся от приближения незнакомцев гусиное море, настоятельно потребовали предъявить грядущий символ года.

– Да ради бога, – великодушно согласился Валерий. – Их у меня больше сотни. Разного размера и расцветки. Есть крупная белая, ландрасы, дюрки, есть вьетнамская вислобрюхая – миниатюрная порода, взрослый вес которой не превышает 35 кг. Пропагандируя «эко» и уход от антибиотиков, мы были вынуждены покупать разные породы и выводить свою, чтобы они имели более сильный иммунитет и более вкусное мясо. Сравнивали, как растут и набирают вес, анализировали стойкость к болезням… Потом стали заниматься селекцией. Крупную белую скрестили с ландрасом, дюрка – с вислобрюхой и получили в итоге замечательную харатскую свинью. Стали рождаться необычные поросята: полосатые, пятнистые, разноцветные… Мы даже им названия придумали: бурундук, далматинец и рыжий.

В то время как крупные особи содержатся в открытых загонах, малыши и подростки нежатся в недавно отстроенной из пеноблоков ферме. Заглянули в стайки – в глазах зарябило от разноцветья: ярко-рыжие, белые, черные, в пятнышках и полосочках. А какой визг они подняли, когда их попробовали вынуть наружу!

– Вот это моя любимица Нюша, – успокаивая разволновавшегося оранжевого поросенка, рассказывает хозяин. – У жены фаворит черненький вьетнамский мини-пиг. В каждом помете, как у собак, сразу видно лидера. Так вот эти двое, несмотря на то что родились самыми маленькими, буквально с первых дней жизни проявили недюжинную сообразительность.

Поросята, поясняет, очень быстро привыкают к режиму кормления. Нюша, например, сразу поняла, что если будет визжать, кричать и не давать никому покоя, ее быстрее накормят. Пробовали с ней бороться, ведь перекорм животного – это достаточно плохо – ничего не вышло! Пытались обманывать водой, наливая вместо молока в чашку, получилось один раз, после она демонстративно переворачивала миски и орала с удвоенной силой. А ее чернокожий друг и вовсе из-за своего миниатюрного размера научился просачиваться в любую щель, резво оббегал стайки соседей, вылизывая дочиста чашки соплеменников, и возвращался довольный обратно. Впечатленные сообразительностью и умом этой парочки, Морозовы решили: после взросления их не пускать на мясо, а оставить в качестве производителей. Вдруг их потомки превзойдут по интеллекту родителей?

Словно догадавшись, что речь идет о ней, Нюша, к всеобщему изумлению, принялась позировать. То голову повернет перед фотоаппаратом, то подмигнет одним глазом – чудо, а не хрюшка! Валерий плавно перешел к рассказу о перспективных планах: открыть несколько кафе и начать производство травяной муки в гранулах. А меня вдруг осенила мысль: кого мы будем снимать на обложку в Год Дракона?

Другие материалы
Реклама от YouDo