23 января 2019

Более 101,5 тыс. га сибирских лесов заражены вредителями

Фото: Центр защиты леса Иркутской области

Профилактика порхающей угрозы

Не меньший ущерб, чем пожары, сибирской тайге наносят болезни и вредители. Выявлением новых угроз и борьбой с ними занимаются иркутские лесопатологи. О планах на предстоящий полевой сезон рассказал исполняющий обязанности директора филиала ФБУ «Рослесозащита» – «Центр защиты леса Иркутской области» Александр Зверев.

По официальным данным, в настоящее время площадь очагов вредных организмов в лесах субъекта составляет более 101,5 тыс. га. Хвоегрызущие вредители занимают 69,1% от всей площади очагов. Кроме них угрозу для сибирской тайги представляют болезни леса (21,5% от всей площади очагов), стволовые вредители (6,4%) и листогрызущие (3%).

Атака на шелкопряда

Одним из самых опасных в группе хвоегрызущих вредителей является сибирский шелкопряд. По данным инвентаризации, общая площадь очагов этого вредителя в Иркутской области составила свыше 70 тыс. га. Эта, на первый взгляд, безобидная серая бабочка – настоящая беда тайги. Если не бороться с насекомым, то последствия могут стать катастрофическими. Прожорливый вредитель способен уничтожить тысячи гектаров леса.

В Иркутской области присутствует две расы сибирского шелкопряда – кедровая и лиственничная. В насаждениях Черемховского, Заларинского, Зиминского, Усольского лесничеств кедровая раса вредителя развивается с лётом по нечетным годам, в Нижнеудинском лесничестве – по четным. Лиственничная раса шелкопряда в Качугском лесничестве летает по четным годам.

В 2019 году проведение мероприятий по борьбе с сибирским шелкопрядом требуется на площади свыше 41 тыс. га. в пяти лесничествах. Мероприятия по уничтожению или подавлению численности вредителя планируется провести авиационным способом с применением химического препарата, а также наземным – с применением биологического препарата.

– Во всех очагах, рекомендуемых под борьбу, отмечается увеличение численности вредителя, в популяциях отмечено значительное преобладание самок. При этом в указанных районах сложились оптимальные для развития вредителя условия: благоприятный температурный режим, достаточное количество кормовой породы и отсутствие сдерживающих факторов. Все это может привести к значительному росту численности сибирского коконопряда при отсутствии мер борьбы, – отметил Александр Зверев.

Тревогу у иркутских лесопатологов вызывает и шелкопряд непарный. В отличие от своего собрата, он практически всеяден. Кроме того, насекомое облюбовало леса на берегу Байкала, в центральной экологической зоне, где запрещено применение любых препаратов, даже биологических. В настоящее время «непарник» занимает площадь свыше 3 тыс. га. Поврежденные им насаждения ослаблены высокой антропогенной нагрузкой.

– Надо отметить, что правовой режим Центральной экологической зоны Байкальской природной территории не позволяет вести на территории Ольхонского лесничества обработку с применением химических и биологических препаратов. Единственным возможным на данный момент способом борьбы с непарным шелкопрядом на берегах Байкала является сбор его яйцекладок механическим способом. Нашими специалистами с привлечением добровольцев осенью прошлого года на части поврежденной территории проведена акция, в результате которой было собрано около 15 кг отложенных яйцекладок вредителя, – рассказал Александр Зверев.

Жук-вредитель с Дальнего Востока

Тайга Приангарья столкнулась с новой угрозой, в ее лесах был обнаружен полиграф уссурийский. Это типичный представитель хвойных лесов Приморья и Приамурья, но в последние годы отмечено постепенное расселение жука за границы ареала. Нанесенный им ущерб хвойным лесам огромен и сопровождается серьезными экологическими последствиями. После зимовки только с одного дерева может вылететь до 40 тыс. особей, которые предпочитают заселять молодые насаждения, угнетенные и ослабленные деревья. В течение всего двух-трех лет дерево может погибнуть.

В Иркутской области полиграф уссурийский был обнаружен в лесных массивах, примыкающих к железной дороге в Слюдянском районе. По мнению специалистов центра защиты леса, вероятнее всего, данный вредитель был завезен в наши края из соседних субъектов РФ, где есть его действующие очаги.

Единственный путь остановить распространение вредителя – санитарные рубки, поскольку обработка лесного массива не имеет смысла, ведь личинки жука живут под корой и повреждают древесину.

Бактериальная водянка

В 2019 году лесопатологи продолжат наблюдать и за насаждениями, поврежденными бактериальной водянкой. Очаги этой болезни зафиксированы на территории Слюдянского, Усольского и Шелеховского лесничеств. Общая площадь лесов, где выявлена данная угроза, составляет свыше 62 тыс. га.

Специалисты центра защиты леса говорят, что симптомами бактериальной водянки являются ослабление и усыхание деревьев, поперечные и продольные трещины в коре и активное смолотечение из них. Характерный признак болезни – наличие на поперечном срезе древесины ствола «мокрого ядра». И опасность в том, что из-за бактериальной водянки усыхает не одно-два дерева, а целые лесные массивы.

– Проведение сплошных санитарных рубок в кедровых насаждениях, полностью усохших в связи с воздействием бактериальной водянки, в настоящий момент фактически невозможно, так как данные древостои отнесены к территории Центральной экологической зоны озера Байкал, где федеральное законодательство запрещает сплошные рубки, в том числе и санитарные. Поэтому следует ожидать дальнейшего увеличения площадей, пораженных данным заболеванием кедрачей, – прокомментировал Александр Зверев.

Ежегодно Центр защиты леса Иркутской области обследует десятки тысяч гектаров тайги. Народная мудрость гласит: любую болезнь лучше предупредить, чем потом ее лечить. Своевременное выявление поврежденных насаждений и проведение санитарно-оздоровительных мероприятий – это залог здорового леса.

Другие материалы