Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

30 января 2019

Иркутянка Янина Топтун сменила административное кресло на фермерскую жизнь

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Иркутянка Янина Топтун несколько раз кардинально меняла сферу деятельности. Почти десять лет назад она оставила профессию модельера и стала чиновником, потом сменила административное кресло на фермерскую жизнь. Сейчас вместе со своим мужем Евгением делает сыры из козьего молока, мясные деликатесы, разносолы, заготавливает дикоросы.

– Янина, как вы стали фермером?

– К фермерству приходят по-разному. Есть люди, которые всегда жили в деревне и продолжают дело родителей. Мне знакомы 100-процентные горожане, у которых внезапно возник импульс уехать в сельскую местность. Некоторые здесь когда-то родились или бывали, но думают о том, чтобы вернуться. Память постоянно возвращает их в яркие картинки детства с запахами, вкусовыми ощущениями, атмосферой, хочется повторить то, что делали твои дедушка и бабушка. Это про меня. Я родилась в селе Качуг, но мои впечатления о сельском хозяйстве связаны с хутором в Витебской области, где жили родители отца, поляки, которые в 1939 году внезапно стали белорусами. Они не говорили по-русски, в районном центре покупали только соль и сахар. Сами делали кумпяк – аналог дорогостоящего хамона – сыровяленые и копченые колбасы, сыры, хлеб, компоты. Сегодня это деликатесы, а раньше было повседневной едой. Гектар практически без изгороди, река с лягушками, яблоки. Эти воспоминания бесценны. Возможно, что мое фермерство – это возвращение на хутор, только не в далекой Белоруссии, а здесь, где крепкие корни.

– А кто вы по профессии?

– Первое образование – технолог швейного производства. Школу я заканчивала в городе Тында, там не было учебных заведений по моему профилю. Приехала в Иркутск, где были родственники, попыталась поступить в пединститут, чтобы стать учителем труда. Подвела физика. В страхе, что мне придется возвращаться в серую от кочегарок Тынду, где делать было совершенно нечего, я поехала в Ангарск, в техникум легкой промышленности. Но после его окончания не стала работать по профессии, так как производственные практики на швейной фабрике № 1 окунули меня в реальность, далекую от мира моды. Это было начало 1990-х, и я ушла в коммерцию. По выходным мы с девчонками торговали на барахолке, на неделе – на улице Урицкого. По вечерам шила пуховики и юбки в складку, стараясь делать свою работу так, чтобы не было заметно, что это самошитая вещь. Фирменные этикетки усиливали эффект.

А потом был салон-ателье «Янина» – один из лучших в городе. Более семи лет мы много работали и творили, часто без выходных, иногда и по ночам. Это приносило мне больше морального удовлетворения, чем финансового. Высокая арендная плата, налоги, прикладные расходы. Было принято очень сложное решение – закрыть ателье. Затем года два поработала стилистом, преподавала, помогала женщинам в создании правильного образа. И это тоже было очень интересным занятием. К тому времени у нас уже был дом в деревне Московщина с гектаром земли, огородом и десятью курицами. Решение баллотироваться в депутаты думы Уриковского муниципального образования было естественным, так как участие в жизни деревни я принимала и раньше. В это же время мне предложили должность заместителя главы администрации Уриковского муниципального образования. И сельская жизнь увлекла с головой.

– Как супруг отнесся к идее заняться фермерством?

– Муж поддерживает эту идею, ведь на сегодняшний день именно он производитель сыров и мясных деликатесов. Дикоросы – это тоже его идея и начало. Он имеет высшее авиационное образование, но не найдя себя в этой профессии, много лет был предпринимателем. Вскоре мы приняли решение приобрести значительное поголовье коз. Это замечательные животные, милые, очень добрые, ласковые, красивые, чистоплотные и, поверьте, умные. Чтобы это понять, достаточно хоть раз с ними пообщаться.

– И сразу же, наверное, стали делать сыр?

– На самом деле, первые сыры супруг начал изготавливать лет пять назад, покупая деревенское коровье молоко. Все искренне удивлялись, увидев настоящие головки сыра с дырочками внутри. Мы угощали знакомых и родных, лакомились сами. Но когда появились козы, было принято однозначное решение – делать козий сыр. Конечно, начинали с использованием производственных заквасок. Но со временем стало скучновато, и Евгений начал задавать вопросы и искать ответы, изучая старинные рецепты сыроделия, читая книги XIX – начала XX веков. Ведь все народы всегда делали сыры, поскольку это самый лучший способ сохранить молоко, усилив его полезные качества. Так мы приблизились к натуральному сыроделию и сегодня можем предложить покупателю натуральный продукт, который не содержит химических компонентов и производственных порошков.

– У вас большое хозяйство?

– Не очень. У нас два наемных работника и 52 гектара земли, на которых сеем и заготавливаем разнообразные корма для животных. Это очень важно, ведь качество сыра начинается с поля. Можно приобрести комбикорм, который снижает трудозатраты и увеличивает надои, но это уже не то. Свои овощи и овес, заготовленные с лета веники из березы и осины, а зимой добавляем в рацион ветки хвойников.

– С какими проблемами сталкивается ваше фермерское хозяйство?

– Для официальной торговли фермер должен оформить декларацию соответствия своей продукции. Сама система декларирования, начиная со стоимости, одинаковой как для крупного агрохолдинга, так и для начинающего производителя, заканчивая сложностью оформления, очень далека от мер поддержки предпринимательства, скорее, наоборот. Я, например, очень долго искала технические условия на козий сыр. Оказалось, что их просто нет, даже в ВНИИ маслоделия и сыроделия города Углич. Сейчас мы работаем над их созданием. Получается, что мы первые. Как и всех предпринимателей Иркутской области, нас очень беспокоит рост цен на электроэнергию, на ГСМ. Нас волнует ненадежное законодательство. Занимаясь решением своих вопросов, мы сталкиваемся с нормативно-правовыми актами, читая которые, ничего не понимаем. Фермеры знают, сколько времени нужно потратить на то, чтобы найти необходимый кабинет, важную для работы информацию. Я считаю, что нам повезло, мы ощущаем поддержку мэра Иркутского района, министерства сельского хозяйства региона. Не первый год сотрудничаем с Фондом микрокредитования Иркутского района и Фондом поддержки малого и среднего предпринимательства.

– В каком направлении вы планируете развиваться?

– Сейчас находимся на уровне стартапа. Планируем войти в торговлю, поставлять козье молочко в детские сады, сотрудничать с ресторанами, приобрести коров, чтобы расширить ассортимент более дешевым сыром из коровьего молока, построить семейную козью ферму и организовать хутор с нескромным названием Топтуновский, где будем принимать всех желающих поближе познакомиться с деревенской жизнью.

– Нет соблазна схалтурить, ведь тогда прибыль может увеличиться в разы?

– Когда-то я услышала или прочитала у режиссера Андрона Кончаловского такое словосочетание, как интимная ответственность. Это когда ты делаешь правильно не потому, что «вдруг узнают и осудят», а потому, что так должно быть. Прежде всего, это честность перед самим собой. Сегодня в погоне за снижением себестоимости у производителей продуктов питания очень много соблазнов добавить, подсыпать или заменить. Вот тут-то и нужна она, эта ответственность за свой продукт, который ты назвал натуральным, экологически чистым, полезным для здоровья.

Реклама от YouDo