Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

06 февраля 2019

Умная благотворительность

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

В благотворительности нет случайных людей. Это подтверждает жизненный пример многодетной мамы и успешного бизнес-тренера Гульнары Гарифулиной. С октября 2016 года ведет свой отсчет созданный ею благотворительный фонд «Дети Байкала». Хотя задолго до этого события она начала помогать детям, попавшим в трудную жизненную ситуацию.

– Гульнара, в какой момент вы поняли, что благотворительность – это ваша судьба? Почему решили оставить стезю бизнес-тренера и посвятить свое время сиротам?

– Впервые столкнулась с отказниками, когда работала медсестрой. В 1994 году проходила практику в детской инфекционной больнице. До сих пор хорошо помню большие, исполненные грусти и печали, глаза малышей. Обычно медперсонал ставил им уколы, давал бутылочку и оставлял одних. Я же не могла безразлично относиться к брошенным детям, к тому же в тот момент была в положении – ждала первую дочку. Поэтому за малышами ухаживала в свободное время: брала их на руки, пеленала, умывала, разговаривала. Позднее со своей средней дочерью попала в больницу. Там познакомилась с шестилетним сиротой Сережей. После выписки мы решили навестить ребенка в детском доме. И воспитатели наш приезд осудили: по их мнению, не стоит давать детям ложную надежду, а мы на тот момент не были готовы к усыновлению.

Когда моему третьему ребенку исполнилось три года, у меня появилось свободное время. Я написала письмо в один из благотворительных фондов: «Хочу помогать и гулять с отказниками в больнице». Но мой опыт бизнес-тренера оказался более востребован: меня попросили наладить работу с персоналом домов ребенка.

– В благотворительность вы, получается, пришли волонтером. А что заставило вас зарегистрировать фонд?

– Если честно, то у меня и мыслей не было открывать благотворительный фонд, но так звезды сошлись. В нашем деле есть ощущение, что высшие силы помогают в наших начинаниях. На волонтерских началах Александр Шеметов и студия «Ритрит» снимали видео-анкеты детей-сирот. Без финансовой поддержки продолжать съемки было невозможно. Тогда я помогла организовать сбор средств в соцсетях, обратилась к своим знакомым, среди которых немало бизнесменов. Так появилась акция «Подари ребенку семью». Но финансовая деятельность требует создания юридического лица. Поэтому появился благотворительный фонд «Дети Байкала».

– На 1 января текущего года мы отсняли около 700 видео-анкет. География проекта – вся Иркутская область. Причем мы стараемся охватить не только крупные города, но и отдаленные районы. У сирот из глубинки есть, пожалуй, один шанс на миллион обрести новых маму и папу. По последней сверке с органами опеки – дома уже 293 ребенка.

– Яркими историями усыновления можете поделиться?

– Их много. Например, мне запомнилась история двухлетнего мальчика Арсентия. Ему срочно нужна была помощь – одна ножка малыша была на 18 см короче другой. Мальчику необходимо было протезирование в Санкт-Петербурге, ребенок нуждался в постоянной заботе. На поиски приемных родителей Сени мы бросили все силы. Нам помог солист легендарной рок-группы «Агата Кристи» Вадим Самойлов. Он разместил пост о мальчике в своих соцсетях. И ребенку нашли родителей из Екатеринбурга. Мы с ними до сих пор переписываемся, на присланных фото Сеня резво бегает на двух ногах, гоняет на велосипеде и самокате.

Другая история. Мы сняли видео-анкету про семью из четырех детей – старшей девочке было уже 15 лет, самой младшей 6 лет. Их уже брали под опеку – предыдущие две попытки оказались неудачными. Но дети верили, что им обязательно повезет. Чудо случилось! У нашего партнера – детского фонда «Солнечный город» – есть свой проект «Новая семья», когда помощь по улучшению жилищных условий оказывают тем, кто готов брать на усыновление несколько детей, либо детей с инвалидностью, либо подростков. Так мы нашли семью для четырех братьев и сестер.

А видео-анкету на годовалого мальчика Бахтиера никто без слез смотреть не мог. У него было сложное заболевание по кишечнику, ребенок жил на специальном питании посредством капельницы. Для ребенка с инвалидностью нашлась мама, да не одна. В итоге Бахтиер попал в приемную семью из Тюмени.

– Фонд «Дети Байкала» в начале своего пути. Успели уже столкнуться со случаями отказа: когда приемные родители обратно возвращали детей в сиротские учреждения?

– К сожалению, да. Была у нас девочка по имени Нина, ее к себе взяла женщина из Москвы. Прошло не так много времени, а приемная мама начала жаловаться на сложный характер дочери, они не могли найти контакт друг с другом. В итоге, не выдержав периода адаптации, женщина вернула ребенка в детский дом. Девочка попала в московский приют, где ей быстро нашли другую семью. Сегодня Нина учится на кинолога и счастлива. Этот случай и для меня стал хорошим уроком: спонтанные эмоциональные порывы – это плохая мотивация. Не нужно спасать кого-то или спасать себя, например, от одиночества. Мотивация «я» или мотивация «ты» – неправильная. Должна быть мотивация «мы». Мы – семья, мы нужны друг другу. Для такого серьезного шага необходимо по-настоящему созреть.

– Практика показывает, что подросткам гораздо сложнее найти семью. Редко когда им выпадает счастливый билет. Как им помочь?

– Действительно, в настоящее время порядка 70% воспитанников детских домов – это дети старше 12 лет. Для них мы придумали проект «Наставник». Не все подростки становятся его участниками – только по желанию. Причем дети абсолютно осознанно идут на этот шаг и хорошо понимают, чем наставник отличается от опекуна. Наставник – это старший товарищ, друг, который готов делиться своим жизненным опытом, посвящает время чужому ребенку. У сироты появляется человек, которому можно позвонить, спросить совет, поделиться своей радостью или горем, на чье плечо можно опереться в трудную минуту.

В первый год, когда мы только запустили проект «Наставник», кроме меня нашлось еще три человека, кто оказался готов быть наставником для сирот. Это был 2015 год. Через год нашу инициативу поддержало уже 20 человек. К счастью, нашему примеру последовали другие. Помощь в этом добром деле оказывают социальные сети. Охват целевой аудитории стал гораздо больше. В настоящее время у нас 35 активных пар – наставник-ребенок, с которыми работают психологи и кураторы.

– А вы тоже чей-то наставник?

– Конечно. У меня трое подопечных. Сначала в моей жизни появилась Кристина. С ней познакомились, когда она была в девятом классе. Ей хотелось быть поваром, много с ней посещали кулинарных мастер-классов. Чтобы помочь девочке решить ее жилищные проблемы, мне не хватало ресурса официального опекуна, и я стала ее опекуном. Кристина – девушка со стержнем, упрямо идет к своей мечте.

С Юрой познакомились в детском доме. Его перевели в другое образовательное учреждение, ему пришлось переехать в другой город. Но мы с ним поддерживаем общение, часто созваниваемся, переписываемся по соцсетям.

Недавно у меня появилась девочка по имени Диана. Она сирота. С ней случилась классическая история: влюбилась, родила ребенка, парень ее бросил. Ни родных, ни друзей. Теперь она не одна, у нее есть я – ее наставник.

Каждый наш проект продиктован жизнью. Например, иркутский журналист Алена Корк пришла в фонд с проектом «От сердца к сердцу», с помощью которого удается организовать сбор средств на операции, реабилитацию или другую медицинскую помощь, необходимую детям. А проект «Родители 38» объединяет приемных родителей, кто готовится к этому ответственному шагу. Провести выходные или каникулы в гостевой семье воспитанникам детских домов позволяет проект «Подари ребенку каникулы».

– За время работы в благотворительном фонде наверняка были минуты отчаяния. Что помогло не свернуть с выбранного пути?

– Моя семья – это моя опора и защита. Без поддержки мужа и детей я бы не справилась. А еще не раз замечала, как только поймаю себя на мысли, зачем на свои плечи взвалила чужие заботы, как тут же получаю отклик от тех, кому мы уже помогли. И все как рукой снимает. Снова глаза горят, я уже готова к новым подвигам и победам!

– С какими стереотипами в благотворительности вам приходится бороться?

– У людей предвзятое отношение к благотворительным фондам. В нашем обществе силен стереотип, что люди наживаются на чужом горе. Поэтому я сторонник не только строгой отчетности по итогам финансовой деятельности. Наш фонд максимально открыт и прозрачен. Мы стараемся оперативно публиковать информацию о наших акциях и событиях не только на сайте, но и в соцсетях, в СМИ. Кроме того, я отдаю приоритет умной благотворительности.

 – А что собой представляет умная благотворительность?

– Наш опыт показал, что помогать сиротам можно по-разному. Большинство тех, у кого есть такой душевный порыв, приезжают в детские дома, проводят праздники и дарят подарки. Это нормально. Когда я погрузилась в тему, то узнала, что вот такие разовые набеги формируют у детей беспорядочное дружелюбие, которое в будущем оборачивается наркоманией, проституцией, попаданием в тюрьму. Сироты всех воспринимают хорошими, у них не происходит естественного отбора на «своих» и «чужих». Поэтому я стала больше задумываться над тем, как привить детям полезные навыки: научить вязать, или забивать гвозди, или готовить еду и т.д. Мы знакомим ребят с разными профессиями. Вместе выезжаем на ознакомительные экскурсии. Дети смогли попробовать себя в роли ветеринара, повара, машиниста поезда, парикмахера, были на хлебозаводе, смотрели, как делают мороженое. Главное – научить ребенка выстраивать отношения с внешним миром, чтобы, выйдя во взрослую и самостоятельную жизнь, дети не растерялись. Это и есть умная благотворительность.

– Большой общественный резонанс вызвала инициатива Министерства просвещения по ужесточению правил для приемных родителей. Усыновлять разрешать по одному ребенку в год с обязательным прохождением психологического анкетирования. Как вы относитесь к таким мерам?

– Это все борьба с последствиями. На мой взгляд, необходимо работать на опережение. С февраля у нас стартовал новый проект «Школа ответственного приемного родительства», который получил поддержку Губернского собрания общественности Иркутской области. За два часа мы набрали первую группу участников из 20 человек. С приемными родителями будут работать профессионалы. На первом занятии участники проекта посмотрели обучающий фильм, демонстрирующий модель жизнеустройства детей-сирот. Говорили о том, какие роли играет приемный родитель для ребенка, и как важно принять ребенка со всеми его особенностями и достоинствами. В качестве домашнего задания мы рекомендовали участникам посмотреть художественный фильм «Лев».

Другой наш проект «Наука правильной заботы» – для сотрудников сиротских учреждений. Вместе с министерством образования области мы планируем его запустить в ближайшее время. В настоящее время подписывается соглашение со всеми участниками проекта. Надеюсь, эти проекты помогут многим людям. Каждый свой день я стараюсь проживать с пользой: все, что остается после человека, это его дела.

Реклама от YouDo