27 февраля 2019

Народный фронт за внедрение экотехнологий на Байкале

Региональное отделение ОНФ поддерживает инициативу ученых создать современную систему цифрового мониторинга состояния Байкала. Также активисты обращают пристальное внимание властей на гибель лесов от болезней и насекомых-вредителей в южном Прибайкалье и возможное изменение микроклимата в бухте Песчаная, где леса пострадали от сильных пожаров в 2015 году. Кроме того, «фронтовики» считают важным включить в школьную программу обязательный спецкурс «Байкаловедение» и провести в Иркутске выставку экотехнологий, способных заменить вредные природе фосфатные моющие средства и одноразовую посуду. Таков итог недавнего заседания тематической площадки ОНФ «Экология», в котором приняли участие эксперты от науки, надзорных органов и правительства Иркутской области.

Экокризис никуда не делся

Почти десять лет ученые бьют тревогу из-за активного роста нитчатой водоросли спирогиры во многих частях Байкала и гибели губок, которые фильтруют его воду. Федеральные власти, казалось бы, в курсе этих проблем и даже планировали профинансировать проведение комплексной оценки этих явлений. Мероприятия включили в госпрограмму по охране Байкала, но в последний момент «передумали». Меж тем у научных учреждений не хватает собственных средств для проведения полноценных работ. А признаки экокризиса в ряде мест озера никуда не исчезают.

– Нитчатая водоросль спирогира раньше встречалась единично. Теперь мы видим, что дно в некоторых районах Байкала практически полностью покрыто ею. Другие водоросли цветут, когда солнце пробивается, эта же уже круглогодично вегитирует, например, в районе Листвянки. За все периоды систематических наблюдений лимнологов с 1928 года такого не отмечалось. Ясно, что спирогира концентрируется в первую очередь в местах сосредоточения людей, туристических зон. Однако ей везде стало комфортно, мы встречаем эту водоросль и там, где людей нет. Неужели так все плохо стало в Байкале, что она настолько распространилась? – говорит директор Лимнологического института СО РАН Андрей Федотов.

Проблему заболеваемости и гибели байкальских губок лимнологи считают еще более сложной. Андрей Федотов приводит пример, когда в одном месте Байкала, на так называемых трансектах, губка может фиксироваться в начале лета, а к осени от нее остается только пустое место. И таких «белых пятен» на дне озера становится, увы, все больше.

Цифровой мониторинг Байкала

– Напомню, что в прошлом году по инициативе лидера ОНФ, президента РФ Владимира Путина Государственной думой был принят федеральный закон о реформе Российской Академии наук и госакадемий. В деятельность РАН, помимо прочего, вошло «прогнозирование основных направлений научного, научно-технологического и социально-экономического развития РФ». Сейчас воссоздан Научный совет по Байкалу. Появилась надежда, что при осуществлении важнейших проектов и программ чиновники будут внимательней прислушиваться к мнению научного сообщества. Это должно относиться и к реализации нацпроекта «Экология», в котором предусмотрены мероприятия по охране озера Байкал. Мы считаем необходимым обратиться в центральный штаб ОНФ, чтобы был сделан запрос в правительство РФ о том, как государство намерено решать вопрос изучения негативных явлений на Байкале, – считает член регштаба ОНФ Юлия Мамонтова.

Первый заместитель Байкальского межрегионального природоохранного прокурора Алексей Калинин по этому вопросу сообщил, что информацию о неисполнении мероприятий по комплексной оценке экокризиса в ряде мест Байкала ведомство направило в Генеральную прокуратуру РФ.

– У нас пока нет обоснованных результатов исследований: что точно влияет на распространение спирогиры или сине-зеленых водорослей, которые способны продуцировать опасные для человека токсины. Это напрямую связано и с тем, какие очистные сооружения строить на берегах Байкала. А пока получается, что мы сначала эти сооружения проектируем, а потом проводим мероприятия. Природопользование на Байкале должно иметь под собой выверенную научную основу, – уверен Алексей Калинин.

Директор НИИ биологии ИГУ Максим Тимофеев при обсуждении темы просил общественников поддержать инициативу создания программы цифрового мониторинга озера Байкал, которую разработал Иркутский научный центр СО РАН. В будущем с ее помощью водоем будет изучаться с помощью автоматических станций, подводных дронов и других самых современных технологий, а не дедовскими способами, как это порой делается сейчас. Активисты ОНФ отметили целесообразность этой программы и выразили надежду, что в нацпроектах «Экология» либо «Наука» она будет представлена.

Где исчезла спирогира?

Максим Тимофеев также рассказал об эксперименте, который сотрудники Лимнологического института и ИГУ провели в селе Большие Коты. Там у научных учреждений есть свои стационары. Совместно с общественниками из организации «Мой Байкал» они в рамках акции «Стоп порошок» раздавали населению буклеты о вреде для экологии использования фосфатсодержащих моющих средств. И жители Больших Котов, и ученые стали применять бесфосфатные порошки. Как результат: сейчас очагов спирогиры на дне озера у населенного пункта выявлено не было. Подобную работу также проводят общественные организации острова Ольхон, где в Шаманской бухте также отметилось снижение площадей дна, покрытых спирогирой с 70–100% в период 2015–2017 годов, до 20–30% в 2018 году.

– Мы провели опрос в Хужире. Более 90% граждан знают о проблеме применения фосфатсодержащих порошков и моющих средств. То есть просветительская работа проходила на пятерку. Но ее нужно продолжать, – уверена член регштаба ОНФ Эльмира Семенова. – По нашим опросам, перешли на экологичные моющие средства 32% жителей. Готовы перейти – 54%. Население просит сделать какой-то более полный рекомендательный список средств, которые безопасны к применению на Байкале.

Запретить использование фосфатсодержащих порошков даже в Центральной экологической зоне Байкальской природной территории затруднительно. Начальник отдела по надзору за исполнением законов об охране природы БМПП Светлана Ермаченко озвучила предложения надзорного ведомства в этой части:

– У нас есть виды деятельности, которые уже ограничены или запрещены в ЦЭЗ БПТ, и поскольку нужно соблюдать баланс интересов общества, государства, граждан, экологии на Байкале, то мы предложили разделить эти виды деятельности на запрещенные, рекомендуемые и поощряемые. И к последним как раз отнести использование бесфосфатных моющих средств.

Информационные материалы о применении таких стиральных порошков участники заседания предложили направлять в муниципалитеты, распространять по туристическим базам. Активисты ОНФ считают, что в Иркутске, например, в рамках Водного форума следует провести масштабную выставку экотехнологий, чтобы показать альтернативные варианты тех же стиральных порошков, биоразлагаемой одноразовой посуды и пр.

Пример с Большими Котами и Хужиром лишний раз доказал важность экологического просвещения. В Иркутской области группа ученых и педагогов под руководством кандидата биологических наук, заведующей сектором музееведения Байкальского музея СО РАН, председателя общественной организации «Байкальская экологическая сеть» Елены Кузевановой несколько лет назад разработала спецкурс для школьников «Байкаловедение». Уже есть учебники, методические пособия, рабочие тетради. Спецкурс внедрялся в качестве эксперимента в ряде школ и был признан успешным. Однако для того, чтобы предмет стал обязательным, нужно провести дополнительную работу, в том числе в прохождении экспертизы. На встрече в ОНФ были представители министерства образования Иркутской области, которые поддерживают идею массового обучения детей байкаловедению, по мнению участников заседания, коммуникации между авторским коллективом и минобром наладились, и теперь ОНФ будет продолжать оказывать помощь в этой коммуникации и держать вопрос на общественном контроле.

Хвойные леса Хамар-Дабана гибнут

Не менее пристального внимания ОНФ требует ситуация с гибнущими лесами в некоторых местах побережья Байкала. Так, в бухте Песчаная Иркутского района в 2015 году выгорели большие участки лесных насаждений. С деревьев облетела кора, на них начали заселяться насекомые. Уникальный микроклимат Песчаной может измениться не в лучшую сторону. Руководство ФГБУ «Заповедное Прибайкалье» инициировало проведение лесопатологических исследований в бухте, где леса относятся к зоне авиационного мониторинга. Все материалы направлены в Минприроды России. Только федеральная власть может решить вопрос, ведь сплошные санитарные рубки в ЦЭЗ БПТ запрещены законом.

Это же касается и хвойных лесов в южном Прибайкалье. Деревья там пока не сгорели. Но кедрачи в Слюдянском районе усыхают от бактериальной водянки, а пихты ест уссурийский полиграф. О том, какую это несет большую угрозу, говорил директор Сибирского института физиологии и биохимии растений (СИФИБР) СО РАН Виктор Воронин:

– Сложная ситуация, она грозит большим пожаром с тяжелыми последствиями. Там селеопасный район. Сели проходят с периодичностью 50–60 лет. Последний крупный был в 1971 году, когда «смахнуло» 20 километров железнодорожного пути, разрушило многие мосты, дороги, а тогда лес был в порядке. Если сейчас пройдет пожар, а после этого начнется сель, страшно представить, что будет. Одна из селеопасных рек протекает у карт с отходами БЦБК, и если пройдет сель, это все окажется в Байкале.

И ученые, и присутствующие на встрече представители министерства лесного комплекса, которые сообщили, что только площадь усохших хвойных лесов в южном Прибайкалье превышает 5,7 тыс. гектаров, согласны в том, что решить проблему можно, применив авиационную обработку пораженных лесов и проведя сплошные рубки. Но это все у Байкала запрещено.

Другие материалы