27 марта 2019 14:03

Забуксовавшая мусорная реформа

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Начавшаяся в этом году реформа по утилизации твердых бытовых отходов обсуждалась на встрече представителей территориальных общественных объединений с депутатами Законодательного Собрания, организатором которой выступила возглавляемая Ларисой Егоровой комиссия по Регламенту, депутатской этике, информационной политике и связям с общественными организациями.

Как считает сама Лариса Егорова, Иркутская область так же, как и другие регионы страны, оказалась абсолютно не готовой к «мусорной реформе»:

– Лучше всего было бы отложить ее и подготовиться к ней более основательно. Но вряд ли получится остановить уже запущенную машину. Нам остается лишь выявить наиболее уязвимые места и предложить свои решения.

Хотя реформа свалилась как снег на голову, времени на ее подготовку, по словам зампредседателя комиссии по Регламенту Светланы Шевченко, было предостаточно. Ведь законопроект был разработан Госдумой еще в 2013 году.

– Хотя администрация Ангарска, где я проживаю, утверждает, что три года мониторила объемы накопления городского мусора, я никогда не поверю, что на каждого жителя приходится по 3 куба бытовых отходов. Я, как председатель совета своего дома, сколько ни считала, больше 1,2 куба у меня не получалось, – сообщила Светлана Шевченко. – В Иркутске тоже 3,1 куба насчитали, а вот в Усолье – полтора куба, в Братске – тоже полтора. Что мы с братчанами на разных планетах живем?

О завышенных объемах вывозимого мусора говорила и руководитель объединения председателей советов домов Иркутска II Любовь Бондарева:

– Муниципальные власти в течение одной недели летом и одной недели осенью проверяли наполняемость контейнеров, установленных возле жилого массива. А потом все количество разделили на число жителей, проживающих в многоквартирных домах. Но не учли, что мусор в контейнеры сбрасывают и 15 предприятий малого бизнеса, расположенных на этой территории, хотя по санитарным нормам каждое из них должно иметь свой контейнер. Кроме того, свой мусор добавляют и жильцы 12 домов частного сектора, стоящих по соседству. Если вычесть весь этот добавочный мусор, то на каждого жителя многоквартирных домов приходится всего полкуба бытовых отходов.

Для председателя комитета территориального общественного образования «Рубин» Любови Аликиной совершенно ясно, что «мусорная реформа» – это классический случай, когда телегу запрягли впереди лошади:

– Прежде чем начать реформу, необходимо было разработать логистику, построить мусоросортировочные и мусороперерабатывающие заводы, использующие 80% отходов как вторичное сырье, за которое не мы должны платить, а нам вернуть деньги, которые мы заплатили, купив упаковку в магазине. Только 20% мусора подлежит утилизации. У нас же все будет вывезено на полигоны.

В сегодняшний тариф включена и плата за воздействие на окружающую среду. Плата, по словам Любови Аликиной, совершенно законная, установленная 913 постановлением правительства РФ. Но она зависит от класса опасности. Всегда бытовой мусор проходил по пятому классу, стоимостью 17 рублей за тонну. Теперь его перевели в четвертый класс, а это уже совсем другая цена – 663 рубля.

– Спрашиваем: почему, что за опасность таится в нашем мусоре? Нам отвечают: а бог его знает, что вы туда набросаете: может, ртуть нальете или бомбу подложите. Пока не начнем сортировать и делить на фракции, класс опасности не снизим. А его не скоро начнут сортировать. Вот и будем платить: за экологию, за воздух в контейнерах. А еще надо было умудриться обложить мусор налогом на добавленную стоимость, тем самым увеличив тариф еще на 20%.

По словам Евгении Комиссаровой, представляющей на встрече центр защиты прав граждан, судя по обращениям жителей области, особо тревожная ситуация с «мусорной реформой» складывается в сельской местности. В трех районах: Боханском, Осинском и Баяндаевском жители пока не платят за вывоз мусора по причине отсутствия контейнерных площадок. Муниципалитеты ссылаются, как обычно, на нехватку денежных средств в местных бюджетах.

– Люди порой не знают, куда и кому платить. Норматив в один куб отходов на человека – это, конечно, слишком много для села. Приходится только изумляться вводимым правилам: чтобы утилизировать свои бытовые отходы, деревенский житель должен весной выкопать яму не ближе двух-трех километров от дома и захоронить там накопленный за зиму мусор, который он раньше сжигал, – отметила Евгения Комиссарова.

По словам одного из участников встречи, если целью «мусорной реформы» было организовать раздельный сбор бытовых отходов, то в их ТОСе это практикуется уже несколько лет. Жители пяти домов договорились с предпринимателем, он установил дополнительный контейнер, нанял дворника, тот собирает в него весь картон и пластик, который предприниматель перерабатывает на своем заводе.

Было решено создать рабочую группу для подготовки обращения к губернатору о пересмотре ныне действующих тарифов на вывоз бытовых отходов.

– Ясно, что региональный оператор будет отстаивать квадратные метры, ему это выгодно: количество жилья растет, а отток людей из области не прекращается. Но федеральный закон отдает право субъектам Федерации самим решать: платить исходя из размера площади или из числа проживающих на этой площади. И пока не поздно, мы должны этим правом разумно воспользоваться, – резюмировала Лариса Егорова.