10 апреля 2019

Ян Максин: Музыка – это магия

Гением виолончели называют критики и поклонники американского музыканта и композитора российского происхождения Яна Максина. Он не только в совершенстве владеет разными жанрами – от классики до фолка – но и имеет свой уникальный стиль игры на этом инструменте. Талантливый музыкант известен как своими сольными проектами, так и выступлениями со звездами мировой музыки: Андреа Бочелли, Стингом, Глорией Эстефан и многими другими.

В рамках фестиваля «Джаз на Байкале» он впервые посетил Иркутск, сыграл несколько концертов, стал членом жюри джазового конкурса Jazz Kids и дал интервью газете «Областная».

– Ян, вы только что вернулись с Байкала, расскажите о своих впечатлениях.

– У меня целое озеро или даже море ярких впечатлений! Нам повезло с погодой – было и солнечно, и облачно, так что сделал фотографии со всех ракурсов и во всех цветах. Гулял по льду Байкала, любовался видами. Это, конечно, грандиозно! Тем более, что я давно мечтал побывать здесь.

– Часто ли вы выступаете в России?

– В последнее время часто, начиная с 2017-го, бываю в России три-четыре раза в год. И это прекрасно, ведь у меня есть возможность не только поделиться своей музыкой с большим количеством людей, но и увидеть страну, которую я фактически не знал, когда в ней жил. Кроме Петербурга и Москвы, я нигде не был, хотя всегда об этом мечтал.

– Почему же вы покинули страну в 17 лет?

– Я уехал по программе обмена студентов и школьников и должен был жить в Америке всего один год, но так вышло, что меня пригласили учиться в консерваторию, и я остался еще на четыре года. Начал работать в симфоническом оркестре, женился, у меня родился ребенок. Родители продолжали жить в Петербурге, и пусть я живу и работаю в другой стране, все равно моя родина – Россия.

– Вы, наверное, уже сформировались как личность к 17 годам?

– И да, и нет. Дело в том, что я продолжаю меняться на протяжении жизни, и даже сейчас за последние три-пять лет у меня произошли ключевые перемены в сознании, которые помогли выйти на новый уровень творческой деятельности и отношений с людьми. Просто есть такая теория: либо мы движемся вверх, либо, если останавливаемся, вниз.

– А что, на ваш взгляд, делает человека счастливым?

– Внутренний мир. Сейчас я уверен, что буду счастлив в любом городе, если найду там вещи, которые меня вдохновляют. В Иркутске, думаю, тоже был бы счастлив, ведь здесь такая прекрасная природа. Думаю, что много времени бы проводил на Байкале. Потом нашел бы возможность приносить пользу и радость людям, работать с молодыми музыкантами и пожилыми людьми. Мне важно вдохновлять своим творчеством. Здорово, что на фестивале «Джаз на Байкале» – я в жюри конкурса Jazz Kids. И, кстати, в этом качестве воспринимаю себя не как судья, а как человек, который поможет исполнителям еще раз осознать, что важен не результат, а сам процесс и твоя собственная радость от творчества.

– Когда вы поняли, что важен творческий процесс, а не результат?

– Интуитивно я всегда это знал. В более сознательном возрасте реально полюбил классику и начал получать от процесса ее исполнения отдачу. Потом музыка вообще перестала делиться для меня на жанры. Осталась та, которая затрагивает мои душевные струны, и та, которая не трогает. Сейчас я играю джаз, классику, фолк, авторскую музыку, которую сам пишу.

– Вы из музыкальной семьи?

– Да, хотя родители по профессии не музыканты, но у нас дома было множество инструментов, постоянно играла классика, джаз и поп-музыка из самых разных стран. Я не мыслил прожить даже несколько часов без музыки. Года в два стал брать в руки гитару, подходить к фортепиано. Однажды услышал виолончель по радио, и ее звучание так запало мне в душу, что когда меня отвели в музыкальную школу и спросили, на каком инструменте хочу играть, я, конечно же, выбрал ее.

– Вам посчастливилось играть со многими известными музыкантами. Какие из них вам больше всего запомнились?

– Наверное, это выступление с Андреа Бочелли. Хотя я никогда не был его фанатом. Но оказавшись с ним на одной сцене, начал понимать, что музыка несет в себе какую-то магию, волшебство, которого людям так не хватает в повседневной жизни. Тогда я вдруг в первый раз осознал, что являюсь носителем этой магии. Для меня этот факт послужил очень сильным толчком в развитии собственного творчества. В то время я играл в оркестре, делал сольные проекты, но у меня не было потребности бросить все и заниматься развитием своего музыкального «я». Вторым человеком, который вдохновил меня заниматься собственным творчеством, был Майкл Тилсон-Томас – известный американский дирижер, музыкальный руководитель оркестра, где я работал. Он мне всегда говорил, что не нужно тратить время зря, а идти искать свой собственный голос. В то время я даже не понимал до конца, о чем он говорит. Но прошло 5–10 лет, и я бросил музыкальный мейнстрим, хорошо оплачиваемую работу в симфоническом оркестре, чтобы все начать с нуля. Это был длительный процесс. Но меня поддерживало, что даже после небольших концертов люди подходили и говорили, что в моей музыке есть что-то, трогающее душу.

– Не было страшно все начинать с нуля?

– Мне помогало осознание того, что жизнь одна, и мы должны прожить ее на 100%. Это помогло двигаться дальше. Помните, как у Бориса Гребенщикова: «Двигаться дальше, как страшно двигаться дальше (…) Дай Бог вам покоя, пока вам не хочется сделать шаг…». Это, кстати, была самая первая песня, которую я услышал у этого исполнителя, когда мне было десять лет, и мне просто крышу снесло. С тех пор я стал совершенно другим человеком. Можно сказать, что была жизнь до Гребенщикова и после. Слушая его музыку, я словно погрузился в другой мир, который оградил от очень многих негативных моментов в жизни и очень сильно вдохновлял.

– Интересно, как вы сами определяете, какую музыку играете, и для какого она предназначена?

– Руководствуюсь в первую очередь именно тем, что в себе несет музыка. Для меня важны некие целительные вибрации, которые принесут радость моим слушателям. Если говорить о художественной задаче, то я ставлю планку достаточно высоко, чтобы мне не было стыдно перед самыми взыскательными критиками.

– Над чем работаете сейчас?

– Я пишу новый альбом авторской музыки, основанной на народном фольклоре, который слушаю в своих путешествиях. На данный момент меня вдохновляет балканская, ближневосточная музыка и ритмы нашей необъятной родины, в том числе бурятские мелодии. Во всех нас есть этот генетический код, который был заложен нашими предками. Поэтому когда мы слышим эти ритмы, мы становимся счастливее. Моя цель взломать этот код и включить его в современный музыкальный контекст.

Другие материалы