Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

24 апреля 2019

Иван Зелент: Народ тогда собрался горячий

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Сейчас, когда мы отмечаем 25-летие Законодательного Собрания, не лишне вспомнить некоторые ключевые моменты его биографии. И начать, по справедливости, с его предшественника – областного Совета народных депутатов, приступившего к работе в 1990 году, когда идея реконструкции системы государственного устройства уже витала в воздухе. Среди его 250 депутатов был и будущий председатель Законодательного Собрания первого созыва Иван Зелент.

– Когда в декабре 1993 года Совет народных депутатов был распущен, а выборы в Законодательное Собрание должны были состояться только в марте следующего года, как осуществлялась законодательная власть в области?

– Тогдашний глава исполнительной власти в Иркутской области Юрий Абрамович Ножиков предложил создать из самых авторитетных экс-депутатов группу, которая бы на этот переходный период могла играть роль представительной власти, контролируя те же областные финансы. И поручил мне возглавить эту группу. Только после нашего рассмотрения производились все крупные расходы и изменения в бюджет. Одновременно мы готовили положение о выборах в ЗС. Тогда же определили и оптимальный состав будущего Законодательного Собрания – 45 человек. Эта цифра потом никем не оспаривалась.

– На должность спикера было много претендентов, но большинство отдали голоса за вас. Чем объясняется такое доверие?

– В спикеры я попал благодаря Ножикову. Он меня рекомендовал. При его тогдашнем авторитете его слово дорогого стоило. Хотя, по правде говоря, я не ожидал от него такой поддержки. Когда на партгруппе Совета народных депутатов встал вопрос об утверждении Ножикова в должности председателя облисполкома, я выступил против. У меня были претензии к нему не как к личности, а как к руководителю «Братскгэсстроя». Им, говорю, подавай крупные объекты, а сельские стройки превратили в долгострой. Школу в Икее уже десять лет тянут. Ну, Ножиков сидит тут же, слушает. Другой бы непременно припомнил мне эти слова, он нет. Сам потом признался: ты же в лицо сказал, а не прятался по углам. Через неделю мы с ним объехали эти объекты-долгострои, и он признался, что я был прав.

– Как вам с ним работалось?

– Сказать – легко, это будет не совсем верно. Но он умел слушать и слышать возражения. Он не боялся окружать себя умными людьми, доверяя им и поддерживая. У нас, помню, сложилась в Законодательном Собрании традиция, когда определилась группа депутатов выезжать 1 января вместе с семьями на отдых и там продолжать встречать Новый год. Как-то к нам присоединился и Юрий Абрамович. Потом, смеясь, меня спрашивает: у вас что, выездная сессия на природе, смотрю, одни разговоры о работе. А народ тогда действительно собрался горячий. Сессия кончится, а споры кипят. Все же впервые. И первые законы, и выборы первого губернатора… Мы же, вспомните, в числе первых в России обзавелись собственным губернатором. И когда Москва решила его снять, мы такой стеной встали на его защиту, что Ельцину пришлось отступить.

– Что оказалось самым трудным для председателя Заксобрания?

– Научиться владеть собой. Честно говоря, я выходил с первых сессий с исцарапанными в кровь ладонями, так крепко сжимал кулаки. Смотрю на депутата: выйдет на трибуну и вместо того, чтобы по делу говорить, красуется павлином перед телекамерой. Хочется оборвать, а нельзя – его народ выбрал, он от его имени вещает. У нас же тогда никаких фракций не было, партийных соглашений не существовало, каждый волен говорить, что думает. Как правило, сессия в один день не укладывалась, обычно на пару дней затягивалась. И тем не менее мы всегда приходили к общему решению.

– С чего началась деятельность Законодательного Собрания первого созыва?

– С подготовки устава Иркутской области. Это был по-настоящему коллективный труд, рожденный в жарких дискуссиях. Чтобы проверить, не сфальшивили ли мы, основные его идеи были вынесены на областной референдум, и только после одобрения населения он был принят 19 января 1995 года. С гордостью могу сказать: мы оказались новаторами. Наш проект устава был не только утвержден Москвой, но и рекомендован как образец другим субъектам Федерации. Одновременно был разработан регламент Законодательного Собрания, дошедший без особых изменений до наших дней…

– Можно сказать, что все задуманное депутатами воплотилось в жизнь?

– Нет, конечно. Особенно жалко, что был похоронен закон о рентных платежах в энергетике, принятый нами еще в 1996 году. Смысл его: пользуешься водными ресурсами области –плати за них. По нашим подсчетам, он мог принести около 4 миллиардов рублей дополнительных доходов, практически вдвое увеличив тогдашний областной бюджет. Но суд отменил закон, усмотрев в ренте налог. А устанавливать налог – прерогатива федеральной власти. Тогда мы пришли к выводу, что надо принимать федеральный закон, опираясь на статью 9 Конституции РФ, в которой записано: «Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории». В 2000 году мы предложили концепцию такого закона «О рентных платежах в природопользовании». Ее поддержало свыше 40 субъектов РФ. Однако правительство дало отрицательное заключение на наше предложение, и Госдума положила его под сукно.

– Как вы оцениваете депутатский потенциал Законодательного Собрания двух первых созывов, которое вам довелось возглавлять?

– Конечно, и мы совершали ошибки, но скажите, кто их не совершал в то бурное время. Главное – всеми владело желание изменить жизнь к лучшему. Может, не всегда получалось, но настрой был активный. Не зря же население поддерживало своих депутатов, избирая их вновь и вновь.

Другие материалы