Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

30 апреля 2019

Николай Салацкий – человек, построивший город

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Скромным митингом у мемориальной доски на улице Салацкого, 17, иркутяне отметили столетие Николая Салацкого, легендарного председателя Иркутского горисполкома, руководившего городом целых 18 лет – с 1962 по 1980 годы.

Николай Францевич родился 20 апреля 1919 года в деревне Владимировка Усольского района. В 1938 году Николая призвали в армию, он попал в пограничные части. В январе 1940 года Салацкий получил назначение старшиной пограничной заставы Амазар, а через год – политруком погранзаставы Тымагер. В ноябре 1942 года часть, в которой служил Николай Салацкий, была переброшена под Курск.

11 июля 1943 года 106-я стрелковая дивизия перешла в наступление. В том бою из роты в 120 человек в живых осталось только семеро. Лейтенант Николай Салацкий был тяжело ранен. Ночью его на автомашине доставили в полевой госпиталь, потом – на лечение в тыл, инвалидность. Потом, уже в мирное время, будут пять операций в Иркутском институте ортопедии, но часть осколков так и останется в теле до самой смерти.

Салацкий вернулся в Усолье, работал инструктором военного отдела ГК ВКП(б), в 1944 году избран первым секретарем Усольского ГК ВЛКСМ, а через год – секретарем Иркутского обкома ВЛКСМ по кадрам. В марте 1946 года Николая Францевича избрали вторым секретарем, а через год – первым секретарем обкома ВЛКСМ.

Когда в сентябре 1953 года началось строительство Иркутской ГЭС, Салацкий назначен первым заместителем секретаря парткома стройки, а потом и секретарем парткома. В ноябре 1957 года Салацкий был избран первым секретарем Свердловского райкома КПСС Иркутска, а через три года – председателем горисполкома.

За два послевоенных десятилетия строительство жилья шло бешеными темпами, на месте пригородных деревушек, пустырей и перелесков поднялись новые районы: Лисиха, Ново-Ленино, Синюшина гора, Солнечный, Приморский, Юбилейный, Первомайский, Академгородок. Требовались срочно проекты строительства водопровода и канализации, разработка схемы теплофикации, развитие пассажирского транспорта и связи, размещение промышленности. Однако решение этих вопросов сдерживалось отсутствием генерального плана города.

Салацкий был горячим сторонником «правильного» развития. Генплан разрабатывали специалисты Московского проектного института «ЦНИИП градостроительства» во главе с заслуженным архитектором РСФСР Василием Симбирцевым, одним из главных авторов восстановления Сталинграда. Когда весной 1964 года он прибыл в Иркутск, горисполком оказывал ему всемерную помощь, Николай Салацкий вместе с архитектором осматривал доминирующие участки города, главные магистрали и будущие микрорайоны новой застройки. Тесный контакт сохранился и позже, председатель горисполкома часто заходил в мастерскую Симбирцева на улице Душинской и знакомился со всеми проработками.

Острая дискуссия развернулась тогда по поводу выноса за городскую черту аэропорта. Архитекторы и горисполком выступили за строительство нового аэропорта, их поддержал и первый секретарь обкома Семен Щетинин. Однако руководство Восточно-Сибирского управления гражданского воздушного флота убедило нового секретаря обкома Николая Банникова пересмотреть это решение, и иркутский аэропорт остался на старом месте. Для Салацкого это решение стало ударом, столько было заложено труда в разработку генплана, а теперь опять все надо начинать сначала… Соперничество Салацкого и Банникова продолжалось все последующие годы и окончилось только в 1980 году – отставкой Николая Францевича с поста градоначальника.

Пришлось биться и за строительство новой теплоэлектростанции. В то время Иркутск буквально задыхался: большая часть города обогревалась или печным отоплением, или многочисленными мелкими котельными, работающими на черемховском угле. В 1964 году была разработана схема теплоснабжения города, предусматривающая перевод большей части города на теплоснабжение от крупных источников. Но главным козырем этого проекта стало строительство в районе Маркова мощной Ново-Иркутской ТЭЦ. Однако данный проект, очень важный для Иркутска, не находил достаточной поддержки в Минэнерго СССР. Вместе с новыми тепломагистралями стоимость ТЭЦ зашкаливала за 150 млн рублей, а прирост киловатт-часов вырабатываемой энергии был мизерным.

В сентябре 1968 года Салацкого вызвали в Москву, на заседание комиссии Госплана по капиталовложениям. Вопрос стоял категорично: быть или не быть Ново-Иркутской ТЭЦ. И снова конфликт. Вот как вспоминал об этом Николай Францевич в книге «О былом как было»: «Через полчаса – звонок: «Вас срочно вызывает Н.В. Банников». Захожу в кабинет, там сидят Кравченко (председатель облисполкома. – Прим. ред.) и секретарь обкома по строительству Серов.

Н.В. Банников спрашивает:

– Вы летите в Москву?

Говорю:

– Да, срочно лечу, завтра решается судьба Ново-Иркутской ТЭЦ.

– А по выносу станкостроительного завода вы вопрос не будете ставить?

– Нет, я не готов к этому.

– Если вы не готовы, тогда вам не надо пороть горячку, подготовьтесь, потом полетите.

– Лечу по чрезвычайному аварийному вопросу, а станкозавод, его вынос – это задача перспективы. 2000 год – не раньше.

Кравченко, отмените ему командировку».

На свой страх и риск Салацкий летит в Москву, мало того, на приеме у заместителя председателя Госплана СССР А.А. Горегляда заявляет, что прибыл… по чрезвычайному поручению Н.В. Банникова. Снова встречи, звонки, переговоры – к концу дня Минэнерго и Госплан соглашаются, вопрос о строительстве ТЭЦ решен положительно.

Примерно в таком же ключе проходило и решение вопроса о строительстве нового моста через Ангару. Да и само строительство давалась непросто: стройка шла с большими сбоями, не хватало знающих кадров и опыта возведения таких мостов в суровых климатических условиях, сроки сдачи объекта неоднократно срывались. Сильно «мешало» строительство БАМа, куда в первую очередь направлялись материальные и людские ресурсы Минтрансстроя. Заместители Салацкого пропадают на заводах, «выбивают» металл для мостовых конструкций, в помощь строителям мобилизованы силы Дорожного ремонтно-строительного треста, городского Ремонтно-строительного треста и ЛДУ.

«Город строил мост: завод «Сварщик» варил оградительные решетки, завод им. Куйбышева отливал поручни, ежедневно проводились планерки, докладывали начальник мостоотряда В.И. Шатилов и все его субподрядчики. Работали очень напряженно, и все равно сил не хватало, надвигались холода. Вот тогда мы обратились к ректору Политехнического института С.Б. Леонову с просьбой дать на окончание строительства моста мощный студенческий отряд – человек 200. Ректор не сразу решил выделить такой отряд, да еще так срочно. Тогда мы проехали с ним на мост, Леонов мгновенно оценил ситуацию и согласился дать студенческий отряд», – вспоминал Николай Салацкий.

Итог напряженной битвы за мост известен: в воскресенье, 18 ноября 1978 года, через новый мост прошли 48 груженных гравием «КрАЗов», а 22 ноября мост был торжественно сдан в эксплуатацию.

О Николае Салацком в Иркутске слагали легенды. Из-за одной такой истории он получил прозвище Забороломацкий. Тогда сошлись два характера. Начальник комбината «Востсибуголь» Михаил Маркелов, орденоносец, Герой Социалистического Труда и лауреат Сталинской премии, отказался выполнить распоряжение председателя горисполкома снести забор, окружавший задание. Что же – Салацкий отправил бригаду рабочих и разобрал забор, вышел большой скандал. Нелюбовь к заборам и впрямь была чертой его характера: при Салацком под снос пошли не только заборы купеческих усадеб, ограждавшие старые иркутские дворики, но и историческая ограда старого Александровского сада, а из чугунного забора вокруг Белого дома уцелел лишь фрагмент, да и то чудом.

Те, кому довелось работать с Салацким, вспоминают, что он мог назначить совещание и на семь утра, и на восемь вечера, вызвать замов на работу в выходной. Сам не увлекался ни охотой, ни рыбалкой, смыслом его существования была работа. Человеком был вспыльчивым, на совещаниях мог разнести в пух и прах, не выбирая выражений, но остыв после разноса, мог позвонить и извиниться. Говорят, что и уволился тоже сгоряча, написав заявление во время очередного конфликта с обкомом.

За 18 лет при Салацком в Иркутске было построено 36 новых школ, 95 детских садов, три роддома, здания Дома быта, Торгового комплекса, гостиниц «Ангара» и «Турист», Дворец спорта, открыт мемориал «Вечный огонь». Будучи убежденным коммунистом, Николай Салацкий тем не менее отстоял от сноса храм Казанской Божией Матери, при нем начата реставрация Спасской церкви, открыт органный зал в католическом костеле и началось создание Музея деревянного зодчества в Тальцах.

Так что, когда Салацкий после ухода с поста председателя горисполкома возглавил городское отделение ВООПИК, никто не удивился. И здесь его деятельная натура очень пригодилась: иркутское отделение скоро стало одним из крупнейших в России, укрепило свое финансовое положение и превратилось в весьма влиятельную общественную организацию. Она содействовала реставрации Спасского, Преображенского и Богоявленского храмов, восстановлению храма во имя Казанской иконы Божией Матери. Огромный объем работы был проведен по реконструкции ледокола «Ангара», который ныне является одной из самых известных достопримечательностей города Иркутска.

Николай Францевич Салацкий ушел из жизни в 1993 году, а в 2001 году в его честь была названа улица в Иркутске. Он до сих пор является самым известным градоначальником Иркутска, а его рекорд – 18 лет управления областным центром – так и не был побит.

Другие материалы
Реклама от YouDo