08 мая 2019

Подвиг 10-й дивизии и 272-го стрелкового полка НКВД

«Ребята, бейте врагов!!!»

272-й стрелковый полк 10-й дивизии внутренних войск НКВД – одно из соединений, которые формировались на территории Иркутской области. Полк одним из первых вступил в бой в Сталинградской битве и почти полностью погиб. Накануне 9 Мая иркутский историк, член Военно-исторического общества Александр Ануфриев рассказывает о боевом пути полка.

– Стрелковый полк НКВД – это какие-то особые части, спецназ для борьбы со шпионами?

– В начале июля 1941 года Ставка ГКО приняла решение о формировании 15 стрелковых дивизий, для чего было выделено из кадров войск НКВД по тысяче человек рядового и младшего начальствующего состава и по пятьсот – командно-начальствующего состава на каждую дивизию, остальной состав призывался из запаса. Можно сказать, что на первом этапе войны войска НКВД выступили в качестве резерва подготовленных военных кадров и приняли на себя всю тяжесть арьергардных боев первого года войны.

После Московской наступательной операции, когда Красная армия начала освобождать территории, оккупированные противником, командиры соединений для охраны тыла должны были оставлять в освобожденных городах и поселках небольшие гарнизоны. Это ослабляло и без того обескровленные в боях фронтовые части, и в январе 1942 года Государственный комитет обороны возложил несение гарнизонной службы на войска НКВД. Были сформированы еще девять стрелковых дивизий НКВД, которые разворачиваются по всей линии фронта, от подмосковного Тихвина до кавказского Пятигорска. Формирование шло все по тому же принципу: командное ядро и сержантский состав формируются из служащих полков НКВД, а до штата численность личного состава добирается из призывников и военнослужащих запаса. Принципиальный вопрос – это подчинение. Вышестоящим командирам РККА категорически воспрещалось использовать войска НКВД по собственному усмотрению, эти части подчинялись наркому внутренних дел.

Одна из таких дивизий, 10-я стрелковая дивизия внутренних войск НКВД, была развернута в оперативном тылу Юго-Западного фронта. Сформирована она была преимущественно из войск НКВД по охране железнодорожных сооружений по линии Транссибирской магистрали: 271-й полк проходил формирование на Урале, 273-й – в Новосибирске, а 272-й – в Иркутске. В августе «новосибирский» 273-й стрелковый полк передан в состав 12-й стрелковой дивизии НКВД в Орджоникидзе (ныне Владикавказ), а его место занял 282-й полк, состоявший почти целиком из уроженцев Поволжья. Еще два полка, 269-й и 270-й, формировались непосредственно в Сталинграде, преимущественно из местных жителей.

– Чем занимались войска по охране железнодорожных сооружений?

– Тем и занимались, охраняли мосты, тоннели и водокачки. Для охраны каждого объекта выделялся отдельный гарнизон численностью от 16 до 50 военнослужащих, несколько гарнизонов составляли роту, а две–три роты – батальон. Типового штата полка или отдельного батальона не существовало, а численность колебалась от тысячи штыков до двух и более, в зависимости от величины охраняемых объектов. В отличие от армейской пехоты в штате войск НКВД отсутствовали саперный, разведывательный, медико-санитарный и автотранспортный батальоны и батальон связи.

По штату полк НКВД состоял из трех стрелковых батальонов, четырехорудийной батареи 45-мм противотанковых пушек, минометной роты (четыре 82-мм и восемь 50-мм минометов) и роты автоматчиков. В стрелковый батальон входили по три стрелковые роты и пулеметный взвод, вооруженный четырьмя станковыми пулеметами «Максим».

– Как в войсках НКВД оказались уроженцы Иркутской области?

– При формировании 272-го полка «донорами» кадров послужили 67-й полк внутренних войск НКВД, базирующийся в Иркутске, 68-й – из Улан-Удэ и 69-й, разбросанный по поселкам Забайкальского края, от Чернышевска до Борзи, Оловянной и Могочи. Доукомплектовали его призывниками из Иркутской области, Бурятской АССР и Читинской области. Часто в статьях 272-й полк называют «комсомольским», по известной цитате из выступления командира 10-й дивизии полковника Александра Сараева: «272-й стрелковый полк. В него входили главным образом сибиряки, молодежь, поэтому полк называли комсомольским. Лихость молодости, боевой задор – вот что отличало этот полк в последующих боях».

Сохранившиеся документы позволяют сделать вывод, что полк доукомплектовывался на общих основаниях, на основе призыва из запаса всех категорий военнослужащих. По документам политотдела 10-й дивизии, ее личный состав составлял 8479 человек, из них коммунистов – 939, комсомольцев – 2093. Ранее в боях с немцами участвовали 528 человек – менее 6% личного состава. Обстрелянных солдат было больше в 269-м и 270-м полках, сформированных в Сталинграде, это выздоровевшие раненые из госпиталей и партизаны из недавно освобожденного Подмосковья.

Сохранились личные дела призывников. Макаров Дмитрий, 1915 года рождения, призван Киренским РВК; Демин Александр, 1917, Черемховский РВК; Солтанов Георгий, 1911, место рождения: Читинская область, д. Верхний Ульхун, призван Иркутским РВК… Часто из-за небрежного оформления документов место призыва вовсе не указывается. Много сибирских фамилий: Киргизовы, Тюменцевы, Жамбалов, Будаев, Чегодаев, Таюрский, но сказать с уверенностью, откуда они, не можем. Большинство погибло в 1942 году, из более сотни призванных из запаса – ни одного выжившего.

Первую половину 1942 года дивизия выполняла привычные для НКВД задачи по охране армейских тылов, наведению порядка на дальних и ближних подступах к Сталинграду. За полгода командование дивизии провело обучение и боевое слаживание, и на июньском смотре боевой подготовки, проведенном Главным Управлением ВВ НКВД СССР, части дивизии получили высокую оценку, первое место по всем показателям в дивизии занял 272-й стрелковый полк.

– Насколько я помню учебник истории, к концу лета 1942 года ситуация на фронте становится тревожной. Немецкое командование быстро оправилось от разгрома под Москвой и летом подготовило мощный удар на южном крыле советско-германского фронта. Это была «операция Блау», наступление на Сталинград и Ростов-на-Дону, с выходом к Волге с последующим наступлением на Кавказ.

– Верно, наступление началось 23 июля, и уже к вечеру следующего дня немцы прорвали нашу оборону и вышли к Дону. К августу советские войска отступили за Дон, и положение было критическим. 28 июля 1942 года Верховный главнокомандующий издает знаменитый приказ № 227 «Ни шагу назад!»

После прорыва немцев к Дону 10-я дивизия НКВД направляет отходящие подразделения частей РККА в пункты формирования, а мирное население – в обход Сталинграда. Командир 10-й дивизии Александр Сараев назначается начальником Сталинградского гарнизона. Помимо своих непосредственных обязанностей по охране тыла дивизия участвует в строительстве оборонительных сооружений. На окраинах и в черте Сталинграда готовятся противотанковые рвы, устанавливаются минные заграждения, возводятся баррикады.

Фронт приближается, начинаются яростные бомбежки, целые кварталы исчезают с лица земли. Чекисты участвуют в тушении пожаров, берут под охрану разрушенные склады, магазины, предприятия промышленности. Из песни слова не выкинешь – в эти августовские дни бойцами НКВД расстреляно одиннадцать мародеров, пытавшихся поживиться на общей беде.

22 августа немецкая армия форсировала Дон, а еще через день 14-й танковый корпус противника прорвался к Волге. Немцам атака дорого обошлась, на поле боя пылали 33 танка противника, но цель была достигнута – советская 62-я армия была отрезана от остальных сил Сталинградского фронта.

Части НКВД оказались последним резервом командования. По приказу командующего Юго-Восточным фронтом генерал-полковника Еременко 23 августа 1942 года 10-я дивизия НКВД заняла полосу обороны протяженностью 35 км на рубеже Орловка – Городище – Опытная Станция – Верхняя Ельшанка – Купоросное. По инициативе начальника артиллерии дивизии майора Цыганкова создана внештатная дивизионная батарея тяжелых минометов в составе 12 расчетов. Дивизию также поддерживали: 28-й отряд собак-истребителей танков, 80-й гвардейский минометный полк, 284-й гаубичный артиллерийский полк и 416-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк. В боевых порядках дивизии заняли позиции два батальона курсантов Сталинградского военно-политического училища, по три стрелковые роты в каждом.

Девять дней, пока боевые действия шли в трех-пяти километрах впереди, были заполнены подготовкой к бою. Рыли окопы и ходы сообщения, изучали местность, готовили зоны обстрела. С позиций 272-го полка хорошо просматривался Сталинград. Волна за волной на город шли фашистские бомбардировщики, пожары охватили целые кварталы, столбы дыма застилали горизонт. Доставалось и позициям полка, но потерь пока не было.

Наконец, 3 сентября наблюдатели обнаружили передовые части противника. «Иркутский» 272-й полк вместе с курсантами военно-политического училища оказался на острие немецкого наступления. В стык между ними ударили части 295-й и 71-й пехотных и 24-й танковой дивизии вермахта. Атаки следовали ежедневно, одна за другой, с перерывами на штурмовку позиций пикирующими бомбардировщиками.

Чекисты сражались стойко. В рапортах политотдела целая россыпь эпизодов, десятки фамилий. Красноармеец минометной роты Хаустов лично уничтожил пулеметный расчет противника, захватил пулемет и вел из него огонь по фашистам. Красноармеец минометной роты Андрианов, член ВЛКСМ, оставшись один с минометом, несмотря на яростный напор вражеских автоматчиков, рискуя жизнью, не растерялся и открыл губительный огонь из миномета по нападающему врагу, вынудив его залечь, и держался, пока не подошла помощь.

7 сентября красноармеец А.Е. Ващенко закрыл своим телом амбразуру вражеского дзота, дав возможность товарищам развить успех атаки роты. За этот подвиг он награжден орденом Ленина (посмертно), его именем названа улица в Волгограде.

По данным донесений, с 4 по 8 сентября 1942 года в боях было истреблено 700 фашистов, сожжено 17 танков, захвачены два станковых пулемета, 17 винтовок, шесть ящиков гранат и 8 тыс. патронов. Благодаря стойкости бойцов полка планы немцев по прорыву в центр города и захвату основной городской переправы через Волгу были сорваны, 62-я армия, на которую была возложена оборона Сталинграда, смогла оправиться от удара и перегруппироваться. За эти дни на правый берег Волги было эвакуировано свыше 100 тыс. гражданских, в основном эвакуированных ленинградцев-блокадников и беженцев из восточной части Украины. Но полк понес большие потери: 88 убитых, 193 раненых, 180 пропавших без вести.

7 сентября полк сменил позиции и занял оборону в районе «Красный Октябрь», высота 112,7. Наступила короткая передышка, но 1-й батальон вместе с 271-м полком НКВД продолжал вести тяжелые круглосуточные бои в районе Кожевенного завода. 14 сентября – новое наступление гитлеровцев. Противник прорвал оборону 269-го полка в районе аэродрома, поэтому 272-му полку приказано перейти в контрнаступление и выбить противника. И снова – ежедневные ожесточенные бои и потери.

14 сентября начальник гарнизона Сталинграда, командир 10-й дивизии НКВД полковник Александр Сараев прибыл на командный пункт только что назначенного командующего 62-й армии генерал-лейтенанта Василия Чуйкова. Чуйков понимал, что армии необходимо наладить самое тесное взаимодействие с войсками НКВД, вместе с тем, его уже предупредили, что Александр Сараев считает себя достаточно независимым и приказам армии подчиняется неохотно. Позже в своих воспоминаниях Чуйков так опишет состоявшийся разговор: «Я спросил полковника Сараева, понимает ли он, что его дивизия уже влилась в состав армии, и что он должен беспрекословно подчиняться Военному совету армии? Нужно ли, спросил я его, звонить в Военный совет фронта для выяснения и без того ясного вопроса? Сараев ответил, что он солдат 62-й армии».

В ночь на 15 сентября на помощь частям 10-й дивизии НКВД переправилась 13-я гвардейская дивизия генерала А.И. Родимцева. По данным на 15 сентября в 272-м полку в строю оставалось всего 210 человек. 272-й полк занял оборону по линии Вокзал – мост р. Царица, которую удерживал до 26 сентября, ведя непрерывные тяжелые бои.

19 сентября получает ранение командир полка майор Григорий Савчук, командование принимает военком – батальонный комиссар Иван Щербина. Днем 25 сентября вражеские танки подошли к командному пункту полка, расположенному в бункере бывшего командного пункта городского Комитета обороны в Комсомольском саду. Командование во главе с комполка и комиссаром полка пять часов дрались в окружении.

Понимая, что шансов на спасение немного, Иван Мефодиевич Щербина пишет записку, хранящуюся ныне в Музее пограничных войск в Москве:

«Привет, друзья. Немцев бью, окружен кругом. Ни шагу назад – это мой долг и моя натура… Мой полк не позорил и не опозорит советское оружие…

Тов. Кузнецов, если я погиб, одна моя просьба – семья. Другая моя печаль – надо было бы еще сволочам дать по зубам, т.е. жалею, что рано умер и фашистов убил лично только 84 (зачеркнуто) 85 штук. За Сталина, за Родину, ребята, бейте врагов!!!»

Немецкие танки вели огонь прямой наводкой, подошедшая пехота пустила в ход гранаты и дымовые шашки. Задыхаясь в дыму, майор Ястребцов, военный комиссар полка Щербина, политрук Мишин, политрук Глазачев, старший лейтенант Чуфистов пошли на прорыв. В районе театра им. Горького Щербина был смертельно ранен.

На 27 сентября 1942 года из всего 272-го стрелкового полка осталось лишь 30 бойцов. За три недели сентябрьских боев 10-я дивизия войск НКВД была уничтожена почти полностью. Когда к началу октября остатки дивизии были выведены из боя и переправлены за Волгу, в строю оставалось чуть более 200 человек. В середине октября 1942 года штаб дивизии получил распоряжение о передислокации соединения в город Челябинск для переформирования.

10-я дивизия войск НКВД была одним из первых соединений, участвовавших в обороне города Сталинграда. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 декабря 1942 года она была награждена орденом Ленина и получила почетное наименование Сталинградская. Полковник А.А. Сараев был награжден орденом Ленина. 272-й стрелковый полк за особые отличия стал именоваться Сталинградским.

К сожалению, подвиг 10-й дивизии и 272-го полка не то чтобы забыт, а просто «в тени». Сыграло свою роль и то, что погиб почти полностью личный состав первого формирования. В боях была уничтожена большая часть полковой документации, а в 1948 году пожар в архиве внутренних войск МВД уничтожил все дела полка, кроме журнала боевых действий и списочного состава. Можно сказать, что тогда полк погиб во второй раз, сегодня историки по крупицам восстанавливают имена и судьбы фронтовиков 272-го полка.

Не обошлось и без негативного отношения к НКВД в 90-х годах прошлого века. Это особенно несправедливо, поскольку среди личного состава полка кадровые сотрудники комиссариата внутренних дел не составляли большинства. Они приняли бой плечом к плечу с кадровыми частями РККА и сталинградским ополчением, став первыми участниками Сталинградской битвы.

Сегодня реконструкцией истории 272-го полка занимаются иркутяне – участники военно-исторического клуба «Сибирский стрелок». Историки продолжают свою работу, в архивное дело все шире приходят цифровые технологии, архивы стали более открыты, и уже есть определенные надежды, что скоро об этой трагической и славной странице Великой Отечественной войны нам будет известно немного больше.

Другие материалы