19 июня 2019

Социальные проценты

В Иркутской области некоммерческие общественные организации получают только 1% бюджетных средств, выделяемых на социальные услуги населению. Между тем президент России Владимир Путин поставил задачу – в каждом регионе довести долю НКО до 10%. Итак, что и кто мешает нашим общественникам? Об этом, помимо прочего, шла речь на VI Байкальском гражданском форуме.

Как заявила заместитель председателя Общественной палаты Иркутской области Галина Терентьева, в I квартале в реестре поставщиков социальных услуг было всего четыре организации – Иркутское областное отделение общероссийской общественной организации «Российский красный крест», Центр социального обслуживания «Милосердие», благотворительный фонд «Оберег», фонд развития социальной сферы «Содействие». Но только «Оберег» получает деньги из бюджета – на содержание приюта для женщин с детьми и людей, оказавшихся без крыши над головой. Как рассказала начальник управления организации социального обслуживания граждан министерства социального развития, опеки и попечительства Анна Пшеничникова, в 2018 году фонд получил из регионального бюджета 13 млн рублей, на 2019 год предусмотрено 11,8 млн рублей.

Остальные НКО из реестра оказывают платные услуги социального обслуживания на дому и не стремятся получать возмещение из бюджета: кого-то отпугивает строгая финансовая отчетность, кому-то просто необходим статус поставщика социальных услуг для имиджа. В целом рынок услуг сиделок для больных и пожилых заполнен. Но есть масса других социальных услуг, в которых нуждаются жители Иркутской области. Это профилактика социально значимых заболеваний, оказание помощи больным с паллиативным статусом и их семьям, организация мероприятий, направленных на вовлечение молодежи в инновационную, предпринимательскую, добровольческую деятельность и др.

Конечно, министерства и ведомства работают с НКО, выделяя гранты, привлекая для участия в акциях. К примеру, министерство по молодежной политике каждый год составляет реестр общественных организаций (сейчас их 39), между которыми распределяет субсидии. Министерство здравоохранения привлекает «Красный крест» для совместной работы с Центром СПИД (в прошлом году общественная организация получила около 1 млн рублей). Министерство спорта распределяет субсидии между спортивными федерациями (в 2018 году – 11,8 млн рублей на 16 организаций). В реестре поставщиков социальных услуг министерства культуры и архивов – всего одна организация, но ведомство выделяет другим НКО средства на реализацию культурных проектов и на поездки.

Однако гранты и субсидии – это не передача оказания социальных услуг НКО за бюджетные деньги, не регулярное взаимодействие с конкретными общественными организациями, рассчитанное на много лет.

Что мешает? Порой НКО сами не готовы оказывать социальные услуги, к примеру, организация вышла из реестра поставщиков после того, как один из живущих в ее гостинице пациент пожаловался на условия содержания. Некоторым сложно выполнить условия по вхождению в реестр поставщиков социальных услуг. С другой стороны, как заявил директор ресурсного центра по поддержке некоммерческих организаций Павел Циколин, отдельные чиновники министерств не готовы активно работать с НКО в этом направлении. Начальник отдела сводной экономической информации и мониторинга в управлении стратегического развития министерства экономического развития Елена Власенко рассказала, что на 2019 год запланировано выполнение нескольких задач: переработка перечня услуг с учетом практической потребности; утверждение стандарта ряда услуг; составление рейтинга муниципалитетов по доступу общественных организаций к предоставлению услуг; выявление НКО, которые потенциально могут стать поставщиками. Это позволит расширить перечень поставщиков.

НКО с успехом могут реализовать свои проекты, участвуя в конкурсе Фонда президентских грантов. Практика показывает, что больше всего грантов выигрывают так называемые региональные проекты, где сумма составляет от 500 тыс. до 3 млн рублей. На втором месте – маленькие города и поселки. Поддержку Фонда получают даже НКО в поселках с населением 200 человек. На второй в этом году конкурс можно подать заявку с 10 июня по 31 июля, третий – с 14 октября по 25 ноября.

Старший эксперт Центра гражданского анализа и независимых исследований («Грани», Пермь) Мария Оборина сказала, что одним из барьеров является отсутствие доступа к инфраструктуре, а именно – к помещениям. Региональные власти выделили здания только двум общественным организациям – фонду «Оберег» и фонду «Наследие иркутских меценатов». Но, по словам Анны Пшеничниковой, пять муниципалитетов также выделили помещения некоммерческим организациям, сейчас они готовятся войти в реестр поставщиков соцуслуг.

Иркутская область в рейтинге регионов России по реализации механизмов поддержки СО НКО и социального предпринимательства по итогам 2018 года заняла, увы, 54-е место. Как сделали вывод участники круглого стола, ресурс НКО Иркутской области, накопленный в решении социальных проблем, используется не в полной мере.

По мнению директора фонда «Центр гражданского анализа и независимых исследований», члена Совета по правам человека при президенте РФ Светланы Маковецкой, представление о роли и месте НКО в социально-экономическом развитии страны сейчас изменилось. Предполагается, что НКО будут оказывать услуги, а с их форматом работы «человек – человек», они смогут максимально собирать рабочие места у себя.

– В стране будет много поколений НКО, разных организаций некоммерческого сектора на каждом этапе жизненного цикла. Кто-то только начинает работу, кто-то образовывает межрегиональные связи, открывает отделения. Уже сегодня НКО играют роль инвестиционного института. Они привлекают те ресурсы, которые не могут привлечь никакие другие субъекты. И это не только внебюджетные деньги, это ресурсы добровольческого труда, новые идеи, что крайне важно, – отмечает Светлана Маковецкая.

НКО должны помогать там, где в этом есть потребность. Например, от молодого поколения сегодня требуют противоположные вещи: повысить рождаемость и поднять производительность труда. И семьям здесь надо помочь. Молодая домохозяйка должна иметь возможность хотя бы три часа в день где-нибудь работать. Для этого нужно куда-то пристроить ребенка. И здесь помогут НКО, или, к примеру, ТОСы, как соседские сообщества, которые в силах заниматься не только уборкой территории, но и другими видами деятельности, ведь они видят потребность в чем-то и вполне могут быть поставщиками услуг. Итогом совместной работы должна стать самостоятельность, успешность, автономность человека, который обратился за помощью в НКО. Необходимо снижать зависимость семей от социальной поддержки, организовывать группы взаимопомощи. Люди в первую очередь должны помогать друг другу, а потом уже обращаться к государству.

– Думаю, что Иркутской области удастся сделать прорыв, у региона есть большой потенциал для того, чтобы показать стране, какие хорошие технологии здесь отрабатываются. Рейтинг также дает возможность чиновникам обсудить проблемы некоммерческого сектора и новые меры поддержки, – сказала заместитель начальника отдела развития некоммерческого сектора экономики департамента социального развития и инноваций Минэкономразвития России Татьяна Евлампиева.

Другие материалы