Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

07 августа 2019

Эвенки – аристократы Сибири

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

«Ахи Буга – вселенная женщин» – так называется выставка, которая открылась в Ремесленном подворье Иркутского областного дома народного творчества. Большинство работ, представленных здесь, создано участницами эвенкийской мастерской декоративно-прикладного искусства «Нэлкинэй» села Ербогачен Катангского района. В экспозицию также вошли работы руководителя этномастерской «Олан» иркутского Этнокультурного центра народов Севера, народного мастера Иркутской области Евгении Гомбоевой.

Выставка поражает разнообразием произведений декоративно-прикладного искусства. Здесь можно увидеть реконструкции традиционной эвенкийской одежды и аксессуары, богато украшенные бисером, кумаланы – предметы интерьера из меха и многое другое. Во всех работах органично сочетаются аутентичные и современные техники и материалы. Кстати, центральным элементом экспозиции стала модель традиционного эвенкийского чума, благодаря которому можно более полно представить, как жили эвенки в старину. Словом, на выставке можно буквально окунуться в самобытную культуру этноса, который, как оказалось, подарил миру немало полезных изобретений.

На выставке можно буквально окунуться в самобытную культуру этноса, который, как оказалось, подарил миру немало полезных изобретений. Эвенки одними из первых создали многие вещи, которыми мы повсеместно пользуемся сегодня. Например, бульонные кубики, подгузники и детскую люльку-переноску.

Подробнее об этом корреспонденту газеты «Областная» рассказала руководитель эвенкийской мастерской декоративно-прикладного искусства «Нэлкинэй» Дома культуры «Созвездие» Алла Шеметова. Именно она стояла у истоков создания коллектива в 2007 году. А в 2018-м ее мастерская за заслуги в возрождении национальной эвенкийской культуры и высокий уровень работ удостоилась звания народного коллектива Иркутской области.

 

– Алла Леонидовна, расскажите, как вы начали заниматься развитием эвенкийской культуры в селе Ербогачен?

– Мой дедушка работал киномехаником в Доме культуры села Преображенка – одного из старейших в Катангском районе. В детстве я часто ходила к нему на работу, может быть, поэтому связала свою жизнь с культурой. У нас постоянно проводились эвенкийские праздники. В каждой, даже самой отдаленной деревне Катанги, дети знали эвенкийский язык лучше, чем русский. Упадок начался в 1990-х годах. Дошло до того, что ребята не хотели надевать сценические костюмы, говорили: «Они не современные, нас засмеют». Тогда я поняла, что необходимо возрождать эвенкийскую культуру на катангской земле. А в 2008 году в регионе появилась программа «Сибирь мастеровая», благодаря которой специалисты Иркутского областного дома народного творчества помогли нам возродить традиционные ремесла. Тем более что культура катангских эвенков во многом уникальна. Закрытое географическое положение как бы законсервировало все традиции в районе. Нужно отметить, что именно с наших мест началось освоение Сибири. В 1624 году на Катангу из Мангазеи за пушниной пришли русские – купцы, крестьяне, позже ссыльные. А эвенки жили на Нижней Тунгуске с незапамятных времен.

 

– Значит, культура катангских эвенков имеет отличие из-за труднодоступности этих мест?

– У нас даже сохранилось три эвенкийских говора: шипящий, сэкающий и хэкающий. Но, конечно, основа языка одна, поэтому эвенки, которые сегодня живут в России – на Дальнем Востоке, в Монголии и даже Китае, легко поймут друг друга. Кстати, Глафира Василевич – известный советский этнограф-тунгусовед – в своих трудах очень четко отмечает территориальные отличия эвенков, и для меня ее работы всегда были основой. У нас отличается кухня и быт, ведь мы – оленные. В вехоре, круговом танце, есть даже так называемый катангский шаг. То есть мы ногу не приставляем, как другие, а как бы подбиваем в прыжке. В костюме у ербогаченских эвенков все на завязочках, все прошито. Даже нарты прошиты корнем черемухи, не говоря уже об одежде и предметах быта. И это удобно и надежно – все двигается, трансформируется, а сами узлы еще более надежные, чем морские. Словом, все бытовые элементы продуманы и очень гармоничны.

 

– Какие еще открытия вы сделали, изучая эвенкийскую культуру?

– Эвенки одними из первых изобрели многие вещи, которыми мы повсеместно пользуемся сегодня. Например, бульонные кубики. Эвенки исстари растворяли в нутряном жиру соль, травы и муку, а потом высушивали. После чего охотник мог взять эти «кубики» с собой в специальном кожаном мешочке и быстро приготовить себе жирный насыщенный бульон в походных условиях. Сегодня также все пользуются подгузниками, а у эвенков такие приспособления были исстари. С этой целью использовали нежный мех, который все хорошо в себя впитывал и легко чистился. Ну и, конечно, гениальное изобретение – детская люлька-переноска, которая трансформировалась под рост ребенка с помощью тех же самых завязочек. Веревочки также обеспечивали безопасность, ведь ее не только вешали в чуме, но и привязывали к оленю.

 

– А костюм отличался?

– Конечно, не случайно эвенков называли аристократами Сибири, сравнивали с испанскими грандами и швейцарскими вычурными гвардейцами. Костюм был всегда очень богато украшен. Большую красивую бусину наши предки легко могли выменять даже на оленя. Использовали в декоре бисер и металл. У нас в планах сделать полную реставрацию национального эвенкийского костюма, ведь на выставке можно увидеть скорее стилизованные сценические костюмы. За шаманский браться страшно, ведь по традиции его должны шить только юные незамужние девушки, поэтому мы планируем воссоздать праздничный охотничий костюм. Он тоже очень красивый, хотя это не дешевое удовольствие. Нужна замша – ровдуга, не говоря уже об украшениях. Хотя, нужно отметить, что у эвенков богато украшался даже повседневный костюм. Причем орнамент нашивался не на саму одежду, а на отдельные кусочки кожи. Это делалось для того, чтобы, когда одежда износится, можно было отпороть декор и пришить его на новый костюм. Кстати, есть такой эвенкийский орнамент – уголками. Я раньше нигде в литературе не встречала, что он означает. Потом меня осенило, что если проехать в сумерках по берегу реки, то в отражении можно увидеть те же самые линии, которые создают деревья.

 

– Сколько людей в вашем коллективе?

– Стабильно у нас около 20 человек. Кроме того, при центре работает танцевальный ансамбль «Дылачакан», где занимаются группы детей разного возраста. Кстати, они выступят в Ремесленном подворье в Иркутске 9 августа. Мы собираем для них фольклор. Сами шьем и вышиваем костюмы. Я создаю дизайн вещей, которые изготавливает наш центр, потому что уже очень хорошо знаю традиционную основу. Используя старинные техники, мы осовремениваем сценический костюм, чтобы удобно было двигаться. Дети, которые занимаются в нашей мастерской, делают что-то более простое – шьют и плетут из бисера игрушки, учатся вышивать. Мы постепенно возрождаем ремесла. Например, шьем из оленьего меха круглые эвенкийские коврики – кумаланы. Они широко использовались в быту. Интересно, что на их изготовление в основном шла шкура с головы оленя, а отверстия зашивались кусочками меха. Думаю, именно так возник первый орнамент на кумалане. Кроме того, наша мастерская ведет постоянную этнографическую работу. Мы ездим в экспедиции и собираем по эвенкийским селам района предметы быта, орудия и приспособления для обработки кожи и меха и многое другое. Участвуем в реконструкции и восстановлении музейных экспонатов.

 

– А ребята больше не стесняются надевать эвенкийские костюмы?

– Конечно, нет. Ребята с гордостью носят национальную одежду, изучают культуру и ремесла. Более того, даже взрослые, покупая камусы в магазине, стремятся расшить их национальным орнаментом. И, наверное, этот вновь возникший интерес к эвенкийской культуре – самый важный результат нашей работы.

Другие материалы
Реклама от YouDo