Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

11 сентября 2019

Александр Белов: Земля должна работать, кормить людей

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

В портфеле любого депутата есть список пожеланий, данных ему избирателями. Год назад на восьмом избирательном участке, куда входит Шелеховский район и часть Ангарского городского округа, победу на выборах в Законодательное Собрание Иркутской области одержал Александр Белов. Что лежит в его портфеле? С этого вопроса мы начали наш разговор.

– Важный наказ – строительство в Шелехове спортивного комплекса. Это же ненормально, когда в городе, славящемся своими спортсменами, детская юношеская спортивная школа располагается в бывшем здании детского сада. Маты для занятий единоборствами расстилают прямо в коридорах. С министерством спорта мы договорились, что размеры спорткомплекса должны позволять проведению соревнований областного уровня. Другая важная задача – обеспечить ряд поселков, входящих в мой избирательный округ, качественной питьевой воды. Уверен, что нам удастся войти в федеральную программу «Чистая вода» и пробросить водоводы от Шелехова до Олхи, Большого Луга и Баклашей. Прокладка такого водовода уже ведется к моим родным Чистым Ключам. К тому же там, наконец, отремонтировали котельную, и теперь люди перестанут замерзать в домах, построенных еще Минобороны.

 

– Вы сказали «к моим Чистым Ключам». Родились там?

– Родился я в Улан-Удэ, а детство и юность провел в Аршане, излазив все окрестные горы. А в Чистые Ключи я попал после окончания Бурятского педагогического института. И семь лет преподавал физику, информатику, вел астрономический кружок, учил ребят играть на гитаре. Прекрасные годы, приятно вспоминать.

 

– Мужчина-педагог – это в наше время редкость. Призвание?

– Во-первых, мне было кому наследовать: мама преподавала в школе математику, отец – физкультуру, а во-вторых, благодаря прекрасному педагогу Галине Федоровне Подойнициной, дай ей бог долгих лет жизни, я был буквально покорен физикой. И выиграл не одну районную олимпиаду. Но честно сказать, пединститут был запасной вариант. Всегда мечтал быть военным, готовился поступать в Новосибирское общевойсковое училище. Ради этого спортом занимался, в частности вольной борьбой. Помешал несчастный случай. Во время тренировки порвал связки и пока лечился, упустил время экзаменов.

 

– Жалеете, что не надели офицерский мундир?

– Мундир я, в конце концов, надел, правда, с другими погонами (смеется). В 2002 году был призван на службу в органы государственной безопасности, где дослужился до звания подполковника. Возглавлял подразделение по противодействию коррупции в органах власти.

 

– Кого-то схватили за руку?

– Подробности не имею права раскрывать, но скажу так: пару десятков человек мы привлекли к уголовной ответственности, не дав им своровать порядка 10 миллиардов бюджетных денег.

 

– Не дали или вернули?

– Не дали. А предпосылки были. Какой главенствующий принцип в медицине – профилактика болезни, ее предупреждение. А что такое коррупционные проявления? Это тоже в какой-то мере заболевание. Проявление человеческой слабости и низменных мотивов. Когда вовремя предупреждаешь: не стоит этого делать, человек может одуматься и не совершить преступления. Это, считаю, намного важнее.

 

– Теперь понятно, почему вы выбрали для работы в Законодательном Собрании комиссию по контрольной деятельности и даже стали заместителем ее председателя на не освобожденной основе. Как стояли на страже бюджетных денег, так на этом посту и остались?

– Верно. Опыт накоплен большой, и был бы грех его не использовать. Функции, по сути дела, прежние – охранять бюджет от разбазаривания, следить за целевым эффективным использованием денег. Работать с Контрольно-счетной палатой мне не впервой, с аудиторами я знаком еще со времен моей предыдущей службы.

 

– А комитет по бюджету по какому принципу выбрали?

– У меня есть второе образование, экономическое. Я подумал, что в этом комитете я смогу освежить знания, комитет ближе всего к формированию бюджета. Можно уже в стадии подготовки ознакомиться с программами всех министерств. Это мне интересно. Позволяет видеть, куда мы двигаемся, каковы перспективы региона. Через комитет проходит много инициатив, как от правительства, так и от депутатов.

 

– В каком году вы ушли в отставку?

– У нас говорят в запас. Ушел в запас четыре года назад.

Созидать, что-то создавать – это по мне. Друзья предложили возглавить сельскохозяйственную производственную компанию, и я моментально согласился. Если по мясу свинины и птицы область закрывает свои потребности, то по говядине и молоку отстает. Следовательно, именно это отставание и надо нагонять.

 

– Следовательно, и в КПРФ вы состоите четыре года, поскольку сотрудникам силовых министерств, как я слышал, запрещено членство в какой-либо политической партии.

– Я человек беспартийный, но поддерживающий политику КПРФ и входящий во фракцию этой партии в Законодательном Собрании.

 

– Уйдя в запас, вы могли возглавить службу безопасности крупного предприятия, как зачастую делают ваши коллеги, но вы выбрали весьма нетрадиционный путь – стали во главе сельскохозяйственного предприятия. Какими мотивами вы руководствовались?

– Действительно, предложения от коммерческих структур поступали. Заполучить человека из органов весьма заманчиво. Но я ни за какие коврижки не пойду в частную безопасность, для меня существует только одна – государственная. Заняться бизнесом? У меня нет коммерческой жилки, я не бизнесмен. К тому же это понятие для меня неоднозначное. А вот созидать, что-то создавать – это по мне. Друзья предложили возглавить сельскохозяйственную производственную компанию «АгроБайкал», и я моментально согласился. Компания молодая, создана буквально с нуля восемь лет назад, но признана одной из лучших в области, а наш агроном Николай Петрович Даурцев заслужил славу лучшего знатока земледелия в регионе.

 

– Чем занимается ваша компания?

– Семеноводством. Выращиваем 13 культур: пшеницу, рожь, овес, зернобобовые, масленичные… Держим связь с целым рядом научно-исследовательских институтов: с нашим НИИСХом, Свердловским, Новосибирским, Тюменским… Каждый год закупаем у них так называемые семена питомников размножения второго или третьего года. Сеем, получаем суперэлиту, ее не продаем, на следующий год засеваем ею поля, получаем элитные семена, которые уже продаем. Такая вот технология. Семена вырождаются, и их необходимо все время обновлять. Иначе высоких урожаев не добиться.

 

– А почему суперэлиту не продаете, от нее урожайность будет еще выше?

– Во-первых, она дорогая, а во-вторых, большинство сельхозпредприятий выращивают пшеницу на фураж. Какой смысл посеять супер, получить элитное зерно и пустить его на корм скоту?

 

– У вас большое хозяйство?

– По сельскохозяйственным меркам малое предприятие. Мы взяли в аренду 4,5 тысячи гектаров земли в районе поселков Мамоны, Максимовщина, Малая Еланка. Земля была по большей части заброшенная, уже кустарником и деревьями заросла. За семь лет удалось ввести в оборот 3852 гектара. И каждый год по 50–100 гектаров пашни добавляем. Дело, конечно, затратное, но земля должна работать, кормить людей.

 

– А животноводством не думаете заняться?

– Рассматриваем на перспективу. Ведем переговоры с минсельхозом о вхождении в инвестиционную программу по тем направлениям, которые востребованы. Если по мясу свинины и птицы область закрывает свои потребности, то по говядине и молоку отстает. Следовательно, именно это отставание и надо нагонять. Наши экономисты сейчас рассматривают и обсчитывают все плюсы и минусы предлагаемых инвестпрограмм, выясняя, куда рентабельнее войти.

 

– Как с реализацией семян, спрос есть?

– Продукция нашей компании востребована не только в области, но за ее пределами. По большому счету, ее не хватает.

 

– Какие виды на урожай в этом году?

– Неплохие. Мы уже ведем уборочную. К сожалению, погода преподносит сюрпризы. Климат меняется, и народные приметы уже не работают. Каждый год приходится делать корректировки и по срокам посева, и по уборке.

 

– А каков климат в Законодательном Собрании? Благоприятный для строительства законов?

– Уникальность нашего региона в том, что в его законодательном органе самый демократический климат по сравнению с другими. Две фракции: КПРФ и «Единая Россия» примерно одинакового размера, между которыми, по идее, должен возникать конструктивный диалог. Ведь, как известно, в спорах рождается истина. К сожалению, это не всегда происходит. Мешают политические амбиции некоторых депутатов. Они порой застилают разум. Не будь этого, эффективность депутатского корпуса могла быть выше.

Другие материалы
Реклама от YouDo