Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

25 сентября 2019

Вернуть «Миры» на Байкал намерены иркутские ученые и общественники 

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Два лучших в мире глубоководных аппарата «Мир», способных опускаться на глубину в 6 км, остались без работы. Вот уже восемь лет они стоят на приколе в Калининградском порту. О дальнейшей судьбе этих уникальных исследователей океанских глубин шел разговор на встрече с командиром одного из «Миров», Героем России Евгением Черняевым.

 

Исследование подводных глубин

Для Евгения Черняева Иркутск не чужой город. Сюда еще в 1977 году он прибыл вместе с глубоководным аппаратом «Пайсис», который вел исследования Байкала.

– «Пайсисы» были построены в Канаде, но всю начинку мы собирали по всему миру и сами дооборудовали, – рассказал он. – Сам по себе он был слабенький, и я за десять лет работы на нем изучил все его достоинства и недостатки. Один из недостатков – глубина погружения не превышала двух километров. Этого, конечно, было мало для изучения мирового океана. И тогда была разработана самая совершенная до сегодняшних дней конструкция подводного аппарата «Мир», не имеющая аналогов в мировой практике. За участие в его создании я был удостоен ордена «Трудового Красного Знамени».

Базировались «Миры» на борту корабля-носителя «Академик Вячеслав Келдыш» – самого крупного научного судна в мире. Это был настоящий плавучий институт со своими лабораториями, способными немедленно обрабатывать донные образцы. Он был оснащен лебедками, способными опускать груз до максимальных глубин. Избороздил все океаны, дотошно выведывая их срытые от человеческого глаза тайны.

– Морская вода – агрессивная среда, – отметил Евгений Черняев. – Плюс огромное давление на предельной глубине, достигающее 600 атмосфер. Навесное оборудование и кабели деформируются. Даже сама сфера сжимается. После каждого погружения приходилось самим все восстанавливать. Акванавт – это, по сути, мастер на все руки.  

В 2008 году подводные аппараты покинули борт корабля и были доставлены с помощью Ан-124 на Байкал. Три года они вели его исследование. Евгений Сергеевич, сидя в командирском кресле, изумлялся разнообразию байкальской флоры и фауны:

– Байкал имеет тектоническое происхождение, своего рода модель океана. Здесь даже интереснее работать, чем в океане. Только на Байкале можно увидеть такое разнообразие эндемиков.

Высоко оценивает результаты работы глубоководных аппаратов и научный руководитель Иркутского научного центра СО РАН Игорь Бычков:

– В ходе исследований было обнаружено более десятка ранее не описанных живых существ. Пришло понимание процессов, происходящих в Байкале. В том числе и газогидратных. Использование «Миров» помогло бы более точно оценить экологическое состояние озера. Это особенно важно сейчас, когда президентом дано поручение об экологическом мониторинге на Байкале. Мне кажется, целесообразно поддержать инициативу о восстановлении работоспособности «Миров».

С ним согласен и директор Института земной коры СО РАН Дмитрий Гладкочуб:

– Основная идея у российского Министерства науки и образования – определить «Миры» в музей, сделать их экспонатами. Если это произойдет, мы навсегда потеряем эти уникальные инструменты исследования. А что взамен? Ничего. И это в то время, когда другие страны не дремлют. В Китае уже запущена программа «3D», предусматривающая создание глубоководного аппарата с глубиной погружения в 10 километров. Когда по поручению аппарата президента мы готовили программу мониторинга Байкала, то отдельным пунктом прописали возвращение глубоководных аппаратов на Байкал. Есть шанс, что это все же произойдет.

Идею обращения к руководству страны и президенту РАН за помощью в сохранении «Миров» поддержали не только ученые, но и Общественная палата Иркутской области. Как заверила руководитель аппарата Общественной палаты Елена Спирина, для консолидации усилий они обратятся за поддержкой ко всем аналогичным палатам в стране.

Управляющий Благотворительным фондом «Байкал Интеграция» Александр Сухачевский и командир глубоководного аппарата «Мир-2», Герой России Евгений Черняев

Сам Евгений Черняев обеспокоен не только судьбой «Миров», но и забвением накопленного огромного опыта по изучению морских глубин. Требуются годы для подготовки специалистов, способных управлять глубоководным аппаратом.

Но без практики этими знаниями не овладеешь. Я сейчас работаю с молодежью. Читаю лекции о таком прекрасном и манящем подводном мире. Надеюсь, что этот мир кого-то увлечет, и у меня и моих товарищей найдутся последователи. По приглашению Благотворительного фонда «Байкал Интеграция» я встречался с ребятами из многих школ Иркутской области. И должен признаться, в отличие от столичных городов, в глубинке ребята проявляют больший интерес и задают весьма умные вопросы, – подчеркнул Герой России.

 

Награды за смелость

Надо отметить, что «Миры» занимались не только научной работой, но и выполняли специальные задания российского правительства. И каждая из них отмечена наградой на пиджаке Евгения Сергеевича.

Самую главную – Звезду Героя России – он достал со дна океана. 2 августа 2007 года два ледокола доставили подводные аппараты на самый Северный полюс, и они совершили погружение на глубину 4 километров 300 метров.

– Это был уникальный и сложный спуск в двигающихся льдах, сжимающих небольшую полынью, в которую мы опустились. Такого никто в мире не делал. И, уверен, никому в ближайшее время не удастся его повторить, – рассказал он.

Орден Мужества был вручен Черняеву за консервацию АПЛ «Комсомолец», погибшей в Норвежском море. Подлодка лежала на глубине 1700 метров. Была опасность, что сильные подводные течения, которыми славились те места, способны вымыть радиоактивные отходы из атомного реактора.

По первоначальному замыслу планировалось поднять лодку со дна. Операция эта дорогостоящая, и для оценки ее реализации и были посланы «Миры».

Уже на третий год работы мы убедились, что подъем невозможен. После взрыва в первом отсеке в корпусе образовались большие проломы, и при подъеме подлодка могла просто развалиться на части, что еще хуже. И тогда было принято решение о ее консервации. На это ушло семь лет. Работать было очень сложно, – признался он. – «Комсомолец» погиб в ревущих широтах, где постоянное волнение не меньше четырех баллов. А у нас ограничения четыре балла. Приходилось делать погружения только летом, в узкие окна, которые давала погода.

Недавно по интернету прошло сообщение, что телеуправляемый аппарат, посланный норвежцами для обследования подлодки, обнаружил повышенный уровень радиации вокруг нее.

– Вранье, – решительно отмел эту новость Евгений Сергеевич. – Мы так упаковали «Комсомолец» специальными пластырями, что никакой утечки радиации не может быть. На ней установлены специальные датчики, регистрирующие радиоактивный фон, и мы не раз ходили в то место и проверяли их показания. И каждый раз убеждались, что фон не превышает обычной нормы.  

Свою треть наград Черняев получил за обследование атомной подводной лодки «Курск». Когда «Курск» погиб, Евгений Сергеевич работал в Атлантике на съемках знаменитого фильма Джеймса Камерона «Титаник». Пришлось срочно прерваться и полным ходом идти к месту аварии в Баренцевом море. Перед ними была поставлена задача: определить причины гибели и изучить состояние переборки между первым отсеком, где произошел взрыв, и вторым.

– Определили причину?

– В подробности не могу вдаваться, подписку давал о неразглашении. Но могу сказать: однозначного ответа до сих пор нет. Там очень много нюансов.

Другие материалы
Реклама от YouDo