Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

09 октября 2019

Остров свободы иркутского режиссера Александра Гречмана

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Авторский театр Александра Гречмана «Содружество» – совершенно особое явление в культурной жизни Иркутска. Постановки этого любительского коллектива не только не уступают спектаклям профессиональных учреждений, но и часто становятся настоящим событием для ценителей театрального искусства.

Александр Гречман уже давно признан в кругу профессионалов, ведь за его плечами работа в Иркутском театральном училище, постановки на профессиональных сценах и статус режиссера Иркутского областного дома народного творчества. По его словам, достигнуть хорошего уровня постановок ему и его артистам помогает искренняя любовь к театру.

 

– Александр Евгеньевич, когда вы увлеклись театром?   

– Интерес был с детства. Мы собирались дворовой компанией, натягивали веревку, на нее вешали простыню, и для нас начинался театр. Причем и живые выступления, и кукольные спектакли. Все было очень весело. Помню, однажды в Детском мире появился набор кукол из папье-маше, которые можно было надевать на руку, они открывали рты, моргали, двигали руками. Это были герои русских сказок – Бабка с Дедкой, Волк, Лиса, Курочка Ряба, Колобок, Петрушка, Баба Яга и другие персонажи. Набор стоил прилично, но я сумел уговорить родителей, и мне его купили.

 

– Тогда почему вы поступили в политех, и первым местом работы стал Иркутский завод радиоприемников?

– Техника меня тоже увлекала с детства, я очень любил конструировать. Например, первый во дворе собрал детекторный приемник, который без всяких батареек мог ловить станцию «Маяк». Физика всегда меня очень волновала, в ней было нечто магическое. Я читал книги, любил фантастику, создавал свои миры. В 16 лет пришел на Иркутский завод радиоприемников, ведь у меня была еще и огромная тяга к самостоятельности. Там я проработал 11 лет в отделе надежности. Это был продвинутый, молодой, высокоинтеллектуальный коллектив. После армии, где я служил связистом, поступил на вечернее отделение политехнического института на технику и автоматизацию промышленных установок, но не сумел закончить. К этому времени женился, у меня родилась дочь, нужно было кормить семью. Параллельно я уже начал театральное творчество на новом уровне, поэтому сил на все не хватило, и я оставил учебу.

 

– Как вы поставили свой первый спектакль?

– Я посещал разные театры, было любопытно все. Внимательно изучал выдающиеся постановки, зарисовывал сценографию на программках, делал пометки удачных постановочных решений – учился. Первая постановка, которую мы сделали на заводе Куйбышева в 1991 году, – по пьесе Шекспира, называлась «Ромео, с добрым утром!» Нужно отметить, что спектакли по «Ромео и Джульетте» в то время шли в Иркутских театрах, а еще были гастрольные постановки. Но меня они не очень устраивали. Например, в одном из спектаклей Джульетта во время своего монолога сверкнула золотой фиксой. Мне хотелось создать совершенно иной спектакль, ведь я из тех людей, которые предлагают собственную версию. Мы сделали это неожиданно достойно и получили отличные отзывы.

 

Мы играем с детства, но потом вырастаем, и наши игрушки вместе с нами. По сути, мы продолжаем играть, но воспринимаем это уже всерьез, ведь в жизни все по-настоящему. А театр помогает нам взглянуть на самих себя со стороны, вспомнить о нашей сути. Посмеяться над тем, что страшно, поплакать о том, что не сбылось, и понять – еще не все потеряно.

– Как возник ваш театр?

– Это тот случай, когда обстоятельства складываются определенным образом. Жизнь меня сама подталкивала к созданию театра, хотя я думал, что, возможно, за это не стоит браться. Но люди, которые принимали участие в первой постановке, захотели продолжения. Однако у нас не было места для репетиций. И тут появилась Татьяна Петровна Пруцкова – преподаватель физики в строительно-энергетическом техникуме, которая уговорила директора дать нам помещение, и начала активно помогать нам, ведь у нее появилась мысль, что театр будет очень важным духовно-нравственным ориентиром для студентов. Это было в 1993 году. В то же время нам оказал поддержку Иркутский областной дом народного творчества. А в 1996 году театру было присвоено звание народного.

 

– Кто ваши артисты?

– Наши артисты – люди, которые любят театр. За эти годы они выросли в настоящих профессионалов. Вообще, артистом нашего театра может стать любой человек, независимо от возраста, главное – по-настоящему любить театр. В нашей труппе есть актеры, с которыми мы вместе с 1991 года – это Родион Хайрудинов, Вячеслав Васильев, Наталья Бородоченко. Чуть позже присоединились Анна Портнягина, Виталий Барышников, Игорь Старовойтов, Татьяна Герасимова, Андрей Новак и другие. Кстати, самому старшему нашему артисту за 60, а самому молодому – Екатерине Лесюта – 22 года. Словом, у нас сложилась отличная команда. Если говорить о профессиях, то в наших рядах есть врач, чиновник, переводчики, фитнес-тренер, аниматор, энергетик и представители других профессий.

Сегодня потенциал труппы на том уровне, когда мы можем решать очень сложные задачи. Наш спектакль «Сильные ощущения» – по рассказам Антона Павловича Чехова. Там своя история у каждого персонажа. Нерв спектакля – человеческие страсти, которые заставляют нас то чувствовать себя живыми, то прятаться от этого мира. Одна лишь фраза писателя о многом говорит: «Замечательный день сегодня. То ли чай пойти выпить, то ли повеситься». Чехов выразил то, что мы сами боимся обнажить, – истину между реальностью и иллюзией жизни.

 

– Как вы выбираете произведения для постановок?

– Если мне что-то нравится, это может быть любой автор – Чехов, Бунин, Булгаков, Гоголь – я начинаю внедряться в этот мир и создавать на его основе то, что поможет ярче выразить мысль самого автора, а я лишь создаю постановочную провокацию, и чем талантливее моя «провокация», тем выразительнее проявится в сценическом варианте автор. Последняя моя работа – по письмам Вампилова и завлита Театра Ермоловой Якушкиной «Засим, ваш Вампилов». Для меня важно было показать в этом спектакле Вампилова – живого человека, а не монумент, которым его в последнее время стараются представить.

 

– Откуда вы берете материальные ресурсы на постановки?

– На самом деле театру для постановки спектакля много не надо. Для меня настоящий театр – это действо практически без декораций, потому что главное в нем – актеры. На мой взгляд, психологический театр вообще не нуждается в каких-то застройках, ведь в нем интересно наблюдать за человеком, за его метаморфозами и переживаниями. Пожалуй, для меня важны только хорошие костюмы, которые передают образ героя. И в нашем театре есть художник по костюмам – Наталья Бородоченко, которая уже «одела» героев спектаклей «Портрет» и «Сураз» в ТЮЗе и в постановке по произведениям Марины Цветаевой в театральном училище. Для нас же, она – переводчик-экскурсовод по основной профессии – делает костюмы уже 28 лет. И очень активно развивается в этой области, изучает историю, проходит курсы и так далее. А средства на их создание мы зарабатываем сами, ведь на спектаклях зал Энергоколледжа на 120 мест почти всегда полон.

 

– Вы ведь еще и занимаетесь театром со студентами?

– Да, я веду театральную студию, которая называется «ЛЭП-500». С ребятами мы делаем постановки малых форм, создаем стэмы и миниатюры, поскольку их век в моем театре краток – они появляются не сразу и работают где-то до третьего курса. Потом обычно уходят на диплом и оставляют занятия в театральной студии.

 

– Для чего, на ваш взгляд, вообще нужен театр?

– Человеку по сути своей свойственно играть, что-то изображать, обнаруживать в себе некие другие проявления. Мы играем с детства, но потом вырастаем, и наши игрушки вместе с нами. Мы продолжаем играть, но воспринимаем это уже всерьез, ведь в жизни все по-настоящему. А театр помогает нам взглянуть на самих себя со стороны, вспомнить о нашей сути. Посмеяться над тем, что страшно, поплакать о том, что не сбылось, и понять – еще не все потеряно. Ведь психологи не зря говорят, что к жизни нужно относиться как к шахматной игре, тогда и неурядицы не будут восприниматься так тяжело.

 

– Какая у вашего театра миссия?

– Я хочу вызвать в зрителе те эмоции, которые пробуждают его духовное состояние. На мой взгляд, душу тоже нужно тренировать. Как бы это по-спортивному ни звучало. Поэтому нравственный принцип – один из важнейших в театре, он не подразумевает зло или развитие пошлости. Все спектакли должны воспитывать ум, сердце и провозглашать любовь. Ключевая задача театра – возвращать нас к самим себе настоящим.

 

– Что дает театр лично вам?

– Для меня театр – это остров свободы. Там я и мои артисты проявляем себя без каких-то условностей. Мы транслируем то, что мы накопили, наши переживания, эмоции, нашу внутреннюю красоту. Театр для нас – место, где мы прилагаем много усилий, но не устаем. В отличие от других сфер. Для артистов это своеобразное переключение, реабилитация от реальных проблем.

Другие материалы
Реклама от YouDo