Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

23 октября 2019

«Непродажный Иркутск» Олега Беседина

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Маленькая Венеция, сибирский Париж – все это смело можно сказать об Иркутске, если рассматривать его на акварелях художника Олега Беседина. В его произведениях улочки города и уникальные исторические здания словно выписаны солнечными бликами и цветами заката. Путешествуя по его работам, можно открыть для себя другой, сказочный Иркутск.

Для некоторых зрителей, в том числе и для меня, выставка «Иркутские зарисовки», которая работает в Музейной студии Иркутского областного краеведческого музея, стала настоящим открытием. В экспозиции представлены рисунки и акварели, начиная с первых эскизов и набросков, выполненных еще для преддипломного проекта «Восстановление и реконструкция исторического центра Иркутска» на архитектурном факультете Иркутского политеха, и заканчивая самыми свежими пленэрными акварелями этого лета. Всего на выставке можно увидеть около 200 работ, которые автор выбрал из нескольких тысяч. О своем взгляде на Иркутск, архитектуру и изобразительное искусство Олег Беседин рассказал в интервью газете «Областная».

 

– Олег Владимирович, Иркутск на ваших акварелях такой сказочный, что буквально в него влюбляешься.

– На самом деле на этой выставке очень много работ из серии «Непродажный Иркутск». В том смысле, что это те картинки, которые вряд ли кто-то купит, потому что они не радуют глаз привычным сувенирным позитивом. Хотя отзывы часто все равно положительные. Наверное, потому, что я не совсем честно изображаю действительность и, видимо, где-то все же невольно эстетизирую реальность.

 

– То есть невольно приукрашиваете действительность?

– Наверное. Когда я выхожу в город на пленэр, вижу столько визуального мусора, но, видимо, подсознательно не хочу его множить и невольно создаю на бумаге свой проект Иркутска, ведь я по образованию архитектор. Кстати, бывшие коллеги на меня иногда обижаются за то, что я критикую их творчество. Говорят, что мне легко рисовать на бумаге то, что я хочу. А я не знаю – хорошо это или плохо. Ведь я действительно убираю из своих рисунков провода, рекламу, черные столбы, кислотного цвета знаки. Невольно проектирую свой город, мое понимание и знание неискаженного лица Иркутска. И я вижу и радуюсь, что это лицо моих улиц иркутянам нравится! Возможно, это и есть архи-проект всей моей жизни в Иркутске.

 

– Но ведь не случайно говорят, что художник, что бы он ни изображал, всегда рисует самого себя.

– Согласен, ведь на самом деле я использую тему Иркутска как тему для создания собственной гармонии, которая возникает в единстве и борьбе положительного и отрицательного. И хотя я все равно чувствую себя немного обманщиком – иллюзионистом, для меня это движение от хаоса к гармонии. Вероучение говорит нам о том, что человек создан богом-творцом по его образу и подобию, а значит, творческое начало заложено в каждом из нас от рождения. Зачем? Думаю, для того, чтобы эту гармонию поддерживать и приумножать. Кстати, противоположность этой тенденции, которую, если говорить теологическим языком, условно называемую сатанизмом, мы видим сегодня на улицах и в душах. И у каждого человека, в том числе художника, есть выбор, какую сторону занять.

 

– Вы можете объяснить, как архитектор и художник, почему старинные дома такие гармоничные, а современные постройки – напротив, часто вызывают отторжение?

– Потому что старинный дом, который мы так любим, строился по законам природной гармонии для конкретного человека, под его задачи. Все эти здания имеют естественный человеческий масштаб, которому подчиняется все, включая размер бревен, дверных проемов и даже декор. Почему, например, так красивы русская изба или дом XIX века в центре Иркутска? Потому что они создавались не только для быстрого извлечения прибыли, а чтобы жить в них и чувствовать себя комфортно. В них есть природная рациональность, и каждая деталь там оправдана под эти задачи. Те же орнаменты имели утилитарное значение – ментальной защиты жилища. И все собиралось в стройную систему тут же, для этого конкретного человека, из местных природных материалов.

 

– А современные здания?

– Современные здания в большинстве своем очень усреднены – европеизированы, утилизированы для извлечения выгоды. Это геометрические примитивы, огромные цеха промышленной архитектуры, которые по сути своей не могут быть комфортными для жизни человека. Современные философы называют это системным кризисом в архитектуре. Сегодня строительство и дизайн – сфера торговли и прибыли. Чтобы это преодолеть, нужно вернуться к человеку, к гуманным целям и нравственным принципам, изменить систему экономики и взаимоотношений в государстве. Иначе мы рискуем жить в «машине для жилья», возможно, чистой и комфортной, но для безликих роботов. Это будет не Иркутск, а город с другим названием, видимо, Нью-Ирк… Так называется одна из моих серий с обезличенными зданиями.

 

– Вы поэтому ушли в изобразительное искусство?

– Во многом поэтому. Архитектором в тех условиях трудно было работать, а сейчас еще сложнее. На мой взгляд, архитектура стоит выше всех видов и изобразительных искусств, и дизайна. Об этом нам говорит само значение слова «архитектура», в котором «архи» – старший, главный. Словом, практически бог, творец. Но в отличие от собратьев по искусству – художников, поэтов, музыкантов, на архитекторе – ответственность создавать новую среду обитания, вторгаясь в божественную природу и навязывая людям свое мироздание. А это пространство потом влияет на человека, во многом его формируя. Как будет сформирован человек, живущий среди пластиковых геометрических примитивов?

 

– Что для вас тогда изобразительное искусство?

– Это мой способ искать взаимопонимание с природой, вечностью, космосом, с людьми, с собой, с богом. А главное – способ гармонизации себя и окружающего мира. Если у меня получилось создать что-то гармоничное – хотя бы одну линию – день прожит не зря. При этом я живу в Иркутске, среди людей, а значит, у меня есть еще и долг – потребность гармонизировать и соотносить себя с этим городом, с этими людьми.

 

– Почему Иркутск занимает такое большое место в вашем творчестве?

– Еще студентом я начал снимать и зарисовывать памятники Иркутска в качестве учебно-научной и дипломной работы в группе историка архитектуры искусствоведа Валерия Трофимовича Щербина на архитектурном факультете политехнического института. Группа занималась паспортизацией памятников деревянного зодчества и архитектурно-культурного наследия Иркутска. Тогда было задокументировано две тысячи памятников, из которых сегодня осталось, наверное, 20… С тех пор я почти ежедневно рисую и фотографирую Иркутские улицы в динамике. Поэтому для меня эта тема естественная; это мой смысл жизни в этом городе, мой личный интерес и потребность. Я никогда не рисовал Иркутск на продажу.

 

Справка:

Олег Беседин родился 29 марта 1953 года в Анжеро-Судженске Кемеровской области. Учился на архитектурном факультете Новосибирского инженерно-строительного института. Переехав в Иркутск, окончил архитектурный факультет Иркутского политеха (ИПИ). Работал старшим архитектором проектного института «Иркутскгражданпроект» и преподавателем кафедры рисунка, живописи, скульптуры архитектурного факультета ИПИ. В 1991–1994 годы – старший художественный редактор, главный художник Восточно-Сибирского книжного издательства. В 1994–1997 годах – преподаватель Иркутского художественного училища. В 2000–2012 годах – доцент кафедры дизайна факультета изобразительного искусства ИрГТУ. С 1991-го – член Союза художников России. С 2008 года член иркутского регионального отделения Союза фотохудожников России «Иркутское Фотографическое Общество». Лауреат международных конкурсов графики в Англии, Польше, Германии. Участник более 300 международных выставок. 

Другие материалы
Реклама от YouDo