Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

07 ноября 2019

Евгений Старцев: Зачем необходимо тюремное служение?

Во исцеление души и тела

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Иркутский Харлампиевский храм известен активной благотворительной деятельностью далеко за пределами областного центра. В перечне добрых дел, которым занимаются его священнослужители, значится и духовная работа в исправительных учреждениях. В 2019 году они создали инновационный социальный проект «Во исцеление души и тела», получивший на днях федеральный грант в размере около 3 млн рублей. О цели нового проекта и о том, на что будут направлены средства гранта, рассказал в интервью настоятель Харлампиевского храма, протоиерей Евгений Старцев.

 

– Отец Евгений, как давно вы занимаетесь тюремным служением?

– С 2015 года по благословению митрополита Иркутского и Ангарского Вадима, назначившего меня руководителем отдела по тюремному служению Иркутской Епархии. Тюремное служение – совершенно особая деятельность, поскольку речь идет о серьезной работе над тяжелым духовным состоянием как самих заключенных, так и сотрудников федеральной службы исполнения наказаний.

 

– В чем заключается такого вида послушание?

– В богослужебной работе, которая включает в себя проповеди в местах заключения, духовном окормлении сотрудников учреждений и их подопечных, материальной и социальной поддержке осужденных и подследственных, малолетних правонарушителей и лиц, освободившихся из мест заключения. И это далеко не полный перечень того, чем занимаются в исправительных колониях и СИЗО священнослужители. В нашем регионе в этом направлении служат полтора десятка священников. Это их пастырский долг, жертвенное служение. Благодаря их труду, их молитве очень многие люди меняются. Становятся искренне верующими и раскаявшимися в преступлениях, которые они совершили.

 

– Вы считаете этот вид деятельности настолько эффективным?

– Прежде всего, он просто необходим. Методы, которыми обладает Православная церковь, ее возможности в решении проблем, связанных с перевоспитанием осужденного, разнообразны. К ним можно отнести и простоту ответов на нравственные проблемы, и твердые и понятные критерии добра и зла, и своеобразную целостность и оконченность православного учения, и, что немаловажно, готовность простить осужденного при его желании исправиться, не выдвигая при этом никаких дополнительных условий. К сожалению, в современном обществе, где обычным делом является культивирование жестокости и ненависти по отношению к другому, поощряется борьба за обретение высокого социального статуса и присвоение максимума материальных благ. Церковь же проповедует словом и проявляет на деле свою веру и убежденность в том, что сострадание, милосердие, жертвенная любовь к другому человеку являются универсальной и абсолютной этической ценностью.

Главной целью, которую преследует священнослужитель во время встреч и бесед с осужденными, является предоставление человеку возможности посмотреть на себя как на собеседника с Богом, которому Господь дает реальную возможность прийти к вере и спасению своей души. После таких встреч мы видим, что благодать Божия врачует человека, она способна изменить даже самого последнего разбойника. Поэтому наш долг оказаться рядом с теми, кто готов покаяться, готов изменить свою жизнь. И пусть таких людей в колониях не большинство, но они есть. Причем они очень часто оказывают серьезное влияние на духовную атмосферу всего учреждения. Не в том смысле, что проповедуют или что-то навязывают, просто живут иначе, тем самым подавая пример другим.

 

– Какова цель вашего нового проекта, и почему он так называется?

– «Во исцеление души и тела» – это часть благодарственной молитвы по причащению, в христианском учении эти две составляющие в человеке слиты и нераздельны. Страдает душа, страдает и тело; с исцелением души неразрывно связано и исцеление плоти. А основная цель проекта очевидна – снижение уровня рецидивных преступлений в Иркутской области. Задачи, которых мы хотим достичь, благодаря его реализации, также просты и понятны. Помимо просветительской деятельности, предусматривающей организацию встреч, бесед и семинаров в исправительных колониях и СИЗО, предполагается оказание помощи, консультирование, сопровождение и духовное окормление заключенных с ВИЧ-инфекцией, а также социализация и адаптации лиц, освобожденных из мест лишения свободы в православной общине «Харлампиевская деревня».

По данным соцзащиты и центра СПИД, с которыми мы очень плотно сотрудничаем, за лечением обращается только 30% ВИЧ-инфицированных заключенных. Это значит, что оставшиеся 70% представляют не только большую проблему для окружающего их социума, но и сами оказываются в очень тяжелом положении, потому что без лечения очень быстро умирают. Людям нужно многое объяснить, многому их научить и оказать поддержку вплоть до медицинской помощи. Мы планируем, что в местах лишения свободы будут организованы группы поддержки, целая технологическая цепочка, проходя по которой человек сможет прийти к нормальному образу жизни, нормальной самооценке и продолжить жизнь среди обычных людей после освобождения.

 

– А в чем заключается смысл создания общины «Харлампиевская деревня»?

– В трудоустройстве, в обретении места жительства и опять же социализации бывших осужденных и приобщении их к духовной жизни. Деревней пока, конечно, общину назвать сложно, но на 40-м километре Байкальского тракта уже есть большой жилой дом, хозпостройки, имеется и кое-какая домашняя живность: козы, поросята, куры… Людям будет оказываться помощь в трудоустройстве, а также работа в подсобном хозяйстве. Жилое помещение рассчитано на размещение 12 человек, но в первое время там будет поселено только восемь. Их будут отбирать из нескольких исправительных учреждений: ИК-3, ИК-6, ИК-19 и СИЗО-1 из числа общинников – прихожан Русской Православной Церкви, и по мере освобождения перевозить в деревню. Отбор будет производиться на основании суждений священников, которые окормляют эти колонии, ну и, конечно, исходя из желания самих бывших осужденных. Идея наша православная, если человеку идея спасения не близка, ему будет трудно ее принять. Как говорится, «невольник – не богомольник». Хотя помощь в социализации бывших сидельцев, как и помощь инфицированным, мы оказываем всегда, вне зависимости от религиозного мировоззрения.

 

– Вы уже думали, на что еще хотите направить свои силы?

– Мне бы хотелось, чтобы больше внимания оказывалось проблеме преступности среди несовершеннолетних. В настоящее время мы заканчиваем съемку документального фильма-исследования «Колея», посвященного проблемам АУЕ. Если кто не знает – это название и девиз подросткового неформального движения, который означает «арестантский уклад един» и пропагандирует воровские законы и «культуру». Движение это стало, как все запретное, пользоваться популярностью и набирать силу относительно недавно, но распространяется быстрее заразной болезни. Поэтому так необходимо обращать на нее самое пристальное внимание. Организовывать встречи в школах и училищах, чаще бывать в детских колониях.

Еще очень бы хотелось, чтобы в Ангарской воспитательной колонии для несовершеннолетних появился храм, в котором служил священник, искренне любящий детей. Ведь многие из несовершеннолетних арестантов не имеют не только отцов, но и матерей, которые могли бы их воспитывать. Важно понимать, что эти дети не безнадежны. Я, бывая в данной колонии, вижу, какими они могли бы быть людьми, какие в них заложены добрые качества, какая в них сила для жизни. Но они повреждены грехам этой ужасной взрослой жизни, которая их не щадит, по сути, уничтожает буквально с самого момента рождения. До них необходимо донести самые простые вещи: их тоже любит Бог, который их никогда не оставит.

Колонии и тюрьмы – это особый мир со своими законами, понятиями, испытывающий непрестанный голод любви и милосердия. Важно понимать: мы только в начале пути и обязательно будем продолжать и разнообразить формы служения, несущего любовь и Слово Божие там, где люди особенно остро в этом нуждаются.

Другие материалы
Реклама от YouDo