Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

27 ноября 2019

Станислав Гольдфарб: Журналистика – профессия личности

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

У медиасообщества Приангарья есть свой Оскар. Ежегодно в рамках фестиваля «Байкальская пресса» называются имена победителей регионального конкурса «Журналист года Иркутской области». Интрига сохраняется до вскрытия конвертов. Гарантом объективности и беспристрастности результатов конкурса, как правило, выступает председатель жюри. В этом году им стал Станислав Гольдфарб. Его имя знают не только признанные мэтры, но и начинающие журналисты. Он автор монографий и научно-популярных книг, его голос звучит по радио, нередко у доктора исторических наук берут интервью, а студенты знают его как заведующего кафедрой массовых коммуникаций и мультимедиа ИГУ. Накануне фестиваля председатель жюри ответил на вопросы газеты «Областная».

 

– Станислав Иосифович, вы много раз были в жюри различных конкурсов. Но одно дело выбирать самую красивую девушку Иркутска и совсем иное – выставлять оценки коллегам по цеху. Сомнения были или сразу согласились?

– Согласился сразу, не раздумывая. А куда еще накопленные знания девать? Если ко мне обращаются, значит, считают, что я могу помочь.

 

– Из года в год число участников «Байкальской прессы» растет, из районов приезжает много молодежи. На ваш взгляд, почему фестиваль не теряет своей актуальности?

– Когда-то я придумал гипотезу про эффект накопленной истории. К примеру, почему Усольский район – житница Приангарья? Просто там испокон веков культивировалось сельское хозяйство. А сама Иркутская область – это земля с колоссальным потенциалом, где живут очень активные люди. За последние полвека наш регион прирос городами, а еще гидроэлектростанциями, промышленными гигантами, БАМом и т.д. О трудовых буднях и производственных рекордах любой стройки века писала армия журналистов. Только из одной газеты «Советская молодежь» в свое время вышло около 30 писателей, в их числе Александр Вампилов, Валентин Распутин, Вячеслав Шугаев и многие другие. Генетика наша такова, что иркутская журналистика востребована в общественно-политической жизни региона. Вполне естественно, когда хочется, чтобы твой труд получил профессиональную оценку и признание. Поэтому конкурс – это индикатор мастерства. Другое дело, что мы иногда нивелируем эти процессы. Мне сложно понять, как можно по двум материалам определить победителя. На мой взгляд, стоит рассмотреть вариант многоступенчатого отбора. Есть и другие спорные моменты. Но конкурсы еще будут, и, наверное, стоит пересмотреть некоторые условия.

 

– Действительно, спорных моментов хватает. И они вызывают негодование у коллег. Например, одним из новшеств этого года в номинации «Публикация в печатных СМИ» для участников ввели обязательное условие – предоставление эссе с описанием общественного резонанса, вызванного публикацией. Насколько это условие оправдано?

– Сколько бы ни велось разговоров вокруг того, что печатные СМИ умирают, их дни сочтены, все равно газеты или журналы – это удел избранных. Как показывают различные опросы общественного мнения, печатным изданиям верят больше. Телевидение рассчитано на эмоциональный фон зрителя, в интернете можно все исправить и переписать. А вот в печатных СМИ, как говорится, что написано пером – не вырубишь топором. Мы выбираем не просто хорошо изложенный материал, а хотим видеть глубину, отзвук, восприятие аудитории и т.д. Поэтому эссе – это реальная возможность для любого участника обратить внимание жюри на свою работу.

 

– Много вопросов было вокруг выдвижения номинантов на звание лучшей пресс-службы. Как все-таки происходит отбор?

– Этот вопрос не требует никаких дискуссий. Попасть в список для голосования очень просто. В положении конкурса прописаны все условия, которые не менялись с 2017 года, когда был введен этот спецприз. Номинантов предлагают главные редакторы всех средств массовой информации региона. Организаторы конкурса заранее делали рассылку анкет, где были указаны критерии отбора. Победитель определяется по наибольшему количеству баллов.

 

Как показывают различные опросы общественного мнения, печатным изданиям верят больше. Телевидение рассчитано на эмоциональный фон зрителя, в интернете можно все исправить и переписать. А вот в печатных СМИ, как говорится, что написано пером – не вырубишь топором.

– Была раньше такая номинация – «Медиаменеджер». Вы, кстати, были победителем в ней. Потом этой номинации почему-то не стало. Может быть, стоит ее вернуть?

– Я предлагаю не только вернуть эту номинацию, но и расширить список ее потенциальных участников. Медиаменеджер – это не только управленец, директор или главный редактор, а тот, кто создает условия для продуктивной работы сотрудников редакции. И таких людей в любом СМИ очень много: это и бухгалтер, и кадровик, и продавец рекламы, и водитель. Благодаря этим профессионалам нет задержки зарплат, нет текучки кадров, вовремя оплачиваются текущие счета и налоги, бесперебойно выходят номера газет и новостные эфиры. Их труд не менее значим, чем работа журналистов.

 

– Система голосования уже стала притчей во языцех. Вы видите процесс отбора изнутри. На ваш взгляд, насколько объективно и беспристрастно определяются победители?

– Всегда будут обиженные и недовольные – это нормально. По каждой номинации у нас работает группа экспертов. Голосование тайное. Глубоко убежден, что иркутское профессиональное сообщество журналистов у нас совестливое: абы кому не дадут, абы как голосовать не будут. Претендентов сотни, победителей – единицы. Для тех, кто проиграл, совет один: сделать правильные выводы и в следующий раз представить еще сильнее материалы. Настоящая журналистика – это профессия личности. Здоровая конкуренция заставляет совершенствовать свое мастерство.

 

– Сегодня соцсети стали площадкой, где кипит жизнь. Любое событие становится достоянием общественности. Зачастую информационная борьба идет с применением так называемых ботов. Где та грань, за которую обществу, в том числе и СМИ, лучше не выходить, чтобы не навредить?

– Общество стремится быть более открытым. Причина проста – так безопаснее жить. Со времен распада СССР наши люди много чего пережили, они гораздо умнее, чем о них думают. И если раньше боты были в новинку, то теперь пользователи в соцсетях хорошо разбираются, где настоящий человек, а где специальная программа, имитирующая какую-либо личность. Здравомыслящих людей много, их трудно сбить с толку.

 

– Не один десяток лет хоронят газеты. Тем не менее в прошлом году один из иркутских медиахолдингов, в составе которого печатные СМИ, обрел нового собственника. В Екатеринбурге бывшая команда «Русского репортера» открыла новую газету. Все-таки газеты – это привлекательный актив для бизнеса?

– Назвать бизнесом печатные СМИ очень сложно. Редкие издания дают прибыль. Чтобы получить доход с газеты, нужны очень серьезные инвестиции. А тенденция сегодня такова, что тиражи газет снижаются, рекламы становится все меньше. Некоторые эксперты, оглядываясь на страны третьего мира, где сохраняются миллионные тиражи газет, предрекают ренессанс печатных СМИ. Повторюсь, по уровню доверия газеты традиционно занимают верхние строчки рейтингов. Думаю, что приобретение или открытие печатных СМИ делаются не с прицелом развивать бизнес, это все-таки политические решения. За саму профессию журналиста я бы не опасался. Информация будет нужна всегда, значит, будут востребованы те, кто сумеет удовлетворить спрос на качественные материалы.

 

– Много лет вы работает со студентами. Смена достойная растет?

– Сегодня студенты учатся владеть многими навыками. Один человек одновременно может быть и художником, и программистом, и журналистом, и фотографом. Это настоящие универсальные солдаты. Они и есть будущее медиаиндустрии.

Другие материалы
Реклама от YouDo