Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

26 декабря 2019

Тулун. Перезагрузка

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Последние полгода тема разрушительного наводнения, случившегося в Иркутской области, постоянно звучит в новостях. Чаще всего говорят про город Тулун, на который пришелся главный удар стихии. На помощь пострадавшим людям откликнулась вся страна. Миллиарды рублей были выделены государством, отовсюду стекались колонны автомашин, доставляющих гуманитарные грузы. В спасении людей, разборе завалов и расчистке затопленных территорий приняли участие тысячи спасателей и волонтеров. Как живет город и район сегодня, с каким настроением люди встречают Новый год – читайте в специальном репортаже.

 

Аршанский разлом

Поселок Аршан – самый отдаленный от райцентра населенный пункт Тулунского района. Отсюда до города – более 100 км. Своим звучным названием, как и его тезка, курорт в Тункинской долине, он обязан целебному источнику. Правда, здесь его называют не целебным, а святым. Испокон веку, чтобы набрать водицы из Святого ключика, к нему шли люди со всей округи. Привязывали рядом разноцветные ленточки, благодаря духов воды, оставляли монетки. В советские времена в поселке работал крупный леспромхоз. Была средняя школа, детский сад, пекарня, медпункт. После перестройки от былой «социалки» остались лишь девятилетняя, основная школа и фельдшерско-акушерский пункт. Местные люди всегда жили тайгой. Промышляли зверя, ловили рыбу в Ие. С ранней весны собирали черемшу, летом – ягоды и грибы, а осенью били шишку. Со сбытом проблем никогда не было. В Аршан за лесными дарами исправно наведывались и иркутяне, и жители райцентра. Самые трудолюбивые умудрялись за сезон зарабатывать неплохие деньги, которых вполне хватало, чтобы содержать семью. Такая тихая, размеренная жизнь продолжалась до конца июня нынешнего года, пока разлившаяся река не разделила не только жизнь на «до» и «после» потопа, но и самих людей на два непримиримых лагеря.

 

«А вы мне ее дайте, эту помощь…»

Едва въехав в поселок, тормозим у дома с причудливыми снежными фигурами. Здесь и длиннющий зеленый крокодил, и символ наступающего года – крыса, и разукрашенный всеми цветами радуги петух, и даже слепленная из снега елка. Пока фотограф запечатлевает диковинки, в воротах появляется хозяйка.

– Выходи, – кричит мужу, – комиссия приехала!

Елена Светлолобова говорит, что некоторым пришлось доказывать свою правоту только через суд или с помощью Народного фронта

Узнав, что мы никакие не проверяющие, а всего лишь журналисты, все равно приглашает в дом: посмотрите, как многодетная семья с шестью ребятишками живет!

Представившись Еленой Светлолобовой, принимается жаловаться:

Первая комиссия к нам приехала только через пять месяцев. Глава поселения до нас не допускал никого. Он мне сразу сказал: плашмя лягу – денег не получишь. И не одной мне. Дом, где мы сейчас живем по улице Советская, 38, признали под капитальный ремонт, а не под жилищный сертификат. Дом напротив вообще никак не учли, хотя мы купили его на материнский капитал. Там по одной шестой доли у всех детей. В нем вымыло яму, вон видите, песком замыты все бревна. Вода зашла в подполье и все четыре балки положила. У нас уже две комиссии были. На первый дом мы еще 20 ноября сдали документы для получения сертификата, так до сих пор ни ответа, ни привета, только из прокуратуры идут отписки. Глава поселения отчитался, что полной утраты имущества ни у кого не было, и на компенсацию по 100 тыс. рублей никого не включил. Наша семья только по 10 тыс. рублей получила, и то не вся. На внука денег не дали, хотя он в Аршане прописан с рождения. У нас 10 соток картофеля утонуло, а заплатили всего за три… Я в соцзащиту звоню, а мне: вам столько оказано гуманитарной помощи, чем недовольны? А вы мне ее дайте, эту помощь! Нам ее только дважды привозили. Туда входили одеяло, подушка, комплект постельного белья, и все.

Елена Алексеевна говорит, что некоторым пришлось доказывать свою правоту только через суд или с помощью Народного фронта:

– Вон дедушка идет – Иван Иванович, его семья только месяц назад получила 50 тыс. рублей, а у них вода стояла по окна. 91-летней Марии Спиридоновне Терентьевой только через Народный фронт добились сертификата, а вчера Следственный комитет приезжал и у соседей спрашивал, была ли в ее доме вода. Дескать, выдан он был незаконно…

91-летняя Мария Терентьева до сих пор живет в старом доме, хотя квартиру ей купили

Догоняем на машине споро спешащую в магазин старушку. На предложение подвести бабушка категорично отказывается: сама добегу, ноги еще носят! Рассказывает, что жилищный сертификат ей выдали два месяца назад, на который уже купили двухкомнатную квартиру в Тулуне. Сколько стоит квартира, говорит, что надо у дочки спрашивать. А на вопрос, почему она в ней не живет, отмахивается: куда я зимой поеду?

 

«Совесть у них размыло, а не дома…»

Глава Аршанского МО Леонид Полетаев в своих суждениях весьма категоричен:

– 10 тысяч рублей получили все, по спискам 354 человека. До сих пор находим тех, кто прописан, но не проживает, и выплачиваем, хотя я считаю, что эти выплаты им не положены – их же не было в поселке в период наводнения. Компенсацию за частичную утрату имущества выдали нескольким, а по 100 тысяч за полную утрату – никому, потому что таковой ни у кого не случилось. Вода залила кое у кого подполья и летние кухни, а в дом зашла всего на несколько сантиметров. Ажиотаж просто подняли, такие страхи наговорили, из меня злодея сделали. Стали жаловаться, приехала прокуратура. Этот вопрос и на ЧС подняли. Обследование всех помещений мы проводили по подомовым книгам, где все записывали: что пострадало в доме, а что – во дворе. Я понимаю, в Тулуне и нижних деревнях все поунесло, как доказать, чего и сколько кто лишился. Им власти пошли навстречу, а у нас ни одного дома с места не сдвинуло.

Глава Аршана Леонид Полетаев: «Сейчас всем выплатят деньги направо-налево, а отвечать потом кому?»

Люди просто захотели халявы, совесть у них размыло, а не дома. Но я им в этом потворствовать не буду. Сейчас всем выплатят деньги направо-налево, а отвечать потом кому? Считаю, что на капремонт людям деньги дают – и то большое спасибо государству. После наводнения 1984 года нам дали небольшую компенсацию за покосы да сено, и все. А сейчас такие деньжищи, вот и понеслось. И вообще, уверен, все наши аршанские дома признаны аварийными по старости, а не по воде.

У Елены Светлолобовой, рассказывает, и губернатор был, и мэр района – дважды. Имущество у них не пострадало, вода была только в подполье, вот и признала комиссия выдать компенсацию на капремонт, а не жилищный сертификат. По второму дому – отдельная история. Под материнский капитал, поясняет, они купили нежилое строение, просто, чтобы его обналичить, поэтому сейчас вопрос рассматривается в суде.

Директор школы Валентина Терентьева радуется ремонту и помощи, которую получили ее ученики

По поводу приобретенной квартиры 91-летней бабушки высказывается ее невестка – директор школы Валентина Терентьева:

Марии Спиридоновне сразу же сыновья помогли дом восстановить, все четверо собрались, включая моего мужа, эта квартира ее дочери понадобилась. Оформила жилье по доверенности, а баба Маруся никуда переезжать даже не собирается.

 

«Мы до сих пор в эту сказку не верим…»

Гуманитарную помощь, продолжает Валентина Терентьева, в Аршан везли мешками, машинами. Каждую неделю приходила машина, и останавливалась в определенных точках: у Елены Светлолобовой, у Марии Спиридоновны и еще нескольких.

Мы своих учеников полностью одели, – хвалится директор школы. – Форма спортивная, парадная, верхняя одежда, обувь. Все новое, сшитое на заказ по размеру, на каждого индивидуально. По два-три портфеля выдали каждому, канцелярию. И художественной литературы навезли много. Я не знаю, сколько людям надо еще. У меня сложилось такое мнение: чем больше даешь, тем больше хочется. Некоторые такие скромные: предлагаешь: возьмите хоть на запас, нет, не берут, зато некоторым – давай и давай.

– Мэр мне звонил несколько раз, лодку отправлять собирался, а я отказывался, – вторит Леонид Полетаев. – У нас все есть, магазин был только один подтоплен, остальные работали. Говорил: может где-то нужнее, вези туда.

Подтверждением тому, что помощь Аршану была оказана весьма существенная, служит и отремонтированная школа. Директор с радостью ведет туда на экскурсию:

Год постройки здания – 1933-й. Пристрой был сделан в 1987 году. Затопило его как раз примерно до подоконника. Обучаются у нас 32 человека. Никто после наводнения не уехал, даже два новичка осенью появились. Да и зачем уезжать? Оборудование нам завезли новое в пищеблок, дали спортинвентарь: лыжи, тренажеры, мячи, а также учебную литературу. Ремонт в общей сложности обошелся примерно в 9 млн рублей. Вставили пластиковые окна, поменяли все двери, утеплили и заменили полы, фундамент укрепили, крышу перекрыли, водостоки сделали, линолеум новый постелили, теплые туалеты обустроили. Все убрали, вычистили. Все лето работали. 1 сентября была готова одна часть здания, вторую доделывали чуть позже. Мы до сих пор в эту сказку не верим, и не мечтали даже, что такое возможно.

С преподавателями, говорит директор, проблем нет. В прошлом году в Аршан приехали два молодых специалиста, в этом – еще двое. В школе ведется большая внеурочная работа, поскольку клуба в поселке нет, все мероприятия проходят в школьном спортзале.

 

Разные судьбы

На выходе из школы нас перехватывает пожилая худенькая женщина, представившаяся Любовью Васильевной Дунцовой. Зовет в дом брата, где тот проживает со своей гражданской супругой Натальей Ивановной Дедик. В доме нас уже ждут, с порога начинают сыпать претензиями.

Наталья Дедик жалуется, что после подтопления в доме стало очень холодно – размыло завалинки, полы повело. Сколько ни топишь – теплее 10 градусов не становится

– По пояс у нас воды было. Везде все потонуло, еще подписи за нас подделали! – возмущается Наталья Ивановна. – Вот по забору видать. Колодец весь затопило. И землю украли. У нас 20 соток огорода, а компенсацию только за три сотки получили.

После подтопления, поясняет хозяйка, в доме стало очень холодно – размыло завалинки, полы повело. Сколько ни топишь – теплее 10 градусов не становится. Муж частично парализован, а ухаживать за ним одной Наталье Ивановне не под силу.

– Только и говорят: капитальный ремонт и никакого сертификата, – причитает женщина. – А как нам жить в неблагоустроенном доме? Муж от холода под себя нужду справляет. Воду надо принести, выстирать, потом воду вынести. А я сама инвалид!

– Дважды ваш дом обследовали, – включается в разговор глава поселка. – И губернатор у вас был. Дом ваш не от воды по большей части пострадал, а от старости.

– Подполье только посмотрели, – не унимается та. – А у нас вот что делается.

Зато в следующем доме хозяева всем довольны. Здесь проживает многодетная семья Косенковых. У Татьяны – пятеро ребятишек, старшему сыну 9 лет, младшей дочурке всего 11 месяцев.

Благотворительный фонд с Камчатки строит дом для многодетной семьи Косенковых

Мы в первые же дни все получили по 10 тысяч рублей, – рассказывает Татьяна. – Потом на почте нам выдали компенсацию за частичную утрату имущества. Миллион дали как многодетной семье и 270 тыс. рублей на капитальный ремонт дома пообещали, правда, пока мы денег не получили. А еще нам благотворительный фонд с Камчатки строит дом на улице Новой. Землю глава оформил, подрядчики приезжали, сказали, что выстроят быстро. Двухэтажный, 112 «квадратов». Всем места хватит.

Интересуемся, как семья распорядилась деньгами.

На книжку все положили, – бесхитростно объясняет Татьяна. – И те, первые выплаты, тоже. У нас хозяйство свое. Две коровы, бык, поросята, куры, кролы, гуси. Теперь думаем трактор покупать. 

– Айфон бы детям лучше купили, – шутит фотограф.

– Зачем он нам? – недоумевает многодетная мама. – У нас вон некоторые, когда деньги получили, на такси до Тулуна за пивом и водкой гоняли и все профукали. Теперь по новой просят. А мы все в дело пустим, будем деньги зарабатывать!

 

Что сказал мэр?

Едем в районную администрацию к мэру Михаилу Гильдебранту. Он поясняет: на территории Тулунского района в зону паводковой ситуации попало 11 МО первого уровня, 28 населенных пунктов. За каждой деревней в администрации закреплен отдельный человек, собрана информация по каждому жителю.

На сегодня по 10 тыс. рублей получили 2400 человек, по 50, либо по 100 тыс. рублей – 1300 человек, 803 дома обследовано на предмет пригодности или аварийности, из них 628 попадают под снос, 155 – под капремонт. Сданы документы на выдачу жилищных сертификатов на 523 дома. Основная причина задержи выдачи сертификатов – отсутствие у людей документов. У кого-то не доказан факт проживания, у кого-то – собственность.

Что касается поселка Аршан, – рассказывает мэр, – то здесь 114 домов, 129 помещений, все они были полностью обследованы. Под снос по заключению межведомственной комиссии признаны 48 строений, 80 – под капремонт. Выписано 27 свидетельств на приобретение жилья, 31 компенсация за ремонт уже оплачена. Она составляет 50% от стоимости ремонта – 6 тыс. рублей за квадратный метр. 62 человека получили по 50 тыс. рублей за частичную утрату имущества, по 100 тысяч – ни один человек.

 

Новая жизнь

После наводнения сельские жители начали переезжать в Тулун. Наталья Чеснокова с мужем Романом, свекровью и тремя ребятишками перебрались сюда из деревни Одон.

Наталья Чеснокова с мужем Романом, свекровью и тремя ребятишками после наводнения переехали в Тулун из деревни Одон

– Муж на пенсии по инвалидности, я безработная, – рассказывает Наталья. – В своей деревне зарабатывали как могли. Летом травы собирали, зимой – березовые почки, шишки, хозяйство держали. Наш дом в Одоне находился по улице Набережной, 34, его признали непригодным. С документами там было все нормально. Все выплаты получили вовремя. Жилищный сертификат дали в начале октября, но сюда переехали месяц назад. Его нам хватило на покупку двух домов. Свекрови по переулку Дорожный сразу домик нашли, а себе – выбирали. Дом теплый, нам нравится. Баня есть, летняя кухня, стайки, огород ухоженный, две теплицы. Сейчас обустроимся, тоже хозяйство разведем. Тут и с работой получше, надеюсь, что устроюсь хоть посудомойкой. Поросят купим, курей хотя бы с десяток… И начнем жить по-новому.

Улица Зыбайлова, 45, в Тулуне с недавнего времени – новый адрес многодетной приемной семьи Галины Амировой. Его она приобрела по жилищному сертификату, после того как лишилась из-за паводка прежнего жилья на улице Набережной, 28.

Многодетная приемная семья Галины Амировой приобрела большой дом в Тулуне по жилищному сертификату

– У меня пятеро детей, двое родных, трое приемных, – рассказывает Галина. – Иметь большую семью и брать детей-сирот –мечта с детства. Помню, как с племянницей лежала в больнице и увидела там двоих брошенных малышей. Начала уговаривать маму взять их себе, но она тогда не согласилась – мы жили в небольшой квартирке. А когда купили дом и площади стало больше, то я вернулась к этой теме.

Родной дочери Галины сегодня 13 лет, сыну – четыре года, приемному Никите – 11, Диме – 7, а Кирюше всего два годика. До декрета Галина Амирова трудилась в комплексном центре социальным работником. Ребятишек она воспитывает вместе с мамой, поскольку с мужем давно расстались. Несмотря на трудности, объясняет, всегда жили дружно, ни на что не жаловались, однако страшное наводнение полностью разрушило налаженный быт.

– Наш прежний дом полностью затопило, его признали под снос, – продолжает Галина. – В первое время нас поселили в пункте временного размещения, который находился в школе-интернате № 28. Там вообще все было замечательно. И машинки стиральные поставили, и кровати. Тепло, уютно. Но прожили мы там недолго. Я стала практически сразу же подыскивать новое жилье. Документы у нас все были в наличии: дом приватизирован, все в собственности, так что жилищный сертификат получили быстро.

Этот дом, поясняет многодетная мама, они купили за 3,5 млн рублей. Однако денег, положенных по сертификату, хватило еще на покупку двухкомнатной квартиры. На выплаты за полную утерю имущества купили новую мебель. Также семья получила 1 млн рублей как многодетная. На эти деньги они теперь собираются достроить гараж, обновить баню и сделать ремонт.

– Помощь была оказана очень хорошая, – утверждает она. – Мое мнение: если у человека с документами порядок, проблем никаких не было. Все давно себе жилье купили. Так что, кроме благодарности я больше ничего выразить не могу.

 

Среда обитания – ПВР

Галина Амирова не случайно вспомнила о пункте временного размещения. После наводнения именно ПВРы стали домом для людей, которые потеряли жилье, документы, одежду… Всего во время ЧС в Тулуне работало 10 ПВР.

– Через наши руки прошло более тысячи тулунчан, – говорит директор комплексного центра социального обслуживания населения Тулуна и Тулунского района Елена Сухова. – Без внимания никто не остался. Люди имели кров над головой, нормальные условия и горячее питание. После первой неразберихи и паники ситуация постепенно нормализовалась. Кто-то вскоре приобрел себе новое жилье и выехал, кто-то постарался поскорее оформить недостающие документы. Понятно – в своем доме всегда жить лучше.

Сегодня здесь работает один ПВР, расположенный в общежитии Тулунского аграрного техникума. Сейчас в нем проживает 32 семьи – 59 человек. Из этого числа, поясняет Елена Валерьевна, 24 семьи уже получили жилищные сертификаты. Часть еще жилье подбирает, кто-то дооформляет документы. Четыре семьи уже обналичили сертификат, купили дома или квартиры, но выезжать пока не торопятся. Есть и «проблемные» люди, которым просто некуда идти.

Напомним, на содержание одного человека в ПВР выделяется из резервного фонда правительства Иркутской области 800 рублей в день, 250 из которых идет на питание. Решив выяснить, какова причина задержки некоторых лиц, отправляемся к ним с визитом.

Семья Матынян купили дом в Сочи, но выехать из ПВР не могут – ждут новый паспорт из Армении

В первой комнате с лета проживает семья Матынян. На жилищный сертификат за утерянный дом они купили новый в Сочи, но выехать не могут. Три месяца Анжела Матынян ждет, когда из Армении пришлют новый паспорт. Прежний она не успела вынести из затопленного дома.

Вторая семья собирается выезжать только после нового года, хотя оплата за купленную квартиру у них прошла еще 28 ноября. Третий – Михаил Головко, поясняет Елена Сухова, отказывается выезжать, потому что ему не на что купить билеты в город, где он приобрел квартиру.

Михаил Головко отказывается выезжать из ПВР, потому что ему не на что купить билеты в город, где он приобрел квартиру

– Двухкомнатную квартиру я купил в Новокузнецке, – подтверждает Михаил. – В ПВР проживаю с июля. Выплаты – 110 тыс. рублей получил вовремя, но ехать мне не на что, ведь с того времени прошло уже около полгода, и деньги «поистратились».

Головко рассказал, что по специальности он столяр-плотник. Однако на все предложения Центра занятости трудоустроиться хотя бы временно отвечает отказом:

– У меня настроение чемоданное, какая работа?

Семья Прокопенко – отец и 17-летний сын – в ПВР находятся тоже с лета. Парня, поясняет директор КЦСОН, они буквально заставили пойти учиться в аграрный техникум, чтобы тот не пошел по стопам отца. А отец как пил, так и пьет. Долгое время глава семьи работал временно, и своего жилья у них никогда не было – снимали, поэтому никакого сертификата им не положено.

В комнате еще одного постояльца, Евгения Кочнева, дышать нечем от спертого табачного духа. Рассказывает, что в Тулуне никакой собственности не было. Сам он родом из Слюдянки, после развода в 2004 году оставил квартиру жене, сыну и дочери и приехал к двоюродному брату в Тулун. Родственник прописывать его отказался, поэтому он, чтобы устроиться на работу, прописался в другом месте. Когда дом брата утонул, тот, как собственник, получил документ на приобретение нового жилья, а Евгений остался ни с чем.

Не единожды, говорит Елена Сухова, они предлагали Кочневу переселиться в дом престарелых, но тот уперся.

– Ни за что не пойду, я знаю, как там с людьми обращаются. Куда мне теперь, только на кладбище?!

 

Для кого строят?

В завершение поездки встречаемся с мэром Тулуна Юрием Карихом. На вопрос, с каким настроением население готовится к Новому году, руководитель поясняет:

– У каждого свое настроение. Те, кто решил жилищные проблемы, довольны. Кто нет – не очень. Кому-то наводнение помогло выбраться из той среды, в которой они находились. Общеизвестно: жилой фонд города оставляет желать лучшего. Люди получили по жилищным сертификатам хорошую цену и возможность купить квартиру или дом в любой точке России. Многие вместо неблагоустроенных старых домов въехали в благоустроенные квартиры с хорошим ремонтом.

Сегодня, продолжает мэр, многие оспаривают в суде площади, положенные по выданным жилищным сертификатам, пытаясь их увеличить за счет узаконивания дополнительных помещений, бывших на затопленных земельных участках. Остались нерешенные вопросы у тех людей, которые живут на границе зоны подтоплений. Сначала некоторые дома не были признаны аварийными, но спустя несколько месяцев шлакозаливные строения, напитавшись водой, начали на морозе трескаться и расползаться.

Беспокоит мэра и ситуация со строительством новых микрорайонов:

На картинках все выглядит просто замечательно. В микрорайоне Угольщиков строится жилой массив на 500 квартир. Три двухквартирных дома плюс 10 пятиэтажных домов. По проекту запланированы общественные пространства, школа на 1275 мест, два детских сада, оздоровительный комплекс с ледовой площадкой, детская поликлиника, инфекционное отделение… Фундамент на первые три дома заливается, к новому году должны закончить. И нам в плане содержания будет легче, вся социальная и коммунальная инфраструктура находится компактно. В следующем году зайдем по этому микрорайону в проект «Комфортная среда» и начнем благоустраивать придомовые территории, перекладывать сети тепло- и водоснабжения. Вторая площадка в Березовой Роще – тоже загляденье. Три очереди планируются, школы, детские сады, спортивные сооружения, 1200 земельных участков по 15 соток индивидуально для каждого. Если проект будет реализован, можно только порадоваться за город. Люди из зоны затопления переселятся в безопасное место. Вопрос один – кто в них будет жить?

Больше половины подтопленцев, отмечает Юрий Карих, уже сертификаты получили. Многие из Тулуна уехали. Город катастрофически теряет молодых и квалифицированных работников. Продают свое жилье врачи, учителя, инженеры, которых и так остро не хватало в Тулуне.

– Я уже обозначал проблему перед врио губернатора Игорем Кобзевым во время его визита в город, чтобы нам разрешили давать квартиры в этих микрорайонах людям, не попавшим в зону ЧС, но проживающим в аварийных и ветхих домах, – говорит мэр. – Но для этого нужна отдельная программа специально для Тулуна.

Другие материалы
Реклама от YouDo