15 января 2020 12:01

Новые родные: В Приангарье за год создали 25 приемных семей для пожилых и инвалидов

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Ладить друг с другом – дело непростое. Кому-то всей жизни не хватает, чтобы найти общий язык со своими близкими, а кто-то легко уживается даже с чужим человеком.

Год назад в Иркутской области был принят региональный закон о приемных семьях для пожилых людей и инвалидов. Сейчас в Приангарье создано 25 таких приемных семей, четыре из которых – в Балаганском районе. Что движет людьми, принимающими к себе одиноких стариков и людей с ограниченными возможностями здоровья, и как они уживаются с новыми родными, узнали корреспонденты газеты «Областная».

 

Хочу в семью!

В доме Веры Губениной царит предпраздничная суета. До наступления Нового года нужно переделать кучу дел. Навести порядок в комнатах и ограде, нарядить самодельными игрушками елку и украсить веранду. Больше всех старается 35-летняя Анна. По виду – подросток, по годам – взрослая женщина. Чистит во дворе дорожки от снега, выбивает из половиков пыль, развешивает на потолке в гостиной блестящие украшения… Она радуется предстоящему празднику даже больше внука Веры Леонидовны – 12-летнего Жени. Анна – инвалид детства и по своему развитию совсем как малый ребенок.

В этот дом по улице Дзержинского семья переехала всего пару месяцев назад, после того, как сгорело их прежнее жилье на улице Чайкина. В одночасье лишились всего нажитого имущества, успев спасти только документы. Начинать новую жизнь было непросто. Пришлось не только покупать дом, но и мебель, одежду для каждого члена семьи. Любая копейка была на счету. Брали кредиты, одалживали деньги у знакомых, обращались за материальной помощью в соцзащиту… При этом даже мысли не допускали, чтобы избавиться от «обузы» – инвалида Анны Головко.

В семье Губениных она оказалась лет семь назад. А познакомились они с хозяйкой случайно, на улице. Замызганная, грязная женщина-подросток сама подошла к Вере Леонидовне и попросилась… пожить. Переночевала ночь, вторую и осталась навсегда.

Не могла я ее на улицу выставить, – поясняет Вера Леонидовна. – Не по-людски это. Ведь что такое беда и горе, мне известно не понаслышке. Старшая дочь разбилась в автомобильной аварии, 17-летнего сына убили во время драки, а младшая оказалась непутевой – пьет, даже родительских прав ее за это лишили. Над своим внуком Женей я с года оформила опекунство.

Жизнь Анны тоже была далека от идеала. Первые годы она провела в доме малютки, потом детский дом, коррекционная школа и Балаганский аграрный техникум. После выпуска, имея на руках диплом повара-кондитера, оказалась на улице. На работу устроиться не смогла – мастерством владела только на бумаге, да и жить было негде. Перебивалась случайными заработками, пристрастилась к выпивке. Кто знает, где бы Анна оказалась в результате такого образа жизни, если бы не эта случайная встреча.

Аннушка у нас молодец, – подтверждает муж Веры Леонидовны Владимир. – Во всем помогает. Что я делаю, то и она. Аня женскую работу не любит, а вот дрова колоть – с удовольствием. Воды наносит, снег во дворе уберет – даже просить не надо. Утром встает – и в ограду. Дом вон к Новому году украсила. Летом с нами по ягоду, по грибы ходит. Нынче грибов было – хоть косой коси. Даже заработать на этом неплохо смогли. Сейчас обустроимся немного, поросят заведем, все будет полегче.

Директор комплексного центра социального обслуживания населения Балаганского района Людмила Волкова признается, что не единожды предлагала Губениным определить Анну в специальный дом-интернат. Особенно после пожара. Но слышать об этом не захотели не только супруги, но и внук Женя, а главное – сама Анна.

– Никуда я не пойду, – категорически отвечала она. – Хочу жить в семье, это мои родные!

После того, как приняли областной закон о приемной семье для пожилых и инвалидов, Людмила Федоровна предложила Вере Леонидовне оформить над Анной опекунство. Хоть и небольшие деньги, но точно не лишние, особенно в их положении. Но и на этот шаг хозяйка согласилась с огромным трудом.

Вдруг люди осудят, что держим Анюту из-за денег, – опасалась женщина. – А ведь мы приняли ее к себе от чистого сердца. Привыкли, сроднились, а с Женькой они вообще лучшие друзья. Именно Аннушка нас поддерживает да внук, а так для чего бы и жить?

 

Бабулю – в добрые руки

У Николая и Ольги Разуменко взрослых «приемышей» двое: 83-летняя Евдокия Пантелеева и 42-летний Вадим Купряков. И тоже, как в предыдущей семье, они появились благодаря случаю.

Николай – в прошлом ангарчанин. Родился и вырос в городе нефтехимиков, а его жена Ольга родом из Куйтуна. Более 10 лет назад они перебрались в Балаганск. Купили «жилой полуфабрикат», отремонтировали, развели подсобное хозяйство. Три года назад у них родился первенец Тимофей, за две недели до нового года – второй сынишка.

Николай рассказал, что вначале работал в местной кочегарке, но вскоре устроился дворником в районную администрацию. За плечами у него московский теологический институт и диплом бакалавра практической теологии. Однако стать священнослужителем пока так и не решился, сейчас обучается на энергетическом факультете Иркутского аграрного университета. С руководителем местного комплексного центра Людмилой Волковой знаком давно. Не единожды она просила его сопровождать в поездках по району, когда они навещают неблагополучные семьи. В отделе трудятся исключительно женщины, а крепкие мужские руки в этом случае бывают ой как необходимы.

Однажды они оказались в селе Кумарейка, в одной из проблемных семей. За дверьми с навесным амбарным замком обнаружили изможденную старушку. Голова у бабушки была разбита в кровь, многочисленные кровоподтеки и ссадины явственно свидетельствовали о ее нелегкой жизни. Картину дополняла полная антисанитария и разгром, царившие в доме. Близких родственников у Евдокии Константиновны не оказалось. Бабушка скиталась, где придется. Выпивала. Из-за обморожения лишилась обеих ног. Получала пенсию, которую у нее отбирали постоянно меняющиеся хозяева, а еще били, когда деньги заканчивались.

Увиденная картина настолько ужаснула Николая, что он решил забрать старушку к себе. Разумеется, принять решение в одиночку, не посоветовавшись с женой, не мог. К счастью, Ольга, после того, как муж во всех красках обрисовал ей ситуацию, его желание целиком и полностью поддержала. Так около года назад в их семье появилась Евдокия Пантелеева.

Сегодня о своей прежней жизни Евдокия Константиновна старается лишний раз не вспоминать.

– Раньше меня били, поэтому и звук потерялся, – жалуется на проблемы со здоровьем бабушка. – А потом привезли сюда. Хорошо живу, не жалуюсь, хотя бывает, что ссоримся.

Когда Евдокию Константиновну привезли, Ольга ее на руках в ванную уносила, в ней веса не больше 30 кг было. А теперь вдвоем еле-еле поднимаем, – усмехается Николай. – А ссоримся из-за того, что бабуля сидеть без дела не любит. Летом картошку помогала перебирать. Когда в огороде урожай собрали, потребовала тряпок. Рвала их на полоски и половики плела. Теперь вот и тряпки все кончились… Думаем, чем еще занять. Она же без ног, все сидя только может делать, а у нас в деревне – успевай поворачиваться, все бегом!

Справляться с большим хозяйством – четыре коровы, свиньи, домашняя птица – Николаю помогает еще один чужой по крови член семьи – Вадим Купряков. С Николаем они знакомы с детства. Рос, как и тот, в свое время в Ангарске, уехал. Жизнь бросала из одной крайности в другую, пока не привела к серьезным проблемам со здоровьем. Во время случайной встречи Николай пригласил его пожить у себя.

– Я сказал ему: чего ты тут умираешь, перебирайся уже к нам, – припоминает сердобольный хозяин. – Теперь мы живем вместе. Вадик постепенно привык к сельской жизни, и жалоб на здоровье меньше стало – все же чистый воздух, нормальное питание. Теперь вот отдельную комнату для Евдокии Константиновны помогает мне обустраивать. А после займемся ремонтом и в его.

Несколько месяцев назад Людмила Волкова предложила семье Разуменко оформить опекунство над своими постояльцами. Люди живут в хорошей семье, имеют нормальные условия, требуют постоянной заботы и внимания, пусть хоть какая-то компенсация будет. Еле-еле уговорила.

Знаете, о деньгах в такой ситуации думаешь почему-то в самую последнюю очередь, – утверждает Николай. – Когда-то я сам был в подобном сложном положении, и мне тоже помогали посторонние люди. Как говорится, долг платежом красен. А насчет трудностей и разных там притирок – у кого их не бывает. Поэтому я не отчаиваюсь. Все перемелется – мука будет. Главное – нам хорошо вместе.

– Мы обязательно раз в месяц навещаем все наши приемные семьи, – говорит Людмила Волкова. – Прихожу или я, или наши сотрудники. И отзывы всегда очень хорошие. Когда спрашиваешь: может, вам лучше быть в учреждении, отвечают: нет, только в родных стенах. Разве это не здорово, что люди считают чужой дом теперь родным?

Другие материалы