Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

12 февраля 2020

Юрий Шкуропат: Строить надо на совесть!

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Что может помочь стройиндустрии Приангарья выйти из стагнации и сдавать в эксплуатацию по 1 млн кв. м жилья ежегодно? Успеют ли к чемпионату мира по хоккею с мячом достроить ледовый дворец «Байкал»? Хватит ли своих сил строителям региона, чтобы восстановить жилье и соцобъекты в Тулуне и Нижнеудинске? На эти и другие вопросы в интервью газете «Областная» ответил президент Союза строителей Иркутской области Юрий Шкуропат.

 

– Юрий Александрович, в Тулуне за полгода с момента наводнения не было построено ни одного дома. Почему так получилось?

– До сих пор нет определенности по мало- и многоэтажной застройке территорий. Хотя места под возведение домов определены. В окончательном варианте генплан Тулуна планируется принять к 15–17 февраля. Кроме того, несколько домов были предложены пострадавшим. Но им они не понравились. Нет окончательных проектов по ИЖС, хотя только в Тулуне нужно возвести 2500 объектов. Были одобрены дома из ячеистого бетона, пять объектов сдано под ключ. А вот по каким технологиям строить многоэтажные дома, пока ясности нет. Строительство территории тормозит и отсутствие проектов по объектам социальной сферы, хотя их нужно возвести больше четырех десятков.

 

– Врио губернатора поставил задачу – до 15 августа решить вопрос по восстановлению соцобъектов и строительству жилья в территориях, пострадавших от наводнения. Пока заявлено 25 организаций. Справятся ли они с таким объемом?

– Затрудняюсь ответить. Как только будет подготовлена документация по всем объектам, можно будет посчитать трудозатраты. Возможно, еще потребуются трудовые силы. Строительная отрасль в регионе сильно ослабла. Сегодня в ней занято около 40 тыс. человек, для сравнения – в начале 90-х годов было 200 тыс. работающих.

 

– Почему для Иркутской области остаются недостижимыми 1,5 млн кв. м жилья, которые необходимо ежегодно сдавать в эксплуатацию?

– За 2019 год, по данным минстроя области, было введено в эксплуатацию 977 тыс. кв. м. При этом на долю индивидуального жилищного строительства приходится уже 60% от общего объема. Хотя у меня и эти цифры вызывают сомнения. Многоэтажного жилья с каждым годом сдается все меньше. Ни разу профильное министерство не занималось анализом хода строительства жилья. В других регионах, даже Сибирского федерального округа, такого не допускается. Мы многократно предлагали руководству минстроя региона выстроить систему партнерского сотрудничества, начиная с планирования, и в конечном итоге ежегодно прибавлять результаты в совместной работе. С нами соглашаются, но дальше разговоров дело не идет.

Как известно, дачную амнистию продлили до 1 марта 2021 года. Люди активно строят на своих дачных участках. Но это, по сути, вторые дома горожан. Сокращение очереди нуждающихся в жилье не происходит.

 

– Много лет в области говорят про создание собственной базы строительных материалов. У нас есть финансовые институты развития, открываются территории опережающего социально-экономического развития с налоговыми преференциями. А дальше разговоров дело не идет. Почему?

– С того момента, как мы перешли на рыночную экономику, за счет государства у нас не было реконструировано и построено ни одного предприятия по выпуску строительных материалов и конструкций. Раньше в областной администрации был отдел по строительству объектов стройиндустрии. Когда отказались от плановой экономики, все понадеялись, что рынок сам все решит. Не вышло. По частной инициативе в регионе построено два завода – в Саянске и Ангарске, но на проектную мощность предприятия не вышли. По итогам прошлого года они заключили контракты на поставку 250 тыс. кубометров ячеистого бетона, в Иркутской области востребованными оказались только 125 тыс. кубометров. Уже три года работает комбинат крупнопанельного домостроения мощностью 150 тыс. кв. м в год. Но предназначенная продукция предприятия также не востребована.

Строительная отрасль в регионе сильно ослабла. Сегодня в ней занято около 40 тыс. человек, для сравнения – в начале 90-х годов было 200 тыс. работающих.

Не используются мощности по выпуску сборного каркаса серии 1-120 по строительству жилья до 120 тыс. кв. м. Без особого развития у нас остается и деревянное домостроение. Наш регион в лидерах по запасам леса и заготовке древесины. Мы строим ФАПы, ФОКи, детские сады, школы по муниципальным образованиям. А кто в них будет работать? Почему не предусмотрено жилье для врачей, педагогов, тренеров и т.д.? Мы давно предлагаем сделать областную программу по деревянному домостроению. Есть много технологий, которые позволяют буквально за месяц построить дом.

Если говорить в общем, то в области нужен госзаказ на производство стройматериалов. Бизнес необходимо стимулировать, поддерживать его развитие.

 

– Тема реновации для нашего региона с каждым годом все актуальнее. Игорь Кобзев поддержал инициативу строителей по замене домов 335-й серии. Что дальше необходимо делать? В каком направлении двигаться?

– Действительно, сейсмоустойчивость «хрущевок» – больной вопрос для нас. Сегодня в регионе около 1300 многоквартирных домов серии 1-335, которые были построены в 1960–1970 годах. Они уже не соответствуют требованиям сейсмобезопасности. Мы неоднократно поднимали вопрос о создании программы, чтобы можно было обследовать каждый дом, понять, какие уже надо сносить, а что можно укрепить. Но в одиночку область не потянет такой масштабный проект, нужна поддержка федерации. Кроме того, требуется создать центр в областном правительстве, который будет заниматься вопросами реновации. Иначе дальше слов дело не пойдет. В качестве примера приведу Ангарск, где в прошлом году под эксперимент был подготовлен трехэтажный дом. Из областного бюджета выделили средства, чтобы его обследовать, разобрать и построить новый. Наводнение изменило эти планы. Экспериментальный дом в Ангарске так и стоит.

 

– А дождутся ли свое жилье дети-сироты?

– По этой проблеме, на мой взгляд, необходимо решить два принципиальных момента. Во-первых, этим вопросом должно заниматься не министерство социальной защиты, а минстрой. Во-вторых, необходимо пересмотреть стоимость квадратного метра жилья, которое строится для детей сирот. Она ниже 47 тыс. рублей. Строители работать себе в убыток не будут.

 

– Чертугеевский залив в Иркутске – привлекательное место. Здесь хотят строить и концертный зал, и детский медицинский центр, и центр по борьбе, и современный выставочный центр, и кукольный театр. Не много ли нагрузки?

– Нельзя столько объектов строить в одной локации. Есть утвержденный генплан Иркутска, его и надо придерживаться.

 

– Вы осуществляете общественный и профессиональный контроль по строительству ледового дворца «Байкал» с марта 2019 года. Как думаете, успеет ли подрядчик сдать объект в срок?

– Думаю, да. Сегодня на объекте работает порядка 1100 человек. Готовность блоков разная – 75–90%. Нам важно, чтобы подрядчик добросовестно выполнил все свои обязательства. Во дворце более 500 помещений, в том числе и технических. Мы настаиваем, чтобы подрядчик сдавал не все сразу 1 марта, а постепенно, устраняя все замечания комиссии. У меня за плечами большой опыт сдачи объектов: и Музыкальный театр им. Н.М. Загурского, и плавательный бассейн «Солнечный», и реконструкция Иркутского драмтеатра, и школа № 19 в Академгородке. Ледовый дворец «Байкал» для нашей области – это гордость, такие объекты строятся для будущих поколений. Поэтому строить надо на советь!

Реклама от YouDo