Малая родина: Доброе путешествие в «маленький Магадан»

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

На карте Иркутской области – 467 муниципальных образований, из них 32 района, 10 городских округов, 63 городских и 362 сельских поселения. У каждого населенного 362 сельских поселения. У каждого населенного пункта своя история, традиции, свои проблемы и пункта своя история, традиции, свои проблемы и достижения. Каждый уголок Приангарья славится достижения. Каждый уголок Приангарья славится добрыми делами, победами своих жителей, а потому заслуживает общественного внимания. Предлагаем читателям стать соавторами рубрики «Малая читателям стать соавторами рубрики «Малая родина» и рассказывать на страницах газеты о родина» и рассказывать на страницах газеты о жизни городов и сел нашей области. 

 

Чтобы жители малых сел и деревень не чувствовали себя обделенными вниманием, администрация Качугского района придумала необычную акцию – «Дорога добра». Начиная с зимы, в труднодоступные населенные пункты выезжает большой десант специалистов. Кто в него входит, и куда «Дорога добра» привела корреспондентов газеты «Областная», читайте в репортаже.

 

По пути предков

Магдан качугцы называют «маленьким Магаданом». И дело не только в созвучном названии. Как и город-порт, находящийся на окраине России, деревушка Магдан – самый отдаленный от райцентра населенный пункт. Автотранспортом сюда можно добраться только по зимнику. Летом дорога становится непроезжей, особенно после дождей из-за расположенных в округе многочисленных болот.

Зимняя дорога до Магдана – настоящее путешествие в страну берендеев. Переливчато блестит на солнце плотно укатанная лесовозами дорога. Вплотную подступают к ней одетые в белоснежные шубы и шапки кустарники и деревья. Перед самой машиной перебегает дорогу ошалевший от собственной храбрости заяц. А вот густой стайке красногрудых снегирей, облепивших ветви боярышника, автомобильный караван – хоть бы что. Как сидели, так и сидят, не обращая внимания на непрошенных чужаков. Солнце поднимается над горизонтом чистым, жарко сверкающим малиновым шаром. И небольшая, закованная льдом речушка со сказочным названием Иней тоже кажется малиновой и блестящей. Неожиданно на бирюзово-розовом небе, как грязная капля, повисает тяжелая мрачная туча. Через мгновение начинает сыпать крупный теплый снег, от которого тут же вырастают на плечах пушистые эполеты.

По дороге нужно обязательно остановиться у сакральных, духовных местечек. «Побрызгать» водкой или тарасуном, сделать подношения духам. Первая остановка – у ручья Ожелгой. Ключ теплый, всю зиму звенит весело, не замерзая. Следующая – Тышинова, шаманская сопка, где некогда проводились обряды жертвоприношения – тайлаганы. Третья – Шарахеры, у вековой лиственницы, чьи ветки повязаны многочисленными вылинявшими от времени тряпицами.

По этой дороге, говорят местные, когда-то пришли тунгусы, а потом буряты. Первым прикочевал с Байкала на берега рек Куленга и Магдан – Зонщи, потомок Эхирита в четвертом поколении. У него было четыре сына. Первый, когда подрос, отправился в Бохан, второй – в сторону Осы, третий – в Баяндай, а младший – Хуудар Сагаан – в Магдан. От него пошло два рода – ользонов и чарайды. Кстати, начальная школа здесь всегда называлась Ользоно-Чарайдовской, а не Магданской. Сама же деревня, по утверждению старожил, образовалась в 1640 году и нынче будет отмечать 380-летие.

Название Магдан происходит от эвенкийского «мэгдын» – «берег». С приходом советской власти тут образовался колхоз «Заветы Ильича». После того как началось укрупнение хозяйств, создали отделение совхоза «Верхоленский». Скота держали много: баранов, коней, коров под две тысячи. Работал медпункт, Дом культуры, магазины, начальная школа. Деревенские улицы ветер поил запахом лугового разнотравья и парного молока, дымком бани, в которой так хорошо попариться, придя с пашни. А вечерами звучали девичьи песни. Простая жизнь катилась сама по себе, все было как надо. После Перестройки «колесо» повернулось вспять. Сегодня магданцы, как и их предки, пробавляются личным подсобным хозяйством и дарами тайги. Охотятся, рыбачат, держат скотину для себя. Школу из-за отсутствия ребятишек закрыли два года назад, а с прошлого года не стало и фельдшера. Из 30 дворов осталось 15. Основное население – пенсионеры. Местная «молодежь» – это несколько неженатых мужиков.

 

Все на осмотре у медиков

Часа через три, когда поднялись на изволок, через сквозные верхушки деревьев начинают наконец виднеться пегие крыши построек. Вот и Магдан. Деревня как вымерла. Нигде ни огонька, ни звука, даже собаки не брешут. Охотничьи лайки – добрые. Подбегут, сунут лоб под руку, чтобы погладили, поскулят тихонечко – вот и весь «разговор». Редкие белесые дымки, выползающие из труб почерневших от времени изб, манят к теплу и уюту. Останавливаемся у самой большой постройки – местного клуба, крыльцо которого вместо воздушных шаров изукрашено разноцветными полиэтиленовыми пакетами.

– Ктой-то? – песенно отзывается на стук чуть слышный женский голос.

Заведующая Ольга Хамарханова, словно оправдываясь, поясняет: все люди сейчас на осмотре у докторов. Бригада медиков приехала в Магдан на пару часов раньше и ведет прием в ФАПе.

– Проходите, располагайтесь, скоро сюда все соберутся, – радушно приглашает она.

И вправду, буквально через несколько минут клуб начинает заполняться. Артисты настраивают оборудование к предстоящему концерту, работники районной администрации, Управления социальной защиты и Пенсионного фонда готовятся к приему населения, а мэр района Татьяна Кириллова едет вручать юбилейные медали в честь 75-летия Победы двум труженицам тыла, вдовам участников войны Ксении Ханхараевне Хамархановой и Елене Прокопьевне Хартиковой.

 

Невесты сюда не едут

Местные жители тем временем делятся впечатлениями от визита медицинского десанта и охотно рассказывают о своей жизни.

– Ой, сколько к нам нынче врачей прикатило! – радуется 80-летняя Мария Долбанова. – Какие были – у всех побывала: стоматолога, гинеколога, хирурга, терапевта… Кровь взяли, кардиограмму сделали, глаза посмотрели. Сказали, что давление шибко высокое. Можно было и не ходить, но раз приехали – надо, чтобы людей не обидеть.

Мария Андреевна пояснила, что живет в Магдане с 1967 года, а сама родом из Баяндая. Окончила сельхозтехникум в Иркутске, познакомилась с Владимиром, вышла на него замуж, и прикатили молодые на его родину. Всю жизнь проработала в совхозе ветеринаром.

– Скота в мою бытность до 1800 голов доходило! – хвалится старушка. – Стадо на лето пригоняли. Брали еще бычков на доращивание со всех отделений. Там пастбищ мало было, а у нас – воля. И деревня была большая. А сейчас – кто умер, кто уехал, кого-то дети увезли. Молодых раз-два и обчелся. И парни все неженатые, потому как невесты сюда не едут. Держим только личные хозяйства, никаких фермеров у нас нет. Такие дороги, что сбыта никакого. Одну-две коровенки вырастим, а сдать некуда. Задаром отдавать не хочется, целый год топай, и все бесплатно?!

Раиса Родионовна Хартикова более 30 лет преподавала в местной школе. Окончила филологический факультет госуниверситета им. Жданова в 1971 году. Два года по распределению отработала в Самарканде, а выйдя замуж, оказалась в Магдане.

– У меня трое детей, два внука. Один нынче в армию ушел после института, второй работает в Иркутске, – делится женщина. – Я тут, после того как схоронила мужа, живу со старшим сыном. Он окончил институт, но приехал за мной ухаживать. Зовут родные в город переехать, а куда я поеду? Привыкла, для меня лучше нашей деревни и места не земле теперь нет…

– И вправду нет, – подхватывает «французская теща» Светлана Антоновна Янхаева.

Ее дочь живет в Бордо. Окончила в Иркутске иняз и нашла себе мужа-иностранца. Сама Светлана Антоновна во Франции ни разу не бывала, сколько ни приглашали, а вот зятю в Магдане, когда приезжал знакомиться, говорит, очень даже понравилось!

Сотрудница комплексного центра социальной защиты населения, парикмахер Ирина Грищенко, прервав беседу, приглашает желающих на стрижку и укладку волос. Первой к ней спешит 77-летняя Роза Борисовна Борголова.

– Хочу, чтобы постригли красиво, – доверительно сообщает бабулька. – Раньше у меня коса была толстущая, ниже колен. Муж на мне из-за косы и женился. А теперь дети ругают, что плохо выгляжу. Меня муж сам постригает. Видно, специально все сикось-накось делает, чтобы другие мужики не заглядывались!

«Мужики», как водится, обсуждают последние политические новости и делают прогнозы на предстоящее лето. Нынче зима не больно-то снежная выдалась, хватит ли корма для скота. Может, стоит сделать шаманский обряд?

Шаманов, говорят магданцы, в их деревне двое. «Черный» – Василий Бузинаев, «белый» – Эдуард Хамарханов. Впрочем, сам Эдуард себя никаким шаманом не считает, а называет «целителем душ»:

– Я держу связь с предками, провожу обряды, чтобы все было хорошо: ребятишки росли здоровыми, на работе все ладилось, – говорит он. – Заговариваю тарасун или водку, брызгаю… Если кто-то отсюда родом, то раз в год обязательно на родине должен побывать, где бы ни жил. Приезжают отовсюду: из Иркутска, Читы, из Санкт-Петербурга даже бывают.

 

Из Качуга – с любовью

– Дорогие друзья! – начинает встречу Татьяна Кириллова. – К сожалению, основные наши мероприятия всегда проходят на центральных усадьбах, но мы считаем, что это неправильно. Чтобы эту несправедливость убрать, придумали акцию «Дорога добра». Она объединила всех, чтобы вы получили от встречи максимальную пользу и добрые впечатления.

На встрече жителям рассказали о новых льготах и изменениях, принятых на областном и федеральном уровнях, о работе по социальному контракту, а также о том, как открыть КФХ и получить грант. Главный врач Качугской РБ Александр Федосеев напомнил, что тем, у кого выявили необходимость более глубокого обследования и лечения, выданы специальные красные квиточки на прием в районной больнице без очереди. Такую форму работы в медучреждении ввели недавно, чтобы жители из отдаленных и труднодоступных населенных пунктов могли без проблем попасть к узким специалистам. Заканчивается «Дорога добра» большим праздничным концертом с участием ведущих артистов центрального Дома культуры им. Рычковой, которые подготовили специальную программу «Из Качуга – с любовью».

 

И сами «с усами»

Чтобы принять гостей, магданцы тоже расстарались на славу. Налепили поз, напекли пирогов, нажарили мяса, принесли солений-варений из каждого дома. Первый тост по обычаю подняли в память погибших на фронте земляков. Из «маленького Магадана» в годы Великой Отечественной войны на фронт ушло несколько десятков мужчин, вернулись – единицы. С особой теплотой вспомнили люди о Валерии Хамарханове, воевавшем в разведке, получившем ранение в сражении за Великие Луки. В мирное время Валерий Секретарович работал связистом и «самолично протянул свет в Магдан из Верхоленска». Два года назад 96-летнего ветерана не стало, а благодарные люди, чтобы увековечить память всех фронтовиков, установили мемориальный памятник.

– Кинули клич – все земляки откликнулись, – с удовольствием рассказывает глава Белоусовского МО Андрей Петров. – Мы, местная администрация, только 40 тысяч всего и добавили. Магданцы – особая каста. Кто бы где ни жил, до сих пор между собой тесную связь держат.

Так же дружно, говорит, обустроили в деревне и водокачку. В последние годы Куленга стала перемерзать до самого дна, воды из нее не начерпать. На деньги «Народных инициатив» пробурили скважину, а обустроили башню уже методом «народной стройки», приспособив и утеплив старый сруб. Детскую игровую площадку прошлым летом соорудили и вовсе без всякой помощи. Качели, карусели и горки с песочницей мастерили, руководствуясь собственной фантазией. На вопрос: для кого ее сделали, ведь детей-то в деревне нет, поднимается разноголосый крик:

Это сейчас никого, вы к нам летом приезжайте! Детворы – целые табуны. Племянники, внучата, правнуки… Здесь-то им приволье! На речке днями пропадают, в лесу. Нынче ягодник удался знатный, по 30–40 ведер брусники собрали. Студенты летом наезжают, подрабатывают на сборе курильского чая…

Расхваливая на все лады свой Магдан, люди почти ничего не говорили о проблемах. Они привыкли к обособленной жизни, научились выживать, довольствуясь малым. Зато о будущем деревни высказались с полным единодушием:

– Деревня наша не умрет. Ладно, мы умрем, но после нас кто-то будет здесь жить все равно. Дети, внуки…

Другие материалы