25 марта 2020 12:03

Русско-греческий «салат»

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Режиссер Геннадий Гущин сделал постановку нового спектакля «Любовь – книга золотая» по пьесе Алексея Толстого. Зрители смогут увидеть премьеру 22 мая.

В основе сюжета – исторический анекдот, довольно забавный на первый взгляд, но в котором есть потаенные смыслы, – считает Геннадий Гущин. – В истории изначально все перевернуто с ног на голову. Это потому, что люди начинают вдруг следовать бредовым идеям, напрочь забывая про вечные ценности: честь, доблесть, смелость, любовь. Эту пьесу знаю много десятилетий, она все время была у меня в подсознании, и вот наступил момент, когда я понял, что она актуальна. В плане оформления у нас получился такой русско-греческий «салат».

Декорации художника Игоря Капитонова действительно настраивают на веселый лад. На сцене рядом со стогами сена стоят статуи древнегреческих богов. На фоне плетня – колесница и амфоры с античной росписью. В небольшой часовенке вместо икон – театральные маски, а на престоле не Евангелие, а издание весьма фривольного содержания «Любовь – книга золотая». Это некая энциклопедия флирта, любовных утех и адюльтеров. Кстати, у этой книги есть реальный исторический прототип – «Любовь – книжка золотая» Глеба Громова, выпущенная в 1798 году.

По сюжету ее прислала сама Екатерина II (Татьяна Двинская) своей крестнице княгине Дарье Дмитриевне (Алена Бочкарева). Однако престарелый супруг князь Серпуховской (Игорь Чирва) пришел в ужас не только от непристойного чтива, но и от того, что его супруга решила превратить русскую деревню в кущи Эллады. Она нарядила дворовых девок в нимф, крестьянина Никиту (Антон Залетин) – в Сатира, а слепого старика с балалайкой – в Гомера (Алексей Орлов (II)). От романтической книги у 18-летней княгини совсем помутилось в голове, и она стала томиться в ожидании любви. Та, кстати, явилась незамедлительно в лице адъютанта императрицы Валерьяна Завалишина (Николай Стрельченко). Между молодыми людьми сразу вспыхнули отношения, которые, несмотря на несвободу молодой княгини, невольно вызывали одобрение зрителей. В отличие от союза юной девицы с престарелым князем, в роли которого Игорь Чирва был бесподобен.

С приездом императрицы в имение границы морали стерлись еще больше. Как выяснилось, Екатерина II положила глаз на молодого адъютанта, а ее придворная дама весьма преклонных лет Анна Полокучи (Елена Мазуренко) начала откровенно ухлестывать за князем.

Для меня моя героиня, прежде всего, женщина, – отметила Татьяна Двинская. – Один режиссер как-то сказал, что прежде чем ставить какой-то материал, он должен посочувствовать какому-нибудь персонажу. Я придерживаюсь того же мнения в работе над ролью. Поэтому прочитала много художественной литературы, архивных материалов и поняла, что императрица совершенно несчастная женщина. У нее была огромная ответственность за страну, она работала по 15 часов в день, и в 39 лет у нее уже случился первый обморок. Да, конечно, Екатерина II вела довольно свободный в личном плане образ жизни, а когда порок входит в привычку, то он перестает вызывать угрызения совести. И в какой-то момент эта женщина, по сути, стала социопаткой, но это было необходимое качество для выживания.

Поэтому императрица разлучила влюбленных без угрызений совести, а чтобы ее двор забыл происшествие в имении, решила забрать с собой и князя.

И ведь, по сути, Екатерина не главная злодейка в данной ситуации, поскольку герои сами создали предпосылки для такой развязки, – считает Геннадий Гущин. – Сначала князь нашел себе молодую жену, которая забила свою голову книжными бреднями, для забавы она переодела служанок нимфами. Княгиня сама оказалась на ложном пути и другим навязала эти представления. Когда такие иллюзорные ценности выходят на первый план, неизбежно наступает разруха. А это уже тянет на трагедию.

Она и происходит в финале. Двор вместе с князем уезжает в Крым. Княгиня наблюдает за всем этим в оцепенении, прижав любимую книгу к груди, словно желая защититься от развернувшейся драмы. После отъезда хозяина крестьяне растаскивают имение, а потом надевают маски и предстают перед зрителями настоящими героями греческого театра.

В целом спектакль получился неоднозначным по смыслу, но динамичным, веселым, с множеством интересных режиссерских и актерских находок и даже с элементами политической сатиры. Спектакль идет с ограничением 16+.

Другие материалы