01 апреля 2020 14:04

Дмитрий Петренев: Будем работать с ответственными лесопользователями

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

В декабре прошлого года исполняющим обязанности министра лесного комплекса Приангарья был назначен Дмитрий Петренев. Ранее он занимал пост начальника отдела по надзору за исполнением законодательства в сфере экономики и охраны природы прокуратуры Иркутской области, а до этого возглавлял Братскую межрайонную природоохранную прокуратуру. В интервью газете «Областная» глава ведомства рассказал о новых подходах к распоряжению лесами, к их охране и защите, чтобы обеспечить законный режим работы лесопользователей и заметно сократить количество незаконных рубок.

 

Другие правила

– Дмитрий Валерьевич, в наследство от предшественников вам досталось много нерешенных проблем в лесной отрасли. Например, многомилионные долги, которые имеются у лесхозов. Откуда они появились, если на бумаге все гладко было?

– С 2006 года, когда вступил в действие новый Лесной кодекс РФ, возникли арендные отношения. Даже государственные предприятия стали осуществлять коммерческую деятельность. В погоне за прибылью под эгидой государства стали вырубаться леса, которые нельзя было трогать. Выручка лесхоза области по итогам 2018 года составила 4,5 млрд рублей. При этом долгов осталось на 650 млн рублей. Сейчас в этом вопросе разбираются прокуратура и другие надзорные органы. В итоге Иркутская область осталась без леса и с огромными долгами в государственных учреждениях.

Более того, в прошлом году Рослесхоз проводил проверку совместно с Генпрокуратурой РФ по исполнению переданных Российской Федерацией полномочий Иркутской области в лесной сфере. Было установлено, что за последние три года из-за ненадлежащего исполнения обязанностей и в результате проведения необоснованных санитарно-оздоровительных мероприятий в лесной сфере государству был причинен ущерб в размере более 40 млрд рублей. Это больше чем от незаконных рубок и лесных пожаров. В итоге вдоль большинства рек – Ангары, Лены, Киренги, Бирюсы – оказались вырублены леса, пострадала водоохранная зона. Исправить этот ущерб в ближайшее время будет очень сложно.

 

– То есть из-за множества нарушений санитарных рубок не будет?

– Будут. Но основанием станет комплексный мониторинг лесов, которым занимаются компетентные организации – Центр защиты леса (Рослесозащита) и Институт Леса им. В.Н. Сукачева СО РАН. По итогам проведенного ими анализа формируется план санитарно-оздоровительных мероприятий.

 

– А раньше как было?

– Мониторинги подменялись быстрыми оперативными обследованиями. Любой человек, лесник или лесозаготовитель, мог прийти в лесничество и написать так называемый листок сигнализации о зараженном лесе. По сути, была сформирована система, когда на уровне лесхоза принималось решение о санитарных рубках на основании актов лесопатологического обследования, которые не соответствовали закону, в них были недостоверные сведения, или документы подделывались. В итоге началась масштабная практика продажи предпринимателям леса под санитарные мероприятия.

Теперь подобных нарушений не будет. Для контроля за проведением санитарных рубок создан отдел департамента лесного хозяйства Рослесхоза в СФО. В его штате 20 человек.

 

Кто останется в тайге?

– По каким правилам будут работать арендаторы?

– Сегодня в области 532 арендатора, осуществляющих заготовку древесины в коммерческих целях. Все работают по схеме: рубят лес и продают кругляк на экспорт, преимущественно в Китай. Государство такой подход не устраивает. Арендаторы торгуют ценными породами деревьев, получают большую прибыль. Мало кто из них занимается лесовосстановлением. Плюс на долю арендных лесов приходится 35% пожаров, 40% незаконных рубок. Получается, сами арендаторы не могут охранять леса.

Мы придерживаемся принципа, что лес должен быть восполняемым природным ресурсом. Чтобы не только нам хватило, но и будущим поколениям. Поэтому Иркутской области нужны надежные и ответственные арендаторы лесных участков. А именно, которые будут заниматься глубокой переработкой древесины, лесовосстановлением, осуществлять утилизацию отходов.

 

– Как будете стимулировать арендаторов?

– Через инвестиционные проекты. Большинство предприятий, которые занимаются глубокой переработкой древесины, не имеют своих лесосырьевых баз. Они закупают лес, который зачастую оказывается нелегальным. По оценкам, у нас около 1,5 млн кубометров – это древесина, которая в регионе заготовлена вне учета государства. Причины разные: неактуальная информация по лесоустройству, незаконные рубки, недобросовестные лесопользователи, линейные объекты, которые не всегда реализуют через Росимущество.

В настоящее время в регионе имеется четыре инвестиционных проекта в сфере лесопромышленного комплекса. Еще 11 перспективных предприятий нуждаются в поддержке государства. Свои предложения по данному вопросу мы озвучили заместителю председателя правительства РФ Виктории Абрамченко во время ее рабочего визита в Приангарье.

 

– Пилотный проект по маркировке древесины будет продолжен?

– Нет. Выдача карт на транспортные средства остановлена. Маркировку древесины оплачивали лесопользователи, в числе которых были и недобросовестные, которые также рубили защитные леса. Установлено, что их предоставлял лесхоз с нарушением. По сути, это были необоснованные рубки. Конечно, много составлено административных протоколов по пунктам отгрузки нелегальной древесины, по маркировке, но штрафы за эти нарушения несопоставимо малы с ущербом, причиненным государству. В настоящее время запретить пункты, где незаконно принимают древесину, можно одним способом – найти нарушение пожарной безопасности или другие косвенные нарушения.

 

– Что вы предлагаете взамен?

– Лицензирование. Проблема в том, что бизнесмены находят обходные пути всех заградительных мер. При лицензировании у нас появится эффективный механизм воздействия на лесозаготовителей. Если при проверке будут обнаружены серьезные нарушения, можно будет оперативно отозвать лицензию. Все наши предложения направлены в федеральное профильное министерство. Незаконные рубки исчезнут сразу, как только будут закрыты нелегальные пункты по приему древесины.

 

– А лесоустройством будете заниматься?

– Финансирование по данной статье расходов небольшое – 39% от объема, считается, что недостающие средства лесхозы должны заработать сами. На практике такого не происходит. В итоге у нас нет актуальных данных по породному составу лесного фонда, запасам, по лесным пожарам и т.д. Принято решение, что с 1 января 2021 года полномочия по лесоустройству возвращаются на федеральный уровень.

 

Ставка на лесопитомники

– Один из приоритетов правительства области – лесовосстановление. Как будете наращивать утраченные гектары тайги?

– 35 млн саженцев – это дефицит саженцев хвойных пород в регионе. В течение этого года постараемся высадить 7,5 млн, в том числе будем восстанавливать государственные природные заказники регионального значения «Лебединые озера» («Окунайский») и «Туколонь».

Мы запускаем разные проекты – и государственные, и частные. Будет создана сеть лесопитомников. Их построят в Шелехове, Мегете, Братске, Усть-Уде, Нижнеилимске, Казачинско-Ленском районе. Планируется выращивать лесопосадочный материал с закрытой корневой системой. Речь преимущественно идет о хвойных породах деревьев – сосна, пихта, лиственница, ель. Будем принимать меры господдержки по данному направлению.

Вообще, долгое время в области практически не велось работы по лесовосстановлению. Один пример. В государственном лесопитомнике в Мегете есть оборудование производства Швеции, которое простаивает в гараже. Это оборудование предназначено для выращивания саженцев в закрытой корневой системе. Надеемся, что назначенный новый директор лесопитомника исправит ошибки своего предшественника.

 

– Вы говорите о серьезных объемах по лесовосстановлению. Своими силами справитесь или будете привлекать волонтеров?

– Все предприятия, которые строят нефте- и газопроводы, дороги, ЛЭП и т.д., обязаны по закону компенсировать вырубленный лес. Территорию высадки определяет минлес. Информацию по участкам восстановления публикуем на нашем сайте. До 2022 года у предприятий есть возможность выполнить свои обязательства. Причем они могут использовать как семена, так и саженцы с закрытой корневой системой.

Кроме того, к лесовосстановлению будем привлекать волонтеров и студентов. Например, в этом году пройдет акция «Сад памяти», приуроченная к 75-летию Победы. По всей стране будет посажено 27 млн новых деревьев. Принимаем предложения от всех желающих участвовать в акции.

 

– Эксперимент по аэропосеву себя оправдал?

– Трудно сказать. В прошлом году Группа «Илим» в Усть-Илимском районе применила аэропосев. Как вы помните, лето было сложным с точки зрения погодных условий. Поэтому мы не увидели результата. В этом году понаблюдаем. Если дело пойдет, то, конечно, будем использовать этот опыт и на других территориях.

 

Без дыма и огня

– С 10 апреля стартует противопожарный режим на юге Приангарья, с 15 мая – в северных территориях. Все ошибки прошлого года учли?

– Мы сократили зоны контроля – с 32 млн до 9 млн гектаров. Это территории, где разрешено не тушить лесные пожары, если они не угрожают населенным пунктам и объектам экономики, а прогнозируемые затраты на тушение превышают возможный вред. В прошлом году в зонах контроля горело 1,2 млн га, а тушилось только 38 очагов на площади 212 га. В общей картине лесопожарной обстановки 2019 года пожарами в зонах контроля в Прибайкалье пройдено 75% от всех горевших площадей.

В этом году зоны контроля останутся в Патомском ущелье, на Северо-Байкальском и Байкальском горных хребтах, в Восточных Саянах. Там тушение лесных пожаров действительно невозможно ввиду особенностей рельефа местности и удаленности от баз воздушных судов.

Для улучшения работы авиалесоохраны к началу пожароопасного сезона планируется увеличить парашютную службу до 70 человек, принять 57 сезонных десантников. Таким образом, численность парашютно-десантной пожарной службы вырастет до 267 человек. По государственному заданию планируется провести 10 аукционов и арендовать до 22 воздушных судов. По нацпроекту в 2019 году закуплено 71 единица лесопожарной техники, в этом году до середины июня приобретем еще 40. На территории области действует 11 пожарно-химических станций, которые осуществляют свою деятельность круглогодично. В дальнейшем будем увеличивать их количество. Кроме того, ведем работу по заключению соглашений о привлечении техники арендаторов лесных участков, что позволит нам в три раза увеличить количество сил и средств в тушении лесных пожаров. Виновников очагов возгораний будем выявлять с помощью фотоловушек и камер видеонаблюдения.

Другие материалы