29 апреля 2020 11:04

Максим Тимофеев: Байкал – это место для прорывных исследований

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Молодые ученые НИИ биологии Иркутского государственного университета проводят уникальные исследования. Им удалось найти микроорганизмы в Байкале, которые способны перерабатывать органические отходы. В будущем их открытия помогут решить многие экологические проблемы. А вскоре откроется новая лаборатория, предметом изучения которой станет стрессовая устойчивость байкальских эндемиков и разработка новых биотехнологий. О новой структуре и перспективных научных проектах в интервью газете «Областная» рассказал директор НИИ биологии ИГУ Максим Тимофеев.

 

– Максим Анатольевич, министерство образования и науки РФ поддержало заявку НИИ биологии ИГУ на создание новой «Лаборатории стресс-физиологии и перспективных биотехнологий». Для каких целей она будет создана? На какой стадии находится реализация проекта?

– Действительно, Министерство образования и науки РФ запустило в прошлом году пилотную программу по созданию сети новых лабораторий в вузах, направленных на решение прорывных исследовательских задач по тем или иным направлениям. Важным условием к таким лабораториям было то, что в них необходимо трудоустроить в первую очередь молодых ученых. Под создание таких лабораторий выделены средства, вполне конкурентные с лабораториями Институтов РАН, что для вузовской науки большая редкость. Мы подготовили заявку, и к нашей радости эту заявку министерство поддержало.

В этом году в ИГУ будет создана новая структура «Лаборатории стресс-физиологии и перспективных биотехнологий», в которой будет трудоустроено почти 30 молодых ученых. Мы займемся изучением специфических механизмов стрессовой устойчивости байкальских эндемиков, их особенностей и свойств. Далее попытаемся использовать эти свойства для разработки конкретных технологических решений, которые можно будет применить в различных областях: от экологии и биологии до биомедицины и сельского хозяйства. Так что основная задача новой структуры – трансляция накопленного знания о Байкале и его обитателях в конкретные технологические решения. Технологии, которые, с одной стороны, помогут защитить экосистему озера, создать более эффективные методы мониторинга и оценки (например, оценки стрессовых состояний эндемиков), а с другой стороны, позволят использовать имеющиеся у нас знания о свойствах этих организмов для нужд реальной экономики: речь идет о создании более устойчивых сортов и пород, получения новых кормов, о разработке новых высокоэффективных решений для аквакультуры и многом другом. Нам повезло, мы можем работать на уникальном озере, с его уникальной экосистемой. По сути, Байкал это одно из немногих мест, где можно делать действительно прорывные исследования, быть первым или одним из первых в своей области. Мы пытаемся воспользоваться этим преимуществом, чтобы создавать значимые вещи.

 

– Говорят, вам удалось найти байкальские микроорганизмы, которые могут перерабатывать различные отходы, что им даже под силу справиться со шлам-лигнином на БЦБК. Можете подробнее рассказать об этих научных проектах, каких результатов удалось достичь?

– У нас ведется работа по поиску различных перспективных штаммов микроорганизмов, которые можно было бы применять с пользой для человека. Например, как продуцентов биологически активных соединений. Наши сотрудники уже обнаружили целый ряд таких соединений, в том числе новых антибиотиков. По результатам этих исследований опубликована серия научных статей в серьезных международно значимых изданиях.

Есть и ряд находок, на которые мы возлагаем надежды на внедрение. Так, действительно, нашими молодыми учеными выделена линейка штаммов байкальских актинобактерий, способных эффективно осуществлять биодеструкции лигноцеллюлозного сырья. Я бы не стал замахиваться на ликвидацию шлам-лигнина, накопленного за годы работы БЦБК. Но вот то, что байкальские микроорганизмы можно использовать для биодеструкции (биопереработки) самых различных органических отходов, причем не просто для переработки, а с получением различных полезных человеку биологически-активных соединений, то действительно так и есть.

Мы сейчас прорабатываем тему утилизации органического мусора, массово производимого поселениями на берегах Байкала. Ведь именно эти отходы, содержащиеся в стоках тех же гостиниц и поселков на берегах озера, во многом ответственны за процесс эвтрофикации, который мы наблюдаем на побережье, за зарастание водорослями и накопление цианобактерий. У нас есть свежие идеи, как использовать для этого силы самого Байкала, его многочисленных микроорганизмов. Хорошо известно, что микробные сообщества бентоса (дна) озера представлены высокоэффективными редуцентами. Эти микроорганизмы участвуют в биодеструкции всего органического вещества, попадающего на дно, и тем самым вносят значительный вклад в поддержание системы биологической самоочистки воды озера, известного своей чистотой. Вот мы пытаемся выделить и использовать их для биопереработки отходов еще до того, как эти отходы попадут в озеро.

 

– С того времени, как вы возглавили НИИ биологии ИГУ много внимания уделяете публикационной активности своих сотрудников, причем речь идет о международно-признанных изданиях. Почему? Какими публикациями вы особо гордитесь?

– Почти два века назад Антон Павлович Чехов сказал, я его процитирую: «Национальной науки нет, как нет национальной таблицы умножения; что же национально, то уже не наука». Любое исследование, если это фундаментальная наука, должно заканчиваться публикацией. Если вы не занимаетесь чем-то региональным, а делаете действительно серьезные вещи, то оценивать вас должны именно мировые эксперты. Единственный путь получить такую оценку – это опубликоваться в международно-признанном топовом журнале. Сделать это крайне непросто, нужно пройти серию рецензирований, причем в приличном журнале рецензентами будут три-четыре ведущих эксперта из разных частей света, из разных научных школ, культур. Обычно статья в хороший журнал проходит два-три, а то и больше этапов рецензирования, это нормальная практика. Поэтому каждая статья, прошедшая сито отбора и многочисленных переписываний и переделываний, это уже повод для гордости.

Коллектив нашей научной группы опубликовал уже больше семи десятков международных статей, и среди них есть довольно значимые и очень хорошо цитируемые публикации. Но, наверное, по своему суммарному эффекту на то, что мы делаем, я бы отметил серию статей, посвященных разработке новых методов использования имплантируемых (т.е. внедренных в ткань организма) биосенсоров. Эти сенсоры позволяют непрерывно и прижизненно оценивать метаболическое состояние данного организма. Буквально считывать показатели его здоровья, не беспокоя и не забирая образцы тканей для анализа. У нас есть молодежный коллектив, который полностью сфокусирован на этих разработках. По праву, те исследования и те решения, которые они предлагают, являются не только конкурентоспособными, но и во многом лидирующими в мире. Возвращаясь к теме создаваемой лаборатории, могу отметить, что именно это сенсорное направление и будет одним из ключевых в ее деятельности.

 

– Своими словами можете объяснить, зачем Иркутской области нужен НОЦ «Байкал»? Не преждевременный ли это проект?

– Концепция научно-образовательных центров подразумевает объединение усилий науки, бизнеса и региональной власти в том или ином регионе, с опорой на имеющуюся в регионе специфику и сильные стороны. Само по себе это очень здравое и созвучное времени решение. На федеральном уровне есть понимание того, что нужно поддерживать усилия местных властей по налаживанию связи между разработками и компетенциями ведущих ученых, научных коллективов, работающих в вузовских или академических институтах, и задачами реального бизнеса. Регионы, которые создают эффективные НОЦы, получают множество преференций и дополнительных вливаний в науку, в технологии, получают экспертную поддержку.

Несомненно, НОЦ нашему региону нужен. Совершенно очевидно, что опора научно-образовательного центра и основной фокус его внимания должен быть связан с озером Байкал, с его уникальностью, которую нужно изучать, защищать и попытаться использовать в интересах региона и всей страны. И я согласен с мнением, что бренд Иркутской области формирует один объект, и этот объект – озеро Байкал!

Что касается преждевременности проекта или нет, то весь вопрос в его содержании. Если проект будет сформирован достойно и конкурентно, то нужно уже в следующий раунд конкурса идти и побеждать. Если у проекта есть слабые стороны, то дорабатывать. Разработкой проекта НОЦ «Байкал» занимается экспертная группа при правительстве Иркутской области. Наш институт направил в эту группу все текущие предложения и разработки. Надеемся, что область получит свой НОЦ, и мы сможем воспользоваться теми возможностями, которые в таком случае откроются перед нами как исследователями.

Но и без всякого НОЦа мы сейчас активно ведем работы по конкретным технологическим направлениям и надеемся в периоде ближайших трех лет предложить предприятиям реального сектора конкретные продукты. У нас ведется плотная работа с несколькими предприятиями и предпринимателями, пытаемся понять, что им нужно и предложить конкурентные решения.