ркутская область в годы Великой Отечественной войны
В воскресенье 22 июня 1941 года в десять утра центральный телеграф Иркутска получил сигнал немедленно включить телетайп. Сообщение содержало сводку главного командования Красной армии, которая сообщала, что с рассветом регулярные войска германской армии атаковали наши пограничные части на фронте от Балтийского до Черного моря.
Сообщение немедленно было передано дежурным по областному комитету ВКП(б), редакциям газет «Восточно-Сибирская правда» и «Советская молодежь». Иркутский обком ВКП(б) в тот же день разослал на места телеграмму, в которой обязывал местные органы «обеспечить разъяснение рабочим, служащим, колхозникам обращение Советского правительства; принять меры к повышению революционной бдительности, охране предприятий, повышению мобилизационной готовности; организовать рабочих и служащих на борьбу за успешное выполнение задач, поставленных XVIII партконференцией, и государственных заданий».


На фронт!
И
«Жили мы в Тулуне. Очень хорошо помню первый день войны. Закончился мой первый учебный год, впереди – свобода. Тепло и радостно. В городе машин было мало, улица наша была непроезжей, зеленой, и все мальчишки и девчонки играли здесь в любимую лапту, прятки, классики. 22 июня был яркий, солнечный воскресный день. В домах открыты окна, из них вкусно пахнет пирогами. Мы только начали играть в лапту, разделились на две команды, как вдруг услышали крики. Заголосили женщины в каждом доме, захлопали двери. Это мамы выбежали из квартир, подхватили детей на руки и увели домой. Улица быстро опустела, я осталась одна. Вижу – и моя мама бежит за мной, обняла меня и плачет: «Доченька, война! Пойдем папу собирать в дорогу». Вечером мы уже шли к военкомату, у папы за плечами был вещевой мешок. На улице стояли длинные столы, за ними сидели серьезные мужчины в военной форме и заносили наших отцов и братьев в какие-то списки. Помню, как папа поднял меня на руки, прижал к себе, и я запомнила запах родного человека. Когда потом в горькие минуты (а их было много в годы войны)
я открывала шкаф и зарывалась лицом в пальто папы, я как будто ощущала его объятья. Становилось теплее и легче». Это рассказ Людмилы Мефодьевны Поляковой, из кн. «Дети войны: воспоминания «детей войны», проживающих в Иркутской области, собранные учащимися школ и колледжей», Иркутск, 2013.


Как сообщает Иркутское землячество «Байкал», иркутяне служили во многих других прославленных частях и соединениях. В боях отличились воины 46-й стрелковой дивизии, прибывшие на фронт из районов Иркутска (командир генерал А. Филатов), 30-й Иркутской дивизии (командир С. Галактионов), 152-й стрелковой дивизии (командир полковник П. Чернышев) и 5-го мехкорпуса (командир генерал И. Алексеенко), которых воевало много иркутян. В Московской битве был развеян миф о непобедимости немецкой армии: она понесла первые крупные поражения в ходе Второй мировой войны. И в этом заслуга сибирских дивизий: 93-й Восточно-Сибирской, 82-й мотострелковой, 116-й стрелковой, а также 78-й Дальневосточной, которой командовал иркутянин полковник Афанасий Павлантьевич Белобородов.

Работа в тылу
Иркутская область находилась в глубоком советском тылу и была важным резервом людских и материально-технических ресурсов воюющей страны. В первые месяцы войны десятки предприятий перешли к производству военной продукции. В Иркутской области выпускалось 50 наименований продукции оборонного назначения: стрелковое оружие, минометы, гранаты, деревянные части для самолетов, инженерное снаряжение, лыжи. Швейные и обувные фабрики шили обувь и одежду для Красной Армии, стекольные заводы готовили ампулы для лекарств. Макаронные фабрики и мясокомбинаты выпускали сухари, а еще противотанковые бутылки с горючей жидкостью, сухой спирт, медикаменты и пищевые концентраты. Бюро обкома ВКП(б) 30 октября 1941 г. приняло решение о выпуске вооружения для Красной Армии предприятиями области 50 мм и 82 мм мин, противотанковых мин ТМД-40, минных взрывателей УВ, РОКС-2, ФОГ-1, гранат РГД-33 и взрывчатки. Их производство развернуто на заводе тяжелого машиностроения имени Куйбышева, заводе №39, ремесленном училище №1.
С августа 1941 г. в Иркутскую область начинают прибывать эшелоны
с оборудованием и кадрами промышленных предприятий, эвакуированных из районов СССР, которым угрожало вражеское нашествие.

К январю 1942 г. прибыла основная часть грузов: пятнадцать заводов и фабрик и 10 тыс. рабочих и членов их семей. Эшелоны шли вплоть до 1943 года. Всего, согласно плану Всесоюзного совета по эвакуации, область приняла 22 крупных предприятия и десяток трестов и сырьевых баз, которые размещались в Иркутске, Черемхово, Усолье-Сибирском, Свирске.

На завод имени. Куйбышева прибыло кузнечно-прессовое оборудование и станки для производства металлопроката Старо-Краматорского и Ново-Краматорского заводов тяжёлого машиностроения. На производственных площадках Иркутского авиазавода и в здании ремесленного училища №2 развернуто оборудование Московского авиационного завода.
Ящики для див. минометов изготовлены на заводе им. Куйбышева в годы ВОВ.
В Черемхово, на производственную площадку Черемховского горнотехнического завода треста «Востсибуголь», перебазированы металлорежущие станки завода имени Карла Маркса Наркомугля из
г. Варварополье Ворошиловградской области. Чтобы обеспечить предприятие энергией, в Черемхово же перебазировалась Веневская электростанция из Тульской области. Чтобы ускорить ввод оборудования,
в цеху первую очередь монтировались станки, а уже потом над работающими станками возводилась крыша.
За двадцать дней было пущено 20 станков, завод быстро освоил выпуск шахтного оборудования и оборонной продукции и уже в январе 1942 г. полностью вступил в строй, а уже в следующем году вошел в число передовых предприятий страны.
Представитель в-ч получает на заводе им. Куйбышева 122 мм див. минометы
Появление новых производственных мощностей потребовало увеличения энергетической базы.
В Иркутске в годы войны пущена электростанция в Ленинском районе г. Иркутска, запущены новые турбины на теплоисточниках завода имени. Куйбышева и Иркутской ЦЭС, реконструированы Черемховская ЦЭС
и Усольский энергетический узел.

Перебазирование промышленных предприятий не только увеличило производственно-технические мощности региона, но и привлекло квалифицированные кадры машиностроителей, металлургов, обувщиков из Подмосковья, Ленинграда и Украины. Важной задачей было размещение эвакуированных специалистов
и членов их семей. Небольшая часть из них осталась жить в вагонах, большинство же расселялось
в имеющемся жилом фонде за счёт «уплотнения». Необходимо было так же решить бытовые проблемы: снабжение дровами, медицинское обслуживание и так далее.
Кадры решают
«...Сегодня трудно себе представить, как нам удалось справиться
с размещением прибывающих рабочих заводов и фабрик. Резервных домов
в городе не было, жилищная проблема и без того была самой острой. Иркутяне проявили подлинный героизм и в этом деле, большинство семей еще сильнее потеснились, и кто в отдельную комнату, а кто и в ту же, где сам жил, приняли прибывших по эвакуации людей. Но все равно всех прибывших таким путем разместить было невозможно, ведь кроме организованной эвакуации людей с заводами и фабриками, в Иркутск приезжало много неорганизованного населения из западных районов страны.
Ехали родственники и знакомые, вынужденно останавливались люди, направляющиеся в какие-то другие места. У всех было горе, всем необходимо было помогать и иркутяне еще больше уплотнялись, чтобы облегчить положение тех, кто вынужден был бежать от фашистского нашествия».
Из воспоминаний Анны Геннадиевны Цукановой, в годы войны – секретаря Иркутского горкома ВКП(б), «Иркутск на фронте и в тылу (по материалам ГАНИИО)», г. Иркутск, 2015.

Потребность в квалифицированных кадрах – в условиях мобилизации мужского населения, – потребовало приема на работу и обучения людей, ранее не работающих в промышленности. Например, в Черемхово в годы войны принято на работу дополнительно 720 рабочих, из них 354 женщин.


В школы фабрично-заводского обучения, ремесленные и железнодорожные училища городская и сельская молодёжь направлялась на основе обязательного призыва, причем за нарушения дисциплины и за самовольный уход из училища предусматривалось наказание вплоть до заключения сроком до одного года.
В Иркутской области за годы войны призвано на трудовую вахту 23 300 человек.

Повсеместно возвращались на предприятия пожилые рабочие и мастера, находящиеся на пенсии. Несмотря на преклонный возраст, они выполняли норму на 115-120%. Например, в сентябре 1941 г. в шахтах Черембасса уже работало 196 пенсионеров. Знание и опыт использовались при обучении молодых рабочих, женщин и подростков. Например, на заводе имени. Куйбышева мастер Соболь в 1941 г. обучил разным профессиям 84 человека, мастер Остроушко подготовил 17 квалифицированных рабочих, каждый из которых сдал экзамены на уровне не ниже четвертого разряда.

Сандружина Иркутской трикотажной фабрики. 1941г.
«В Иркутске нас разместили в здании по улице Литвинова
(угол К. Маркса и Литвинова) в большом зале второго этажа. Сестра стала работать на ТЭЦ, а я – учеником токаря в механическом цехе №5 металлургического завода имени Куйбышева. В учениках долго не задержался. Моего учителя забрали в армию. Я стал работать самостоятельно на 2-3 станках. Изготавливал казённики и стволы для миномета 82-го калибра под термообработку. Завод в то время был огорожен высоким бетонным забором, сверху - колючая проволока. По краям забора стояли вышки с вооруженными людьми. Заводской гудок извещал три раза о начале рабочего дня. Вход на завод
и в цеха был по пропускам.
За опоздание на работу на 20 минут оформляли в суд. Наказание – три месяца платить из зарплаты 25%. Выходной день давали по усмотрению руководства завода. А если давали два дня отдыха, то военкомат забирал нас на учения.
Учили стрелять, бросать гранаты, собирать и разбирать оружие. Дети работали наравне с взрослыми по 12 часов, иногда сутками не выходили из цеха. Особенно было тяжело работать во второй смене с 8 вечера до 8 утра - глаза закрывались сами к 3-4 часам ночи. Были случаи, когда я, держась за голову резцедержателя токарного станка руками, засыпал под шум работающих станков. Мастер разрешил мне спать 30 минут, сидя у станка, а сам следил за работой моих станков». Из воспоминаний Владимира Николаевича Потравко, «Иркутск на фронте и в тылу (по материалам ГАНИИО)», г. Иркутск, 2015.
У всех было горе, всем необходимо было помогать и иркутяне еще больше уплотнялись, чтобы облегчить положение тех, кто вынужден был бежать от фашистского нашествия». Из воспоминаний Анны Геннадиевны Цукановой, в годы войны – секретаря Иркутского горкома ВКП(б), «Иркутск на фронте и в тылу (по материалам ГАНИИО)», г. Иркутск, 2015.

Вклад в Победу
Принятые меры дали впечатляющий результат. Например, производственные площади крупнейшего машиностроительного предприятия региона – завода им. Куйбышева к 1944 г. выросли в полтора раза, в два раза увеличилось количество металлорежущих станков, были организованы механосборочные цеха №№ 1 и 5, прокатный, чугуно-литейный, сталелитейный, кузнечный и инструментальный, завод освоил производство легированной стали и горячий прокат меди. Выпуск промышленной продукции, имеющей оборонное и народнохозяйственное значение, вырос с 1941 по 1944 г. на 258%, расширилась ее номенклатура.

Был перестроена угольная промышленность. За счет новых производственных мощностей на шахтах Черембасса были капитально отремонтированы неисправные механизмы и изготовлены недостающие, что позволило расширить и реконструировать действующие шахты. В результате до конца 1941 года черемховцы дали сверх плана 235 тыс. тонн угля, что позволило бесперебойно снабжать топливом оборонные предприятия и транспорт.
Свой вклад в Победу внесли работники рыбной промышленности. По существу, была заново создана производственно-техническая база. Из городов области в рыболовецкие бригады направлено 200 комсомольцев и членов партии. Уже к концу 1941 года добыча рыбы возросла в пять раз, и по итогам третьего квартала Иркутский рыбтрест получил премию Союзнаркомрыбпрома. Суровая необходимость заставляла в годы войны вести рыбодобычу без оглядки на восстановление популяции. В годы войны рыбным запасам рек, и особенно Байкала, был нанесен огромный урон.

Эвакуация и воинские перевозки легли колоссальной нагрузкой
на железнодорожный транспорт. На железной дороге был введен особый график военного времени: каждые 20 минут требовалось пропускать товарные и пассажирские поезда, увеличилась среднесуточная скорость движения. Особое внимание уделялось производству военной продукции.
Другая важнейшая отрасль оборонной промышленности – патронная. В октябре 1941 г. в Иркутске на основе оборудования и кадров эвакуированных патронных предприятий – Ворошиловградского №60, Ленинградского №539 и Витебского №540 патронных заводов – был создан Иркутский патронный завод №540 Главного патронного управления Наркомата вооружений СССР. Завод разместился в учебных корпусах горнометаллургического института на улице Ленина. Здесь выпускался винтовочный патрон калибра 7,62 мм, наиболее распространенный патрон стрелкового оружия периода Великой Отечественной войны. За годы войны завод выпустил более 700 млн патронов.

В сложнейших условиях военного времени промышленность работала буквально на износ, и в первую очередь – за счет перенапряжением сил и возможностей людей. Советский народ, движимый чувством патриотизма, все усилия отдавал на защиту Отечества, не считаясь с материальными и физическими лишениями.
Трудно было в годы войны и на селе. Мобилизация в армию, в промышленность, призыв молодежи в школы
и училища трудовых резервов переложили тяготы крестьянского труда на плечи женщин, стариков и детей,
с уходом мужчин сельское население Иркутской области уменьшилось на 69 тыс. человек, или на 20%.

На селе были организованы срочные курсы трактористов, комбайнеров, прицепщиков, штурвальных.
В областной газете публикуется обращение депутата Верховного Совета СССР Ольги Мутиной «Девушки, овладевайте трактором и комбайном». К началу уборки 1941 года на поля вышли 6 тыс. женщин – трактористок и комбайнеров.
Стране требовались новые и новые посевные площади взамен черноземных районов, оккупированных врагом. Колхозные автомашины и трактора были переданы на нужды фронта, снабжение запасными частями тоже почти полностью прекратилось, не хватало топлива и смазочных масел. Часть тракторов и автомашин была переведена на газогенераторы, использовавшие в качестве топлива дрова. В 1941–1942 гг. в области газогенераторными тракторами произведено 18% всех тракторных работ.

Лошадей, которые всегда выручали сибирского крестьянина, тоже не хватало: на них распространялась военно-конская повинность, и лучший конский состав был отправлен для нужд армии.

Особенно тяжелым стал 1943 год. Зима выдалась морозной и снежной, что затруднило зимовку скота.
Весна наоборот, была сухая, а лето засушливое. Из-за неурожая кормовых культур сократилось поголовье скота. Выполнение госпоставок любой ценой было первостепенной обязанностью колхозов, но план хлебозаготовок в 1943 г. был выполнен всего на 48,9%. Это означало, том числе, что в крестьянских семьях недоедали, а порой и вовсе голодали, ведь Родине отдавали последнее, все полученное зерно, включая семенные и продовольственные фонды.

Лишь к 1944 году в сельском хозяйстве области ситуация стала улучшаться. Заработали Алтайский тракторный и Красноярский комбайновый заводы, стала поступать новая техника, возобновилось снабжение запчастями. В 1944 году государству сдано на 63 тыс. пудов больше, чем в 1943 г., особенно хорошо поработали в Киренском, Казачинско-Ленском и Усть-Кутском районах. Результаты борьбы за хлеб правительство приравнивало к боевому успеху, секретари райкомов ВКП(б), председатели райисполкомов и уполнаркомзема были награждены орденами Отечественной войны 1-й и 2-й степеней.
Село трудовое
«Работать мне приходилось везде, куда пошлют. Зимой ухаживала
на ферме за скотом, а весной работала в тракторной бригаде, на прицепе -
и пахали, и сеяли. Ни сна, ни отдыха не знали: ночью пашем, а днем сено косим, убираем, мечем зарод. И осенью тоже - днем хлеб убираем, если хорошая погода,
а ночью другая работа находится. Работала на быках, на лошадях, корм возила, носила тяжелые мешки. Приходилось и трактористов заменять. Тогда не требовали прав, понимаешь мало-мало - и работай. Отказываться было не принято: я была комсомолкой и должна была подавать пример остальным. Свободного времени не было совсем, знали только работу. В выходные и праздничные дни устраивали воскресники, заработанные деньги шли в фонд обороны. В тот же фонд шел урожай, собранный с гектаров обороны, скот, выращенный в личных хозяйствах. Наш колхоз «Красный маяк» вложил свои средства в строительство танковой колонны «Иркутский колхозник». И однажды пришла благодарность от Верховного главнокомандующего: наш колхоз собрал столько средств, что хватило на один танк». Из воспоминаний Таисии Петровны Крыловой. Из кн. «Дети войны: воспоминания «детей войны», проживающих
в Иркутской области, собранные учащимися школ и колледжей», Иркутск, 2013.
г. Иркутск, 2015.

Что произвела
Иркутская область
за время войны
хлеба
50 млн пудов
картофеля
10 млн пудов
мяса в живом весе
49 тыс. тонн
молока
157 тыс. тонн
шерсти
1500 тонн
Заводы и фабрики разместили
в Иркутске, Черемхово,
Усолье-Сибирском, Свирске.
22 крупных предприятия
Иркутская область приняла
стрелковое оружие, минометы, гранаты, деревянные части для самолетов, инженерное снаряжение, лыжи и др.
50 наименований
Выпускалось
продукции оборонного назначения:
Более 200 тыс. человек
ушли на фронт из Иркутской области
Погибли
около 100 тыс. человек
свыше 30 тыс. человек
Умерло от ран в войну и болезней
В Свирск прибыл аккумуляторный завод из Ленинграда, а в Иркутск – патронный и абразивный заводы. Приехали сразу четыре швейные фабрики: имени Воровского и имени Лозовского (головных уборов)
из Одессы, швейная фабрика «Ревтруд» из Тулы и часть оборудования Смоленской швейной фабрики.
Они были размещены в Иркутске на базе местной фабрики, а часть оборудования передана швейным цехам
в Усолье и пос. Тельма. В Иркутскую трикотажную фабрику влилась Воронежская трикотажная.
В Иркутскую область перебазированы три обувных предприятия, из Ленинграда прибыла спичечная фабрика «Пролетарское знамя», которая влилась в Усольский спичечный комбинат и три макаронных фабрики. Макаронные фабрики №№1 и 2 из Одессы укрепили материальную базу Иркутской макаронной фабрики,
а Кременчугская макаронная фабрика мощностью 18 т продукции в сутки прибыла в Черемхово.
На 1 февраля 2020 года по данным Отделения Пенсионного фонда
по Иркутской области проживает 9617 (на 1 апреля 2019 года - 10 236) ветеранов Великой Отечественной войны, из них:
372 (610)
134 (137)
267 (298)
70
6
8691 (9 066)
3 105
77 (106)
ИЗТМ выпуск авиабомб
Иркутские авиастроители завода №39 освоили выпуск пикирующего бомбардировщика Пе-2, а в марте завод начал осваивать его модификации: Пе-3 – двухмоторный тяжелый истребитель, Пе-3-бис - фронтовой фоторазведчик. В августе 1942 г. завод получает новое задание – производство двухмоторного дальнего бомбардировщика Ил-4. В 1942 г. было выпущено 53 такие машины, а в 1943 г. – 698. В сентябре 1943 г.
на заводе было начато производства бомбардировщика Ер-2 (ДБ-240), разработанного КБ В.Г. Ермолаева.

На предприятиях, учреждениях, в учебных заведениях, колхозах, совхозах и МТС прошли митинги и собрания, поступили первые заявления от советских граждан, желающих добровольно вступить в ряды защитников Родины. 23 июня в Иркутский военкомат поступило 712 заявлений от комсомольцев и молодежи с просьбой отправить добровольцами на фронт. О готовности вступить в ряды Красной армии заявляло и старшее поколение. Вот одно из заявлений, которое хранится в областном архиве, в котором сотрудник автобазы «Золототранса» Кириллов писал: «Я юным комсомольцем дрался с белыми бандитами, подвергался кулацкому избиению в 1920 году, дрался с белокитайцами в 1929 году, и сегодня я готов в каждую минуту выступить на защиту нашей советской земли. Считаю себя мобилизованным с сегодняшнего дня. Буду драться до последней капли крови за нашу счастливую родину, за тов. Сталина».
Из видеоархива московского Музея Победы
Фоторепортаж:
Видео-интервью
Видео:
Из видеоархива московского Музея Победы
Видео-интервью
Новости