Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

Как Чунский район пережил наводнение

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Когда река вернулась в русло…

Последние дни июня в Чунском районе будут помнить очень долго. Большая вода побила все прежние отрицательные рекорды – по масштабам разрушений, потерь и охвату территорий. 580 подтопленных домов, около трех тысяч пострадавших от стихии людей, утраченное имущество и бизнес, пять залитых водой учреждений социальной сферы, поврежденный новый пешеходный мост, разрушенные электролинии и километры автодорог, по которым река проложила себе русло…

 

Жуткая хроника

Первым затопило Приудинск – небольшой отдаленный поселок, где паводка не было никогда. В считанные часы его полностью скрыла вода. Но жители успели угнать на возвышенность скот, вывезти на машинах часть имущества. На этой же горке разбили палаточный лагерь. Продукты, воду, лекарства, палатки, предметы первой необходимости им привозили каждый день в объезд, через Алзамай и Тайшет. По прямой дороге можно было только плыть – толща воды над проезжей частью достигала метра.

Жуткую хронику продолжил Октябрьский. Поселок расположен в низине, и река за полдня залила почти все улицы. Стоящие на линии берега дома в Лесогорске постигла та же участь. Дальше были Хоняки, Балтурино, Баер, Тахтамай, Баянда, Бидоги, Пионерский, далекий от Чуны Бунбуй. Пешеходный мост в Октябрьском подтопило, а на подъезде к автомобильному мосту в Лесогорске сутки стояла вода. Движение по обеим переправам временно запретили.

 

Не замолкали телефоны

Главным координатором действий выступал штаб ГО и ЧС администрации района. Одни напряженные сутки, на пределе возможностей, почти без отдыха и сна сменялись другими. Одно за другим следовали аварийные отключения. Не замолкали телефоны в Единой дежурно-диспетчерской службе, куда поступают все экстренные вызовы: сообщения, просьбы о помощи, текущая информация, отчеты об уровне воды в разных точках района. В таком же режиме работали главы муниципалитетов.

Сутки напролет не спали и люди: следили за рекой, выводили в безопасное место домашних животных, кто успевал и имел возможность – вывозили имущество и уезжали. Кто-то помогал строить дамбы, эвакуировать соседей, предоставлял свой транспорт.

О каждом, кто причастен к ликвидации последствий паводка, можно рассказывать бесконечно. О тех, кто спасал, вывозил, согревал, кормил, успокаивал, не спал по нескольку суток и все это страшное время был рядом. Это оперативный штаб под руководством мэра Валерия Тюменцева. Штаб определял тактику и координировал действия в целом по району; это администрации поселений, полицейские, ГИБДД, дорожники; это жители, помогающие соседям, это волонтеры, медики, сотрудники ПВР, соцработники, привозившие «гуманитарку» предприниматели и многие-многие другие.

Силами местных властей и спасателей эвакуировано больше 500 человек – на автотранспорте, на лодках, на вертолете. В первую очередь вывозили детей, пожилых, больных и инвалидов. Тех, у кого были родственники и знакомые в других поселках, доставляли к ним. Остальных привозили в один из трех пунктов временного размещения, в Лесогорск или Октябрьский. Больше всего эвакуированных пришлось на ПВР в Октябрьском. Местные жители перебирались туда из затопленных микрорайонов целыми семьями.

 

Тонны помощи

Тех, кто с первых дней бедствия организовал сбор гуманитарной помощи, тоже можно назвать спасателями – от нехватки продуктов, вещей, лекарств, средств гигиены. Участники групп в соцсетях предлагали помощь по размещению пострадавших от воды семей, вывозу имущества, временной передержке животных, снабжению продуктами. Помимо восьми официальных пунктов приема помощи ее собирали в торговых точках, общественных организациях, трудовых коллективах. В район поступили и продолжают поступать десятки тонн гуманитарных грузов и из других точек области и страны.

Река уже давно вернулась в свое русло, но жизнь района в прежнюю колею еще не вошла. Часть последствий паводка уже ликвидирована: в короткие сроки восстановлено электроснабжение, движение по автодорогам, ведется откачка воды с подтопленных улиц и домов, проходит дезинфекция, подвозят питьевую воду, работают комиссии по оценке ущерба и определению дальнейшей судьбы подтопленного жилья. Люди получили выплаты за утраченное имущество. Возвращаются в дома, которые пощадила стихия, понемногу приводят их в порядок.

 

Уютно, почти как дома…

Есть и те, кто нашел приют в пункте долговременного проживания. Его открыли на базе общежития Чунского многопрофильного техникума. Работу здесь ведет Комплексный центр социального обслуживания Тайшетского и Чунского районов под руководством Светланы Бересневой. Люди обеспечены трехразовым горячим питанием, предметами первой необходимости. Для них закуплены матрасы и постельное белье, стиральные машинки, холодильники, плиты и утюги, работает медкабинет. Сюда направлена и часть гуманитарной помощи.

 

 – Здесь сейчас живут пятнадцать человек, в основном из Октябрьского и Приудинска. Среди них двое несовершеннолетних детей. Большинство прибывших – люди пенсионного возраста, некоторые из них инвалиды 1-й и 2-й групп. Почти все здесь лишены крова, многим уже не восстановить прежнее жилье, – рассказывает Светлана Береснева.

У каждого проживающего в ПВР своя история бедствия и спасения от наводнения.

Я живу с двумя сыновьями и внуком, – рассказывает 79-летняя Антонина Гавриловна, жительница поселка Октябрьский. – Вода подступала к нам быстро, так как дом стоит совсем рядом с рекой. Сначала подтопило ближайших соседей, а потом и нас. Воды становилось все больше с каждой минутой, и вынести из дома ценные вещи, дорогостоящую технику, спасти кроликов, которых держал сын, мы не успели. Нам удалось сохранить только документы. Сыновья ночевали на крыше дома, пока его не затопило под потолок, а нас с внуком МЧС забрали на лодке. Первые дни нас разместили в Октябрьской больнице, а сейчас живем здесь. В скором времени нам обещают предоставить сертификат на приобретение собственного жилья – дом восстановлению не подлежит. Нам предлагали на выбор несколько поселков Чунского района и город Братск, но мы планируем остаться в Чуне и надеемся, что удастся приобрести благоустроенную квартиру.

Житель поселка Приудинск, 79-летний Александр Петрович в день наводнения находился дома с супругой:

Вода наступала слишком быстро, совсем не было времени собрать вещи. Жену отправил на возвышенность, где были наши соседи и дежурили сотрудники МЧС, а сам, запасшись водой и хлебом, решил остаться на чердаке дома, но его затопило по самую крышу. К утру меня забрала спасательная команда на лодке. Сначала на автобусе мы добрались до поселка Октябрьский, где нас приютили дети. Их тоже подтопило через два дня, но не так сильно, жить можно, если просохнет погреб. Потом нас определили в этот пункт временного пребывания. Мы с женой после наводнения потеряли все: овец, автомобиль и мотоцикл, все вещи и технику. Дом наш пойдет под снос. С 2015 года я являюсь инвалидом второй группы по здоровью, супруга моя слабослышащая, для дальнейшего своего проживания мы выбрали поселок Чунский. Когда получим сертификат на приобретение нового жилья, купим квартиру со всеми удобствами. Мы очень благодарны всем, кто заботится о нас здесь. Кормят хорошо. В комнате у нас тепло и уютно, почти как дома.

 

«Главное – все остались живы…»

Наталья Карнаухова, п. Пионерский:

– На улице, первой от реки, мы живем уже 43 года и повидали всякое: наводнение бывало не раз, но вода поднималась всего на 5–10 сантиметров, не больше. Днем 29 июня она стала поступать в наш дом. Это происходило очень быстро, даже не с каждым часом, а с каждой минутой. Мы с мужем прямо бегом начали поднимать повыше бытовую технику. Но поняли, что дальше этим заниматься бесполезно, потому что во дворе воды уже было по колено. Так в доме вода поднялась на 180 сантиметров. Конечно, мы ничего не смогли спасти: ни мебель, ни холодильник, ни телевизор, ни вещи, не взяли даже запасную одежду. Я успела схватить наши документы. Единственная спасенная вещь – грузовая «Газель», которую недавно купили. Муж успел выгнать ее из гаража. У нас во дворе жила собака, я быстро отцепила ее, она убежала. Сейчас вернулась. Вода из дома уже ушла, осталась только в подполье. На выходные дни приезжали наши дети из Тайшета и Братска, помогали разбирать завалы в доме и огороде. В огороде все перевернуто так, как будто кит плавал. Посадки, конечно, погибли. Не знаю, повезло ли нам, что дом не унесла вода, но сейчас горько на всю эту разруху смотреть, прямо сердце разрывается.

Уехать отказались, хотим находиться рядом с домом. Были и комиссии по оценке состояния жилья. Дом признан непригодным для проживания на 85%. Мы решили уезжать из поселка. Слишком много сил и средств потребуется на восстановление, а нам обоим за 60 лет. Силы и здоровье уже не те».

 

Ирина Цырульник, р.п. Октябрьский:

– Ближе к обеду 30 июня я вышла на улицу, а моя соседка говорит: «Так меня уже затопило». Я побежала в дом, стала быстро собирать вещи. Глянула в окно, а вода уже затекает в наш двор, а потом и в дом. Благо, муж пошел в отпуск и был дома. Успели с ним кое-какие вещи покидать в одеяло и узел закинуть на чердак. Спасли одежду, какая подвернулась под руку, документы. Дом залило буквально минут за 20. Подняли на столы холодильник, морозильную камеру, электроплиту. Но вода поднялась и до них. В комнатах все плавало. В прошлом году я брала кредит в банке на ремонт и новую мягкую мебель, которая теперь полностью пришла в негодность. Обидно, хоть плачь. В подполье затопило мини-электростанцию. В общем, в доме вода поднялась на 110–130 см. Я ходила по комнатам в сапогах-болотниках, но ноги все равно промочила. У нас два сына – 17 и 14 лет, старший учится в чунском техникуме, младшему нужно заканчивать школу. Сейчас живем у родителей в этом же поселке. Их дом также подтопило, но в течение суток вода ушла и не принесла таких разрушений, как у нас.

 

Вера Бабура, п. Хоняки:

Река стала разливаться по поселку днем 29 июня. Было очень страшно. Мы держим куриц и уток, муж забросил их на крышу сарая. Из 25 бройлерных цыплят пять утонули. Двух собак муж закинул на крышу бани. Потом забрали их и двух своих котов в лодку, перевезли на сухую землю. Вода стояла в доме два дня. Намокшую одежду и обувь, бытовую технику вынесли на улицу, пусть сохнет. Но насколько в дальнейшем это все будет пригодно, даже не знаю. Огород весь в иле, все, что посадили, погибло, половина огорода забита нашими и чужими дровами. Так что работы невпроворот. Сейчас живем на чердаке. Приехал из города на помощь младший сын, к августу старший подъедет. Люди, живущие в поселке с 60-х годов, не помнят, чтобы нашу улицу прежде так топило. Понимаем, что стихия непредсказуема, и в одночасье можно лишиться всего, что наживали своим трудом. Слава Богу, главное – все остались живы: в семье, в поселке. Спасатели предложили нам перебраться в пункт временного размещения, но мы не захотели: и вещей затопленных жалко, и животных не бросишь.

Другие материалы