Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

21 ноября 2019

Усть-Илимский театр смыслов и подтекстов

Теги:
Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Усть-Илимский театр драмы и комедии – самый удаленный от Иркутска профессиональный коллектив. Создал его 35 лет назад актер и режиссер Евгений Пиндюрин. Все эти годы ему приходится совмещать художественное руководство театром с должностью директора – решать бытовые и творческие задачи. Благодаря этому театр живет интересной творческой жизнью, ставит новые спектакли и мечтает о гастролях.

– Евгений Анатольевич, расскажите об истории создания Усть-Илимского театра драмы и комедии.

– Усть-Илимск – молодой город, место трех комсомольских строек, поэтому там много раз были попытки создать самодеятельные театры. Приезжали хорошие режиссеры и… быстро уезжали. Только один из них – Виктор Васильевич Гуляев – создал Театр трудящейся молодежи, который продержался семь лет. Но это был излет советского времени, и его не приняли, а наоборот, с помощью КГБ, милиции и партийных органов выдворили из города. Я – выходец из этого театра, пришел туда в 10 классе. Когда театр перестал существовать, поехал учиться в Москву, а в 1985 году создал театральную студию «Диалоги». Спустя три года окончил Театральное училище имени Б.В. Щукина при Государственном академическом театре им. Е. Вахтангова по специальности «режиссура драмы».

– Не было желания переехать в Москву?

– Я любил свой город. Он был красивый, зеленый, цветущий, вокруг – тайга. У него намечались большие перспективы, но после развала Союза Усть-Илимск стал увядать. В конце 1980-х у нас было около 120 тыс. жителей, а сейчас где-то 80 тыс. Но я никогда не хотел уезжать, ведь не обязательно жить где-то в столице, чтобы создать что-то стоящее. Вспомним хотя бы Шолохова, который всю жизнь прожил в Вешенской. Фолкнер, Хемингуэй тоже жили не в столицах.

– Вы родом из Усть-Илимска?

– Я родился в Красноярском крае, но мои родители переехали из зоны затопления Богучанской ГЭС в Усть-Илимск в 1971 году. Однако строительство ГЭС затормозили.

– Откуда у вас любовь к театру?

– Я тоже об этом задумывался, потому что никто из моих родственников не был связан с театральной сферой. Помню, только однажды, когда мне было лет пять, на концерте после партийного заседания я увидел, как мой сосед вышел на трибуну, присел, и вдруг – появился он же, только маленький. Видимо он сделал свою куклу, но я был ошарашен. Это было мое первое сильное театральное впечатление. Потом каждый четверг мы слушали по радио передачу «Театр у микрофона». Я до сих пор помню спектакль «Полный поворот кругом» Фолкнера, который, оказывается, поставил Андрей Тарковский.

– У вас сразу получилось создать свою театральную студию?

– Не сразу. Сначала в отделе культуры меня не принимали, говорили, что мы по разные стороны баррикад из-за жесткой партийной идеологии. Но вдруг в один момент все переменилось – я пришел в какое-то общежитие, попросился в «красный уголок» с театральной студией, расклеил объявления, пришли 15 человек, и мы за месяц сделали поэтический спектакль «При свете жизни». Его посетила директор Дома культуры «Ровесник». Постановка ей понравилась, и она пригласила нас к себе. Так мы просуществовали 15 лет. Потом наступило время, когда все самодеятельные театры стали не нужны, и надо было либо расходиться, либо существовать в какой-то новой форме. Мы обратились к мэру Усть-Илимска и получили финансирование. В Иркутском театральном училище для моих ребят организовали очно-заочный курс. Как муниципальное учреждение культуры мы существуем 19 лет, но на самом деле в этом году открыли уже 35-й сезон.

– Кто ваши артисты?

– Сейчас наша труппа состоит из 12 человек – все профессиональные артисты. Из того состава, с которым я начинал, остался один человек – Елена Таксиди. Она окончила Иркутское театральное училище, потом получила режиссерское образование в Улан-Удэ. Остальные артисты – воспитанники нашего театра. Мы просто однажды поняли, что никто к нам не приедет в город на работу, поэтому организовали театральную студию. Некоторые наши выпускники оставались в театре, потом получали профессиональное театральное образование в Иркутске, Улан-Удэ, Красноярске. Самые юные артисты – Александра Люткевич и Валерия Халикова, им чуть больше 20 лет. Анна Шишкина, Мария Пименова, Елена Лобанцева, Олеся Бережко – постарше. Если говорить о мужском составе, это Валерий Округин, Павел Якимкин, Андрей Бетченков. Кстати, еще один наш молодой артист – Александр Гюрджан – на все руки мастер, он у нас и актер, и программист. Другой наш актер Евгений Головков – еще столяр и художник. И хотя у нас есть небольшой швейный цех, работают два художника, в остальном мы стараемся все оптимизировать, ведь даже кассир у нас на полставки.

«У нас есть спектакль, где главные действующие лица – два зародыша. Они узнают, что одного из них решают убить – сделать аборт, и пытаются сбежать в Америку. Однажды на этот спектакль пришла беременная девушка, которую бросил парень. Она уже записалась на аборт, но после спектакля пересмотрела свое решение, и ее дочь сейчас учится в пятом классе и ходит на наши спектакли. Уже ради этого стоило создавать театр».

– Где находится ваш театр?

– У нас нет своего здания. Мы занимаем 700 квадратных метров во Дворце культуры «Дружба», которые муниципалитет передал нам на правах безвозмездной аренды. У нас два очень уютных зала, один на 89 мест, а другой имеет трансформируемую сцену и зрительный зал до 100 мест. Мы оборудовали их благодаря федеральному проекту «Культура малой родины», по которому за три года получили 21 млн рублей.

– Удается ли вам приглашать на постановки режиссеров?

– Да, благодаря этому проекту мы получили возможность приглашать режиссеров из других городов. Очень важно, когда приезжают люди с другой школой, иным взглядом. Для артистов это настоящая встряска, которая дает творческий всплеск. Сейчас как минимум за сезон к нам приезжают по два режиссера. Только что была премьера спектакля «Маленький принц», который поставил режиссер Евгений Пермяков из Красноярска. В мае у нас была премьера «Игроков» Гоголя в постановке Елены Журавлевой из Краснодара. В прошлом сезоне она поставила «Каштанку». Это просто потрясающий спектакль! И я счастлив, когда в нашем театре возникают такие постановки.

– Кто ваши зрители?

– У нас есть постоянная публика. На первых 10 премьерных спектаклях всегда аншлаги. Когда мы только начинали, то очень трудно приучали своего зрителя. Тогда на спектаклях у нас могло быть три-четыре человека, но мы все равно играли для них, потому что понимали: если мы откажемся, то они завтра к нам не придут. Мы для себя решили, что наша задача – воспитывать вкус жителей Усть-Илимска. С этой целью мы стали каждое воскресенье играть детские спектакли, и залы на них полные. Так приятно, когда к нам в театр приходят уже взрослые люди и говорят, что были впервые на спектакле в нашем театре в шестилетнем возрасте. Можно сказать, что за эти годы мы сформировали свою театральную публику, которая привыкла к нашей эстетике.

– Какая эстетика у вашего театра?

– Нам важно играть не текст, а подтекст. Помните, как Мандельштам говорил про некоторых поэтов? «Переводчик готового смысла». К сожалению, сейчас много таких спектаклей. Мы пытаемся быть впереди своего зрителя, почувствовать дыхание времени, но не в плане конъюнктуры. У нас театр не злободневный, но мы сражаемся против безыдейности, аморфности. Все наши спектакли направлены на то, чтобы разбудить зрителя. Не воспитать, потому что это не задача театра. Расскажу два реальных случая. У нас есть спектакль «Фотоаппараты» по пьесе Петра Гладилина, где главные действующие лица – два зародыша. Они узнают, что одного из них решают убить – сделать аборт, и пытаются сбежать в Америку. Однажды на этот спектакль пришла беременная девушка, которую бросил парень. Она уже записалась на аборт, но после спектакля пересмотрела свое решение, и ее дочь сейчас учится в пятом классе и ходит на наши спектакли. Уже ради этого стоило создавать театр. Еще у нас был спектакль «Техника дыхания в безвоздушном пространстве» по пьесе Натальи Мошиной. И наша зрительница, которой за 50, рассказала мне, что за полтора часа, пока шел спектакль, она пересмотрела всю свою жизнь. Театр, на мой взгляд, и должен вызывать катарсис. Мы ставим и классику, и современность, главное, чтобы пьеса трогала сердце и душу.

– Ваш театр имеет возможность куда-то выезжать?

– Это очень сложно, ведь своего транспорта у нас нет. Четыре года назад мы впервые за все время существования театра выехали со спектаклем в Братск на фестиваль. В Иркутске мы тоже бываем крайне редко. В этом году посетили «Театральное Приангарье», надеемся, что фестиваль будет регулярным.

– Расскажете о планах.

– Сейчас, я приступаю к работе над спектаклем «Пушкин. Поэт и муза», который основан на документальном материале. В этом сезоне мы приглашаем сразу трех режиссеров. Елена Журавлева в мае поставит «Крейцерову сонату» Льва Толстого. Режиссер из Тюмени Сергей Линдер поставит «Очень старую сказку» Андерсена. Осенью режиссер из Санкт-Петербурга Динара Темирова поставит пьесу Володина «…Но где-то копилось возмездье». Поэтому будем рады видеть наших постоянных и новых зрителей в театре.

Фото предоставлено Усть-Илимским театром драмы и комедии

Другие материалы
Реклама от YouDo